Второй шанс для Елены! (СИ), стр. 3

— Брат, сестра, боюсь, вам обоим придется поделиться. Мои потомки вымирают, и скоро некому будет петь мне священные песни, и сила уйдет в пустоту, как и мы с вами. Мы слишком много дали воли своим потомкам, осталось мало времени и возможностей все исправить. Мы должны объединиться и решить эту проблему, иначе созданное погибнет, будет нарушен еще один закон мирозданья, а главное, ожерелье миров распадется. Мне будет жаль, а вам?

Молчание остальных двух пятен тяготило души трех маленьких серебристых точек, зависших перед тремя высшими в ожидании неизвестно чего, но с трепетом вслушиваясь в разговор.

— Решено, дорогие братья, я согласна с вами. Каждому миру по одной возможности. Одному из трех видов потомков шанс на выживание.

В моей голове раздался женский мягкий любопытный голос: 'Скажи дитя, чего ты хочешь больше всего?' Я ответила, не задумываясь: 'Жить! Хочу любить и быть любимой'.

Почувствовала и услышала такие же ответы своих спутниц, и то, как дернулись мы трое, поняв, что ответили синхронно в один голос. Значит это облако спрашивало одновременно всех? Серое пятно подобралось поближе, а я почувствовала холод, исходящий от него. Снова удивилась способности чувствовать при полном отсутствии тела.

— Занятные сущности, сестра? Не ошибись с выбором!

— Нам всем придется поделиться, брат, а тебе особенно, ведь твоему миру нужна двойная помощь.

Серый потемнел и облетел нас троих, снова сбившихся в кучу. Потом снова женский голос спросил.

— Кем ты хочешь быть, дитя мое?

И снова наш синхронный ответ, с легким удивлением в конце.

— Женщиной!

— Любой?

Мы молчали, не зная как ответить, вдруг Юля ответила, а мы мысленно с ней согласились.

— Какая разница, лишь бы молодой и красивой, но главное — счастливой!

Чернильное пятно заволновалось и тоже приблизилось к нам практически вплотную, но странное дело, Юля и Алев шарахнулись от него, а мне стало тепло и уютно.

— За счастье надо платить, ты готова, дитя мое?

Не раздумывая, с отчаянной надеждой выкрикнула, снова услышав нас троих.

— Да, я готова!

Светлое облако, изменив форму, задумчиво зависло перед нами, потом выдало.

— Да будет так! Дети, мы даруем вам новую жизнь и вы сами приняли ее таковой. Один дар на всех вы поделите между собой. И единое проклятье на троих, хотя и выраженное в разных формах, но вам придется с ним справляться самим и поодиночке. Это ваша плата за новую жизнь.

Мы шокировано молчали, но вопрос задал серый, все больше темнея.

— Ты решила, кто кому и как?

— Я решила положиться на судьбу, наши миры сами притянут достойную. А как? Я чувствую прошедших сквозь пламя, боюсь у них нет выбора. Им придется обвенчаться с ним снова, чтобы полностью возродиться в мире живых.

Как только в голове замолчал ее голос, они вплотную приблизились к нам, и вокруг нас закружился хоровод, в скором времени превратившийся в сверкающее кольцо с нами троими в центре. Серое марево нигде вспыхнуло миллионом искр, а затем сознание поглотила дикая обжигающая боль. Я горела, причем в буквальном смысле в белом племени. И умирала тысячи раз.

Глава 3

Я снова чувствовала, понемногу приходя в себя. Не открывая глаз, просто лежала и пыталась прочувствовать невербально, что со мной, где я и кто я. Тело не болело, но ощущалось как нечто чужеродное, хотя с каждой секундой это чувство смазывалось, и вскоре я смогла пошевелить пальцами рук и ног и с облегчением сделать глубокий вдох. Мое тело и оно меня слушается! И удивительное дело, именно сейчас поняла, что практически не чувствую свое сердце, а ведь за столько лет привыкла постоянно ощущать его боль и метания. Потянув носом, почувствовала странные ароматы витающие вокруг. Цветов, духов и, как ни странно, живых существ, потому что в этот момент не только почувствовала запах, но и услышала звуки и приглушенные голоса вокруг меня. Еще раз глубоко вздохнув, испытывая легкий страх в душе, открыла глаза и, проморгавшись, смогла, наконец, сфокусировать взгляд и оглядеться.

Я лежала в большой, богато декорированной золотом, лепниной и тканевой драпировкой комнате, в кровати истинно королевских размеров, с тяжелым бархатным балдахином. Возле кровати стояли трое мужчин с нахмуренными лицами и напряженно наблюдали за мной. Судя по всему, они долго ждали пробуждения. От их вида у меня непроизвольно отвисла челюсть, вытянулось лицо и округлились глаза. Еще секунду назад, пока не открыла глаза, решила, что мне всего лишь приснился дурной сон. Я не летела на самолете, не погибла вместе с другими пассажирами, не скиталась по этому странному ничто и нигде вместе с двумя девушками и не участвовала в странном разговоре с непонятными пятнами-облаками. Сон, просто еще один дурной сон, навеянный лекарствами и болезнью.

А сейчас, рассматривая троих мужчин, стоящих вокруг кровати и пристально, с исследовательским любопытством следящими за моей реакцией на них, я поняла, что скорее всего сошла с ума. Причем стопроцентно! Очень высокие стройные мужчины худощавого телосложения, одетые в цветные бархатные камзолы, доходящие до колен, из-под которых выглядывали штаны, скорее всего из тонкой кожи. Полусапожки из более грубой, но искусно выделанной кожи, с разноцветной росписью на бортах. Слишком высокие, слишком стройные и слишком высокомерные, нереально прекрасные лица. От их красоты сводило скулы и хотелось прищуриться, чтобы не слепило глаза. Светлая мраморная кожа, вытянутые лица с тонкими ярко-малиновыми губами, аристократические носы с тонко вырезанными ноздрями и огромные кошачьи глаза разных цветов. А главное, большие плоские, с длинными кончиками, смешно загибающиеся вбок уши. Эльфы! Не совсем стандартной и привычной фэнтезийной наружности, но перепутать их с другими нереально. И это в 21 веке…. А где? А…. Ага, значит не все сказки врут, а? Или я все-таки сошла с ума!!!

Прямо передо мной, стоял мужчина в синем бархатном камзоле с серебристой вышивкой на воротнике и манжетах, с карими влажными, скорее коровьими глазами и шоколадного цвета волосами, заплетенными в длинную косу, спускающуюся ниже ягодиц. Мне его даже жалко стало. Как с такой тяжестью на голове все время ходит? Осматриваю следующего. Золотистый блондин с яркими зелеными глазами травяного оттенка, взгляд которого оставил в душе тревожный осадок и плохие предчувствия. На его лице высокомерие смешивалось с напряжением и злостью в глазах, сложилось впечатление, словно я таракан, который участвует в забегах, и если не оправдаю его ожиданий, то меня просто раздавят как бесполезное насекомое. Я перевела взгляд, с еще большим страхом посмотрев на последнего члена этой троицы, — серебристого блондина, но и он не спешил приветствовать меня радостной улыбкой. Сложив длинные тонкие руки на груди, с едва скрываемым презрением, смотрел мне в глаза. Обалдеть, какой радушный прием!

С трудом сглотнув вязкую слюну, снова вернулась взглядом к шатену, он, к удовольствию, на меня как на насекомое не смотрел. Что ж, и на этом спасибо. Однако за сочувствием и печалью, с которыми тот наблюдал за мной, скрывался жесткий научный ум. И безмерная усталость. За время долгой болезни я отлично научилась читать по лицам, сколько бы их не старались сделать непроницаемыми, жесты, мимика, взгляды, речевые обороты все равно всех выдавали. Наконец, кареглазый заговорил на непонятном языке. Речь изобиловала, журчащими и свистящими звуками, от которых хотелось залезть пальцем в ухо и хорошенько его почесать. Я тупо пялилась на него, а потом не нашла ничего умного как просто поджать губы и, словно извиняясь, пожать плечами. Но почему-то языковой барьер меня не огорчил, а скорее дал легкую надежду, что с ума я не сошла. ПОКА! А то мало эльфы, так еще и язык их сразу понимать, тогда точно сказка или дурной сон, а так все нормально. Ну попала куда-то, ну очнулась неизвестно кем и где. Пока есть вопросы, мозгам некогда скатываться в истерику и панику. А тем более, сходить с ума! Сейчас важнее определиться со всей ситуацией в целом, а потом вдаваться в частности.

×