Дурдом на выезде, стр. 2

Точно, „стерлядь“ [1] вошла, и он сразу домой меня потащил… А-аа!»

Здесь у Аси вырвался вопль – Игорек, насторожившись, спросил:

– Что с тобой, рыбка?

– Все в порядке, – сказала она и, коченея, подумала:

«Не иначе, у них со „стерлядью“ было!»

«Было! Было! Конечно было!» – завопили наперебой ревность, глупость и женская зависть.

И тут подал голос разум. Он сказал: «Да нет, „стерлядь“ конечно высока и стройна, и грудаста, и длиннонога, и смазлива, и приятна во многом, но все равно эта „стерлядь“ дерьмо. Дерьмо она распоследнее: нужен ей не мужчина, а кошелек. Игорек, конечно, не беден, но вряд ли потянет он на „кошелек“ в глазах бессовестной „стерляди“.

Так зачем же он нужен ей, нищий такой?»

Голос разума всегда прав, да когда его женщины слушали?

Если честно, не часто. Особенно в такие минуты, когда от ревности кровь закипает – тут уж глупость завсегда восстает и на передний план бодро выходит.

«У Игоря со „стерлядью“ было!» – сделала вывод Александра, зверея согласно выводу.

Едва супруги вошли в квартиру, руки жены сами улеглись на бока, а голос взлетел к противным высоким нотам:

– А ну, признавайся!

Муж опешил:

– В чем, рыбка?

– Что у тебя с ней, с этой?

– С кем, рыбка?

– С этой, я говорю!

– С какой!

– Не ври!

Муж с фальшивым укором:

– Как ты можешь так думать!

Жена с чувством попранного достоинства:

– А почему ты на нее не смотрел?

Он презрительно:

– А на что там смотреть?

Она гневно:

– И все же?!

Игорек, наконец, взорвался:

– Ну, мадам [2], на вас не угодишь! Смотрю – плохо, не смотрю – еще хуже!

– Ты, кобель [3], и не пробовал мне угождать! – взвизгнула Александра.

Далее, тривиальнейший диалог. Тот, кто хоть раз имел опыт семейного счастья, неоднократно принимал в таком диалоге участие.

Результат?

Он, разумеется, был. В конце концов Игорек убедил жену, что видел красотку впервые.

Убежденная жена все же кипела.

Тогда он убедил ее в том, что и вовсе красотки не видел.

Жена по-прежнему не остывала.

Тогда Игорек поклялся супруге, что красотка совсем не красотка.

Не помогло.

И вот тогда пришлось говорить настоящую правду. Прижатый к стене (и натурально и фигурально), Игорек признался как на духу, что с юности склонность имеет только к пухленьким малышкам блондинкам.

Александра мгновенно умиротворилась. Ведь именно такой пышкой-малышкой-блондинкой она и была. Угомонившись, она все же ревниво спросила:

– А если бы вместо красотки на вечернику пышка-малышка пришла?

– Вот пышку и ел бы глазами, – заверил жену Игорек и тут же ее успокоил: – Но такие встречаются редко. В женском многообразии такая ты у меня одна.

Этим он заслужил перед сном поцелуй и кое-что…

Впрочем, не будем вдаваться в подробности семейных утех.

Утром в доме воцарился обычный порядок: жена – командир, муж – солдат. За завтраком Александра сердито ворчала:

– Надоели поездки твои.

– Любимая, тружусь на благо семьи, – пасовал Игорек.

– Что за благо, когда твоя рыбка остается одна?

– Я, кажется, тоже один уезжаю.

– Ты едешь к людям, а я сиднем в квартире сижу!

– Но не брать же тебя с собой, – недовольно сдвинулись его брови.

– А почему бы и нет? – сдвинулись и ее.

Брови супруга подпрыгнули:

– Куда? В Камырдянск?

– Я люблю путешествовать! – возвестила супруга.

– Путешествовать будем, рыбка моя, за границу, а я еду в дыру. Зря завидуешь. Командировки мои что тот экстремальный туризм: холодные злые гостиницы, зверские тараканы, варварские администраторши, отсутствие света, воды, холодильника, унитаза и кровати порой…

Асенька взволновалась:

– Зачем же ты ездишь туда, дорогой?

– Ради тебя, – заверил жену Игорек, залпом уничтожая кофе и выпуливаясь из-за стола. – Опаздываю, рыбка! Спешу!

Он и правда спешил, но еще больше хотел убежать от опасного разговора.

Прощаясь, Ася пылко прильнула к мужу и, капризно надувая губу, пытливо спросила:

– Ни-ни?

Он заверил с готовностью, присущей любому мужчине:

– Рыбка, ни-ни!

– А если пышка-малышка вдруг подвернется?

– Ни-ни и тогда! Но откуда она подвернется, если пышка-малышка у меня ты одна?

Согласитесь, ненадежная логика, но Александру она устроила. От удовольствия Ася зажмурилась и промурлыкала:

– Мусипусик [4] ты мой, я буду страшно скучать.

– Вряд ли время найдешь, – заверил муж и напомнил: – Я много денег оставил.

Он чмокнул женушку в щечку, на том голубки и распрощались.

Едва закрылась за Игорем дверь, Александра нетерпеливо порхнула к заветной шкатулочке, крышечку приоткрыла и ахнула:

– И в самом деле много оставил! За один день не спустить! Придется мне потрудиться…

Известно всем как трудолюбивы российские женщины. И как упорны они. Даже если что-то кажется им невозможным, они понимают: смысла нет унывать. Надо грудью идти на препятствия, и победа не за горами.

Ася по магазинам так и пошла – грудью вперед, и то, что казалось невозможным истратить за месяц, легко поддалось за каких-нибудь три часа. Не обежала и десяти магазинов, а в кошельке образовалась тревожная пустота.

Впрочем, грех Александре жаловаться, покупок хватало. Несмотря на то, что она покупала лишь дорогие предметы, набралось их немало. В квартиру она вошла увешанная кульками, свертками и коробками что тот верблюд. Душа – пристанище распирающей радости.

Задумалась: «Что дальше? С чего начать?»

Теперь Александра вся состояла из планов: звонки подругам, примерки и хвастовство, восторги, зависть и восхищение.

Только этим она полна и была когда опускала покупки на пол в прихожей. Машинально сковыривая туфли ногами, она потянулась к зеркалу: хотела определить, достаточно ли хороша для немедленной встречи с ехидной Танюшкой – взгляд случайно упал на тумбочку.

На тумбочке перед зеркалом стоял большой чемодан. Дорогой, модный, кожаный.

«Такого чемодана у нас в доме нет», – цепенея, подумала Ася и наткнулась на женскую сумочку. Дорогую, модную, кожаную.

Тут уж она ничего и думать не стала, поскольку точно знала: сумочка не ее.

Ася вспыхнула и растерялась.

Глава 2

Ася вспыхнула и растерялась – еще бы, было с чего.

Но тут же она подумала: «Вот я глупая, это же Игорешка вернулся. Отменилась командировка. Чемодан он себе купил, а сумочку – мне, чтобы сильнее рыбку свою порадовать».

Увидев под вешалкой туфли мужа, Александра с восторженным визгом влетела в спальню и…

И!

Обмерла.

В спальне муж был совсем не один.

Игорь был с женщиной!!!

«С бабой!!!!!!»

Оба, правда, были одеты, но сидели уже на кровати.

Ася во все глаза уставилась на незнакомку и не могла справиться с мыслью, что глядит в зеркало и видит себя. Рядом с мужем восседала пышка-малышка-блондинка, точная копия Аси. Лишь прическа другая и одежда изысканней, строже.

Выходит, не обманул Игорек: он действительно любит только таких, как родная жена.

Теперь Александру это совсем не радовало.

Пока длилась немая сцена, Александра опасно кипела – пора было выпустить пар.

И она его выпустила.

– Подлец! – закричала она, чувствуя, что верное слово не найдено.

Ничего не поделаешь, нужное слово не всегда так сразу приходит – ему надобно время. Порой и немалое.

– Негодяй! Мерзавец! Подонок! – старательно перечисляла она, усиленно выпуская пар, но пара меньше не становилось.

В осложнение, муж тупо молчал, растерянно глядя на… незнакомку.

Не на жену!

Согласитесь, это очень обидно. И раздражает.

×