Подкидыш, стр. 49

— Ты не понимаешь… — Сара покачала головой. — Как ты мог позволить ей уйти? Поверить не могу.

— Отчего же? Король ведь станет обращаться с ней точно так же, как со мной. Или с тобой. Так почему бы кому-то не избежать этой участи. Нашей с тобой судьбы?

Сара отошла в дальний конец комнаты. Подол длинного красного платья струился за ней по полу, длинные черные волосы, как и всегда, были туго собраны в хвост. Она отчаянно старалась выглядеть такой же сильной и властной, как муж, но что-то неуловимое выдавало хрупкость и мягкость ее нежной души.

Сара обернулась, большие карие глаза были полны слез. Нет, от той бунтарки, с которой Локи познакомился четырнадцать лет назад, не осталось и следа. Король сломил ее.

— Ты не понимаешь, — повторила она. — Принцесса все изменит. И не только для меня. Для всех нас. Она на это способна.

— Сара… — Локи приблизился к ней, взял за руки, заглянул в глаза. — Ты пытаешься изменить все к лучшему с того самого дня, как вышла замуж за Орена. И я пытаюсь сделать то же самое всю свою жизнь. Но все тщетно. Он никогда не откажется от власти. И какая-то девчонка тут тоже бессильна.

— Значит, остается только сдаться? Ты, может, и отчаялся, но не я. — Она вырвала руки, вытерла слезы. — Я никогда не перестану надеяться.

— Я не… — Локи осекся. — Неважно.

— Но вот чего я не понимаю. Если ты не жалеешь о том, что упустил ее, почему говоришь, что заслужил наказание?

— Из-за того, что творится сейчас. — Локи махнул в сторону двери, из-за которой доносился шум. — Из-за нее начнется война. Будут раненые и погибшие. Всего этого можно было избежать, если бы я привел девчонку.

— Да, можно было! — вырвалось у Сары. — Тебе стоило хоть раз подумать, прежде чем делать!

Локи тяжело вздохнул:

— Вот только нотаций не надо, Сара. Ты мне не мать.

— Твоя мать была хорошей женщиной. И уж поверь мне, она бы сейчас непременно прочитала тебе нотацию. Ты слишком опрометчив. Хоть иногда надо задуматься о последствиях.

— Я хотел поступить правильно.

— Позволить ей сбежать — это, по-твоему, правильно?

— Да… Наверное.

Сара потерла виски.

— Какой же ты иногда наивный…

— Ладно, я совершил ошибку…

— Не желаю слушать! — закричала Сара. — Ты позволил ей сбежать! Это не ошибка!

Локи молчал. Ее голос был полон боли, и, что бы он ни сказал сейчас, ему не унять эту боль. Ей надо выговориться.

— Нападение на трилле все изменит, — продолжала Сара. — А если нет, ты сделаешь все, что прикажет тебе король, все возможное и невозможное. И ты поймаешь ее. Иначе, Локи, да поможет мне бог, я больше не стану мешать ему, когда он в следующий раз… Ясно тебе?

— Да, — тихо ответил Локи.

— Локи! — Она повысила голос. — Тебе ясно?

— Да!

Локи поднял глаза и по одному ее взгляду понял, что на этот раз она все решила. Если он не вернет принцессу, она позволит королю убить его.

— Вот и хорошо. — Сара поправила прическу, отвернулась. — А теперь соберись. Наверняка твоя помощь потребуется при подготовке.

Локи молчал. Самое странное, что он сказал ей правду и надеялся, что Сара его поймет. Надеялся, что она согласится с тем, что принцессу лучше оставить в покое. Но похоже, Сара забыла, какой была прежде. Так что теперь он совсем один. Поддержки ждать больше неоткуда. И если нападение на город трилле закончится фиаско, то ему самому придется захватить принцессу.

ЧЕТЫРЕ

— Пора бы уже им вернуться. — Сара нервно ходила взад-вперед по кабинету, а за ней неотступно семенил шпиц.

— До Фьоренинга дорога неблизкая, — заметил король. — Бал начался всего несколько часов назад.

Локи сидел за столом короля, листая сборник народных колыбельных. Песни были полны жестокости, в них рассказывалось о том, как непослушного малыша похищают хобгоблины или другие тролли, как его продают в рабство, а то и попросту сжирают. А вот и колыбельная, которую в детстве ему пела мать. Она была наименее жуткой из всех. И пусть в ней человек превращался в хищную птицу, чтобы похитить новорожденного витра, в конце концов малыш хотя бы остался в живых.

Локи готов был пожертвовать чем угодно, лишь бы сбежать из этого кабинета. Однако король с королевой велели ждать вестей об исходе битвы. Король спокойно сидел в кресле, пока Сара нервно металась по комнате.

В воздухе висело столь сильное напряжение, что удивительно было, как это под потолком не потрескивают грозовые тучи. А тексты колыбельных не назовешь увлекательными, вряд ли они смогут отвлечь Локи. Он даже подумал, что альбом с пытками наверняка справится с этой задачей лучше, но не хотелось заглядывать в будущее и гадать, какую из экзекуций король предпочтет.

— Что, если ее не захватят? — спросила Сара.

— Захватят, — коротко ответил Орен.

— А что, если нет? — Она была готова разрыдаться. — Орен, вдруг это наш последний шанс?

— Ну не убьют же они ее, в самом деле, — сказал Локи. — Трилле ее как зеницу ока берегут. Если не получится сегодня, то повторим попытку. Шанс точно будет, и не один.

— Как ни странно, Локи прав, — нехотя признал король.

Сара неуверенно кивнула и снова принялась вышагивать по комнате, не обращая внимания на шпица, который запутался в подоле ее платья.

Из коридора донесся шум. Чьи-то торопливые шаги затихли у двери, в следующий миг дверь резко распахнулась. В кабинет ворвалась Кира. Локи вскочил. Выглядела Кира ужасно. Короткие волосы опалены, лицо все в запекшейся крови, одежда висит клочьями.

— Мы ее не взяли. — Голос Киры дрожал. — Мы потерпели поражение. Йен погиб.

— Погиб? — У Локи вырвался изумленный вздох.

Особой симпатии он к Йену никогда не испытывал, скорее наоборот. Но всегда считал, что Йен свое дело знает и искатель из него превосходный. Был.

— Они намного сильнее, чем мы думали.

— Где она? — Сара словно даже не слышала слов Киры. — Где принцесса?!

— Во Фьоренинге. Она жива и все еще у них.

— Каковы потери? — спокойно спросил король.

— Не знаю, — прошептала Кира. — Большие.

Король хмыкнул и встал. Прошелся по комнате, сцепив руки за спиной.

— Ну что ж. Придется принять более серьезные меры.

Он улыбнулся. И от этой улыбки у Локи внутри все похолодело.

— Венди будет нашей, — сказал король.

×