Повеса, стр. 95

Подняв голову, Реджи улыбнулся ей своей неотразимой улыбкой, и она притянула его к себе для поцелуя. Прежде чем волна наслаждения снова накрыла их с головой, Элис успела прошептать:

— Не знаю почему, но я уверена, что скучным ты не будешь никогда.

Эпилог

Новость о браке между самой богатой наследницей Англии и Реджинальдом Дэвенпортом по прозвищу Проклятие рода Дэвенпортов была воспринята неоднозначно. Рыжеволосая потаскушка по имени Стелла, узнав об этом, злобно завизжала и запустила щеткой для волос через всю комнату, разбив при этом зеркало. Некая весьма достойная дама, которую звали Чесси, прочитав об этом в письме, присланном Реджи, испустила вопль восторга и подняла тост за леди, которой наконец удалось приручить ее давнишнего друга.

Джуниус Харпер испытал сильнейшую досаду. Знай он, что Элис Уэстон — наследница герцога Дэрвестона и что ей так хотелось замуж, что она не побрезговала даже Дэвенпортом, он ухаживал бы за ней гораздо более настойчиво, вместо того чтобы украдкой поглядывать на мисс Спенсер. Пребывая в весьма мрачном настроении, он настрочил всем своим родственникам письма с просьбой найти ему другой приход, и чем скорее, тем лучше.

Кэролайн, графиня Уоргрейв, радостно объявила мужу: свадьба Реджи и Элис подтверждает, что на свете все же случаются чудеса, с чем Ричард, с любовью глядя на супругу, безоговорочно согласился.

Лорд Майкл Кеньон, который в юности тайно восхищался смелостью и бесшабашностью Реджи Дэвенпорта, узнав о его браке с наследницей герцога Дэрвестонского, улыбнулся и задался вопросом: а не могут ли они с Реджи — совершенно другим Реджи, ведущим трезвый образ жизни, — стать друзьями, и в конце концов решил обязательно это выяснить.

Джереми и Элизабет Стэнтон были на седьмом небе от счастья. Мало того что, к их великой радости, сын их любимой Энн вернулся домой — теперь он еще и вел себя, как подобает джентльмену, коренным образом изменив свою жизнь в лучшую сторону, тем самым давая им возможность сбросить с себя груз ответственности, который налагала на них их роль крестных.

Мак Купер счел вполне закономерным тот факт, что будущая герцогиня оказалась достаточно проницательной, чтобы по достоинству оценить его хозяина. Сидя в обнимку с Джилли в уютном коттедже, Мак объяснял ей, что мужчине обязательно нужна жена. Джилли с ним полностью соглашалась.

Для Питера и Уильяма наступило настоящее раздолье. С одной стороны, они снова оказались среди старых друзей в Стрикленде, с другой — могли проводить каникулы и праздники в Лондоне и в Чешире. Уильям заявлял, что герцог Дэрвестонский — славный старикан. К счастью, сам герцог ни разу не слышал этого комплимента.

Мерри с сожалением была вынуждена признать, что ей придется отказаться от идеи использовать Реджи в качестве посаженого отца на ее свадьбе. Однако Джулиан позаботился о том, чтобы Блейкфорды-Дэвенпорты стали первыми гостями в его и Мередит новом доме в Мортоне.

Герцог Дэрвестонский долго ворчал по поводу того, что его единственная дочь выходит замуж с излишней торопливостью, хотя прекрасно знал, что в сложившейся ситуации было бы смешно, если бы Дэвенпорт формально обратился к нему и попросил ее руки. Нельзя не отметить, что, хотя сам герцог не признался бы в этом даже под пыткой, со временем, когда он лучше узнал своего дерзкого зятя, Реджи Дэвенпорт завоевал и его сердце.

Изгнанные из постели своих хозяев, Немезида и Аттила привыкли спать, тесно прижавшись друг к другу. Правда, кот изредка все же награждал добродушную колли неожиданным укусом, но та лишь обиженно взвизгивала, никогда не пытаясь дать ему сдачи.

Реджи утверждал, что злополучная собака — прирожденная жертва. Элис же всем своим романтическим сердцем верила, что они с Реджи имеют счастье наблюдать за зарождением невероятной, невозможной любви между кошкой и собакой — извечными врагами, существами, представляющими собой полную противоположность друг другу. А уж Элис хорошо разбиралась в таких вещах.

×