Благословение (Озарение), стр. 1

Джуд Деверо

Благословение

© Deveraux, Inc., 1998

© Перевод. Я.Е. Царькова, 2008

© ООО Издательство «АСТ МОСКВА», 2008

* * *

Глава 1

– Мне бы стоило тебя за это убить. Просто взять и убить! – воскликнул Джейсон Уилдинг, глядя исподлобья на своего брата.

– А что случилось-то? – спросил Дэвид, с улыбкой глядя на старшего брата. Этой улыбкой он мог бы обворожить любого. В этой улыбке таилась бездна обаяния. Человеку с такой улыбкой можно, не задумываясь, доверить не только свою жизнь, но и жизнь близких.

Дэвид Уилдинг, или доктор Дэвид, как его звали жители Абернети, штат Кентукки, поднес к губам бокал с пивом и осушил его на треть, в то время как Джейсон лишь пригубил немного виски.

– Ну и чего ты хочешь? – спросил Джейсон, приподняв одну бровь. Этим взглядом он нагонял страх на многих.

– С чего ты взял, что я от тебя чего-то хочу?

– Многолетний опыт, знаешь ли. Пусть все в этом захудалом городишке считают тебя почти святым, но я-то тебя знаю. Ты что-то задумал. Говори, что тебе от меня нужно.

– Может, я просто хотел повидаться со своим старшим братом? А заставить тебя приехать домой на Рождество можно, лишь напугав тем, что отец при смерти.

– Дешевый трюк, – процедил Джейсон. Он стал хлопать себя по карманам пиджака в поисках сигарет, но тут же вспомнил, что вот уже два года как бросил курить. Просто здесь, в баре, в родном городе, старые привычки давали о себе знать.

– Я не мог придумать ничего другого, – сказал Дэвид в свою защиту.

Он отправил своему богатому, вечно занятому брату в Нью-Йорк телеграмму о том, что их отец перенес инфаркт и жить ему, вероятно, осталось немного. Уже через несколько часов частный самолет Джейсона приземлился на аэродроме в пятидесяти милях от Абернети, и через час после приземления Джейсон уже стоял в гостиной своего дома, в котором вырос. Когда Джейсон застал своего отца в компании старых приятелей за пивом и покером, Дэвид решил, что ему крышка. Однако быстро справился со страхом – ведь он хорошо знал брата: Джейсон грозно лает, а вот кусать не торопится.

– Я не намерен торчать в этой дыре даже сутки, и ты это знаешь. Зачем ты вызвал меня сюда?

– Что плохого в том, чтобы пожить недельку в тихой провинции, отдохнуть? – спросил Дэвид невинным тоном. Так уж повелось в их семье, что Дэвиду могло сойти с рук все, что угодно, и, что бы ни произошло, всю вину всегда сваливали на Джейсона. Все дело было в их внешности, вернее, в том, как их воспринимали окружающие. Дэвид был счастливым обладателем курчавых золотистых волос, голубых глаз и в детстве очень походил на ангела. Даже сейчас, в возрасте тридцати семи лет, он все еще напоминал херувима. И когда надевал свой белый врачебный халат и вешал на шею стетоскоп, любой пациент, пришедший к нему на прием, вздыхал с облегчением, ибо врач с таким лицом и взглядом просто не может причинить вред больному. А если Богу угодно исцелить страждущего, то лучшего посредника, чем доктор Дэвид, ему не найти.

Джейсон был полной противоположностью брата в том, что касается внешнего вида. Отец частенько говорил ему, что, даже если он ничего плохого не сделал, выглядел он как настоящий преступник. Джейсон словно родился на свет хмурым и с мрачным взглядом.

– Я попробую угадать, почему ты не хочешь остаться в нашем городе, – как ни в чем не бывало продолжал Дэвид. – Ты заказал четырехнедельный тур на Таити с ежедневным тайским массажем, который будут выполнять сразу три лучшие специалистки.

Джейсон глотнул виски и, приподняв бровь, хмуро взглянул на брата.

– Нет, не говори мне ничего. На этот раз я точно угадаю, – сказал Дэвид. – Ты полетишь в Париж. У тебя роман со звездой подиума. Ну, с одной из этих длинных, холодных созданий с силиконовыми грудями.

Джейсон взглянул на часы.

– Мне надо идти. Леон ждет.

Дэвид знал, Леоном звали личного пилота Джейсона, и в случае необходимости, возникавшей в таких поездках, как эта, Леон совмещал обязанности личного пилота и шофера. Дэвид также знал, что Джейсону его сотрудники заменяли семью, поскольку приезжать к отцу и брату он не считал нужным, а времени на создание собственной семьи у него никогда не было из-за занятости.

Джейсон бросил на брата выразительный взгляд, допил виски и встал.

– Послушай, ты же знаешь, как мне не хватает кентуккского воздуха. А еще мне не хватает твоей приятной компании и твоих шуточек. Я бы посидел с тобой еще, послушал, как ты надо мной потешаешься, но мне пора…

– Дай скажу, – с нажимом в голосе произнес Дэвид. – Я знаю, почему ты должен ехать. У тебя работа.

– Верно, у меня работа. И, как я полагаю, ты тоже очень занятой человек, ведь люди не перестают болеть даже в Рождество.

– Да, это верно. В Абернети люди порой нуждаются в помощи. В том числе и на Рождество.

При этих словах Джейсон опустился на стул. Дэвид просил его о помощи только в том случае, если действительно остро в ней нуждался.

– Что тебе нужно? Денег? – спросил Джейсон. – Что бы тебе ни понадобилось, чем смогу – помогу.

– Хотелось бы в это верить, – протянул Дэвид, уставившись в бокал с пивом.

Джейсон сделал знак официанту принести еще виски, и Дэвид вопросительно посмотрел на брата. Джейсон вообще-то пил мало. Он говорил, что алкоголь притупляет остроту мышления, а для работы ему нужна ясная голова. И разумеется, работа была для Джейсона смыслом жизни и, пожалуй, всем в жизни.

– Я влюблен, – тихо сказал Дэвид. Не услышав отклика, он поднял глаза и увидел на лице брата улыбку, что случалось очень редко.

– И что? Она не принадлежит к здешнему высшему свету, и местные дамы вооружились против тебя из-за того, что их драгоценный доктор Дэвид отбился от рук?

– Жаль, что ты так ненавидишь наш город. Знаешь, он ведь славный, наш Абернети, правда, славный.

– Это кому что нравится. Если тебя приводит в умиление узколобое ханжество и косность, тогда, конечно, Абернети – славный городок, – жизнерадостно парировал Джейсон.

– Послушай, то, что случилось с нашей мамой… Нет, я не хочу возвращаться к этой теме. Мне нравится этот город, и я не собираюсь отсюда уезжать.

– Ты будешь жить здесь долго и счастливо со своей дамой сердца. Так что у тебя за проблема с этой девушкой? И почему ты считаешь, что я могу помочь тебе? Что я знаю о любви?

– Ты знаешь, как ухаживать за женщинами. Твое имя регулярно появляется в колонках светской хроники.

– М-м… По роду деятельности мне необходимо бывать на этих благотворительных мероприятиях. И да, посещение светских раутов помогает обзаводиться подружками, – равнодушно заметил Джейсон.

– И разумеется, по чистой случайности, женщины, с которыми ты появляешься в обществе, все как одна красавицы.

– И все до одной корыстолюбивы, – сказал Джейсон, на этот раз с чувством. – Ты знаешь, сколько в наше время стоит авиационный бензин? Если бы ты знал, сколько стоит топливо для реактивного самолета, ты бы не тянул резину, а сказал сразу, зачем ты меня сюда заманил. Что заставило тебя придумать эту историю про сердечный приступ и близкую кончину отца?

– Думаю, что твоя поездка встала тебе в меньшую сумму, чем прибор для снятия электрокардиограммы.

Джейсон понял намек.

– У тебя такой прибор есть, не прибедняйся. Ближе к делу: кто она такая и в чем состоит проблема? Ты хочешь, чтобы я оплатил свадьбу?

– Хочешь – верь, хочешь – не верь, – сердито сказал Дэвид, – но некоторым людям на этой планете надо от тебя кое-что помимо денег, которые, похоже, являются для тебя в этой жизни всем.

Джейсон сразу пошел на попятную.

– Прошу прощения за инсинуации. Просто расскажи мне об этой женщине и скажи, чем я, черт возьми, могу тебе помочь.

Дэвид глубоко вздохнул.

– Она вдова. – Он пристально посмотрел на брата. – Вдова Билли Томпкинса.

Джейсон негромко присвистнул.

×