Шелк и тени, стр. 87

— Я чувствую себя отвратительной педанткой, — смеясь, заметила Сара.

В свете уличных фонарей Перегрин ясно видел ее четкий профиль.

— Это нечто другое, — ответил Перегрин, и Сара почувствовала, что он улыбается. — Инь и янь имеют много значений, — уже серьезно продолжил Микель. — Свет и мрак, хорошее и плохое, даже любовь и ненависть. Вместе взятые, они составляют единое целое. Твое светлое начало, Сара, уравновешивает мое темное. Ты смысл моей жизни. Может, мы поедем домой?

Сара покинула свой угол и бросилась в объятия мужа.

— Только домой! — воскликнула она радостно. — Когда ты приказал кучеру ехать в дом отца, сердце мое оборвалось. Я подумала, что ты никогда не захочешь, чтобы я вернулась обратно.

— Неудачная попытка поступить по-джентльменски. Мне самому хотелось сразу отвезти тебя в наш •дом. — Перегрин прижал жену к своему сердцу. — Всякий раз, когда ты спрашивала меня, почему я на тебе женился, я отвечал, что мне просто хотелось этого. Теперь я понимаю, что это была попытка труса уйти от прямого ответа. Я люблю тебя.

— Мне казалось, что я никогда не услышу этих слов, — сказала Сара, прижимаясь щекой к руке мужа. — Как же ты изменился за это время! Когда я впервые встретила тебя, ты мне представлялся неизвестным, экзотическим существом, диким и непредсказуемым. Мне казалось, что ты вообще не умеешь любить и никогда не полюбишь меня так, как люблю тебя я.

— Я стал меняться с того самого дня, как встретил тебя, хотя сначала я даже не замечал этого. А когда заметил, скажу честно, не пришел в восторг. Но мой характер начал формироваться в этой стране. Чем дольше я здесь, тем более становлюсь англичанином. Здесь мой дом, и я не хочу уезжать отсюда. Мне все больше хочется самых простых вещей: стать настоящим английским джентльменом, жить спокойно в сельской местности вместе с любящей женой, растить и разводить лошадей. Все просто и банально.

— В этом нет ничего банального, — ответила Сара. — Естественное желание человека жить счастливой жизнью. Ты просто не можешь быть банальным. На свете не было человека, подобного тебе, и никогда не будет. И хотя ты стараешься отрицать это, ты чудесный, Перегрин.

— Ну, если ты так считаешь, не буду отрицать, — заявил Микель и, порывшись в кармане пиджака, сказал: — Протяни мне свою левую руку.

Сара повиновалась, и Перегрин надел на средний палец ее руки обручальное кольцо. Нагнувшись, он нежно поцеловал ей руку.

— Я хочу быть с тобой всегда, Сара. Заниматься с тобой любовью, вместе смеяться, вместе молчать. Но больше всего я хочу быть единственным мужчиной в твоей жизни, пока смерть не разлучит нас.

— А я хочу быть твоей единственной женщиной. — Сара повертела на пальце обручальное кольцо. — Хочешь, я закажу тебе такое же?

— Хочу, — с явным удовольствием ответил Перегрин. — Так как я решил навсегда остаться в Англии, то, возможно, мне лучше вернуть себе свое родное имя — Майкл Коннери. Мы можем объяснить всем, что я решил переделать свое имя на английский манер. Ты хочешь быть Сарой Коннери?

Интуитивно Сара почувствовала, что дело здесь не только в имени: ее муж принимал свое прошлое таким, каким оно было, со всем хорошим и плохим. А это значит, что раны его души начали постепенно затягиваться. Спустя много лет несчастный мальчик превращается в счастливого мужчину.

В полумраке кареты Сара заглянула в зеленые глаза мужа.

— Я люблю тебя, — прошептала она. — Я буду всегда тебя любить, и для меня не имеет значения, кто ты — Перегрин, Майкл или Микель.

Их губы встретились и слились в горячем поцелуе, который символизировал собой и единение их душ.

Поцелуй возбудил страсть, и они, смеясь и поддразнивая друг друга, предались любовным утехам. Когда карета подъехала к дому герцога, Микель приказал кучеру развернуть ее и везти их домой. Любовные игры продолжились.

Когда карета подъехала к дому, Перегрин выскочил первым и помог жене выйти.

— Прежде чем я отнесу тебя в дом и мы займемся любовью, ты должна навсегда распрощаться с Перегрином, потому что с ним покончено. Я больше никогда не буду странником. Я нашел свой дом.

— Итак, сокол превращается в голубя, — смеясь, заметила Сара. — Добро пожаловать домой, чужестранец. Добро пожаловать.

От автора

Кафиристан, иногда называемый Дардистаном, располагался в восточной части современного Афганистана. Кафиристан не был официально признан до приезда туда в 1889 году Джорджа Скотта Робертсона. Название страны происходит от арабского «кафир», что означает «неверный».

Арабские работорговцы называли кафирами племена, живущие в Восточной Африке, и с тех пор этим словом стали презрительно называть всех черных африканцев.

Аборигены Кафиристана считают своим предком Александра Македонского. В России полагают, что кафиры принадлежали славянским племенам. Многие обычаи кафиров скорее европейские, чем азиатские. В свое время они приветствовали приход европейцев на их землю.

Гиндукуш был в то время самой отдаленной от цивилизации частью Земли.

В фильме «Человек, который хотел стать королем», поставленном по рассказу Джозефа Редьярда Киплинга, хорошо показана эта полная романтики страна.

В 1895 году Амир Абддорахман, правитель Афганистана, завоевал Кафиристан и силой заставил его население принять ислам. С тех пор страна стала называться Нуристаном, что означает «страна света».

×