Второй шанс для Елены! (СИ), стр. 32

Бельфалас вещал, некрасиво брызгая слюной. Иллуин все больше округлял глаза, Галдор бледнел и морщился, а остальные светлые шокировано и тревожно начали поглядывать на темных. Мои же домочадцы, не двигаясь, стояли, окружив кресло Кирдана, и лишь презрительно приподняв брови, слушали бред Бельфаласа. Заметив потемневшее лицо Темного Повелителя, Иллуин медленно встал с кресла и, повернувшись к брату, зашипел.

— Закрой свой рот, предупреждаю в последний раз. Ты потерял дочь, когда воспитал из нее безмозглую куклу. И вот Аллоис дала тебе второй шанс. Шанс упрочить наше положение, усилить магию и положение рода, имея в семье истинную признанную дочь Светлейшей богини. Ты же все испортил, своими руками уничтожил свой шанс. А теперь обвиняешь в этом других. Вот в ком я разочарован, так это в тебе, Бельфалас, и мое решение о твоей дальнейшей участи ты узнаешь дома.

Резко развернувшись к нам, он мгновение помолчал, гневно поджав идеальные губы, и только открыл рот, как в комнату ворвалась Мильсигран, за которой вбежали две дочери Ладроса, а за ними чинно вошла Иссиль. Увидев, что муж не один, она недоуменно подняла бровь, а потом, видимо прочувствовав всеобщую атмосферу напряженности, царившую в комнате и посмотрев на меня, а потом на мужа, строго произнесла.

— Девочки, быстро на выход, ваши отцы сейчас заняты и не могут уделить нам внимания. — затем с поклоном обратилась в остальным. — Кирдан, Повелитель Иллуин, уважаемые гости, я забираю с собой Эленаль, вы же понимаете, ей нельзя нервничать, да и перекусить пора, мы забыли пообедать со всей этой неразберихой.

Потом, молчком подойдя к нам, с теплой улыбкой чмокнула сына в щеку, успокаивая его собственнические инстинкты в отношении меня, и, с усмешкой отцепив меня от мужа, увела из комнаты под ошарашенные взгляды светлых. О, я-то и забыла, ведь они еще не в курсе, что проклятье пало, и теперь мы будем активно плодиться и размножаться на благо Темной Родины и Черного Тринимака. Через час, за обедом, Повелитель рассказывал заинтересованным слушателям в лице супруги, дочери и меня, привычно сидящей на коленях у Кэлэбриана, который не мог надолго расставаться со мной, о произошедшем после того, как мы ушли. Оказалось, до обидного мало. Бельфалас побледнел и весь как-то сдулся, узнав, что я сняла проклятье с эльфанов. Иллуин тоже побледнел, но уже от злости и ярости на своего брата, за то что тот поставил его в такое положение, когда ЕМУ пришлось приносить извинения, причем прилюдно, а потом резко приказал своему магу и Гладору открыть портал, в котором они все незамедлительно исчезли. Женщины смеялись, слушая рассказ Кирдана, в лицах описывающего всю картину. А я, обняв Кэла за шею, смотрела в любимые серебристые глаза и как всегда утопала в них, чувствуя, как между нами бурлят эмоции и чувства. Как меня наполняет безграничная, сводящая с ума от счастья НАША любовь. Чуть позже, отпивая маленькими глоточками отвар здоровья, как я его назвала в шутку, с легкой грустью и печалью задумалась о том, что уже зная натуру эльфанов, скорее всего, скоро узнаю о безвременной кончине Бельфаласа. Потому что таких оскорблений мои новые сородичи не прощают никому. Но он сам виноват. Каждый выбирает свою дорогу сам!

Эпилог

Двадцать лет спустя

Расписные черные своды и стены пещеры уже привычно навевали благоговейный трепет и восторг. Я стояла рядом с Наследником (моим мужем), Повелителем, его супругой Иссиль и восхищалась молодой парой эльфанов, именно в эту минуту обретавшими семейное счастье, представ перед Черным богом для заключения брака. Привычно рассек воздух кинжал, завершая обряд и обильно поливая растение, отдавая кровавую дань нашему Тринимаку. Забывшись, чуть не пропустила ответственный момент. Резко развернувшись и крепко держа Кэла за руку, ринулась наружу, все время налево и направо бубня извинения, если мы кого-то нечаянно толкали.

— Извините! Простите! Ой, опять извините! Ага, простите, это снова я.

Ага, как в прошлый раз! Почувствовав отголоски волшебного аромата распускающихся цветов, удвоила свои усилия. И уже через минуту мы были вне опасного места, и я шумно пыталась отдышаться.

— Фуууух! Успели на этот раз! А то я уже махнула на все рукой, думала, ну все — снова кровать, потом пузо, а потом постоянное: 'Мам! Мам! Мам!'

— А я так надеялся, что мы не успеем. Я уже успел соскучиться по любовному марафону Тринимака. Он так поднимает настроение.

— Да, конечно, и после него лично у меня отнимаются ноги и растет живот. Я что — свиноматка??? Мы уже три раза опоросились, Тьфу ты, отрожались, может пора на пенсию. Хотя бы временную. Мы уже побили все рекорды по рождаемости. Ну скажи, кто еще смог так же отличиться как мы?

Кэлэбриан обнял меня за талию и потянулся к губам, потом нежно прошелся по лицу, стирая раздраженные морщинки, и с улыбкой прошептал.

— Ты забыла Даэрона? У него вообще-то четверо, а у нас пока только трое.

Пожевав губу, сосредоточенно придумывая ответ, и тут радостно выдала.

— Так это не честно! Они ж сразу по двое за один раз выдают. А я три раза мучилась.

В этот момент к нам подошли Кириан и Максимиан, который под мышкой тащил шестилетнюю Ильсиаль. Самый старший наш сынок — Максимиан, названный в честь моего братишки, в этом году справил свое двадцатилетие, наш второй сын появился годом позже, это я про цветочки забыла и вовремя из пещеры удалиться не успела, в итоге родился Кириан. Ильсиаль мы зачали уже осознано, я немного соскучилась по пеленкам. Но после этого маленького чертенка в юбке, я зареклась рожать еще кого-нибудь. Пока! Но с любовью оглядев свою семью и ощутив большие сильные руки мужа, тесно прижимающего меня к себе, все еще с трудом переносящего даже малейшие отлучки из дома, поняла, что все мои мечты сбылись.

Я любима и люблю. И я невероятно счастлива!

×