Черная вдова, стр. 114

Федор, по-прежнему сидевший на стуле со скованными за спиной руками, напряженно подался вперед, когда дверь камеры распахнулась настежь. Он не сразу понял, что произошло: Мартиросян с разбегу подскочил к нему и нанес оглушительный удар в висок. Федор кубарем покатился по полу и не успел остановиться, как получил сильнейший удар ногой в подбородок.

— За что?! — едва прочухавшись, заорал он, но после следующего удара захлебнулся кровью и поперхнулся выбитыми зубами.

Гамлет избивал его с молчаливой яростью. Лишь изредка из его глотки вырывались то кавказские ругательства, то почти звериное рычание. Он не мог остановиться, даже когда Михайлюк потерял сознание и от ударов лишь безжизненно содрогался, словно тяжелый бесформенный мешок.

Охранники равнодушно наблюдали за экзекуцией.

Неожиданно Гамлет замер и мгновенно превратился во внешне совершенно спокойного человека.

— Дабэйти эту мразь, — приказал им Мартиросян, — завэзите куда-ныбудь падальше и выкиньте падаль на памойку.

После этого он поправил халат, вышел из подвала, поднялся в дом, подошел к бару, налил себе полный стакан коньяку и залпом осушил его. Затем, опершись обеими руками о стойку, он тупо уставился исподлобья в одну точку и пробормотал:

— Сбэжала… Ну нэчэго, нэдолга… Тэплаход зафрахтован на три дня. Мы тэбя встрэтим…

* * *

Наталья сидела в небольшой уютной каюте и листала только что принесенный Галиной Федоровной сценарий будущего фильма.

— Сергей Михайлович немного переработал сюжет, — попыхивая вонючей папиросой, пояснила мужеподобная администраторша, прежде чем оставить ее одну.

— Сцена первая; «Разводка и убийство директора рекламного агентства», — прочла Наталья вслух и дальше уже только шевелила губами. —"Ночь пожирателей рекламы" в самом разгаре. Высокая стройная брюнетка с бокалом мартини в руках в одиночестве прогуливается вдоль экранов, на которых демонстрируются рек ламные ролики. В шумной толпе среди представителей столичного бомонда ее замечает Дмитрий Покровский — организатор шоу…

Наталья читала, а перед ее глазами вставали сцены из реальной жизни:

Андрей Ольшанский, вечеринка в ночном клубе… Бегло пролистав несколько страниц с эпизодами любовных сцен, бандитских разборок, мошенничества и жестокого убийства, она добралась до финала: главная героиня вместе со своим любовником и одновременно сообщником по афере плывут на теплоходе по волнам теплого южного моря. Наслаждаясь отдыхом после удачно завершившегося дела, они обсуждают план очередной крупной акции.

Едва Наталья закончила читать, как в дверь постучали. На пороге возник Сергей Крымов.

— Как? Сценарий понравился? — деловито поинтересовался он. — Я решил, что так будет намного интересней. Снимать начинаем с последней сцены, сезон заканчивается, надо торопиться. Сегодня у нас репетиционный день, ночь проведем в Туапсе, а завтра серьезно поработаем.

— Но я… — попробовала возразить Наталья.

— Никаких «но»! — резко оборвал ее Крымов. — Возражения не принимаются.

Учи текст. Через час жду на палубе.

Вечером прогулочный теплоход, зафрахтованный съемочной группой, пришвартовался у дальнего причала морского порта Туапсе. После напряженного репетиционного дня люди собрались на палубе, где был накрыт стол: бутерброды, фрукты, бутылки вина.

— Что с тобой, Натали? — глядя на отрешенное лицо Мазуровой, поинтересовался сидевший рядом с ней Олег Сретенский. — Ты плохо себя чувствуешь?

— Со здоровьем у меня все в порядке, — уклончиво ответила она.

— Так в чем же дело?

— Устала, наверное. Сама не знаю…

— Да брось ты! — Сретенский протянул ей бокал с вином. — Сбывается мечта твоей жизни. Крымов возлагает на тебя большие надежды. Через полгода тебя будут узнавать на улицах, просить автографы. У твоих ног будут валяться толпы поклонников. Ты станешь кинозвездой.

Наталья грустно улыбнулась.

— Да, сбывается мечта идиотки… — тихо сказала она. На палубе показался Сергей Крымов.

— Я сейчас отсмотрел кадры репетиций на мониторе. Это то, что надо.

Даже не ожидал. Попадание — стопроцентное! За это надо выпить! — Он налил себе вина, чокнулся с Натальей, быстро выпил и так же быстро удалился, оставив всю компанию в состоянии радостного возбуждения. Поздно ночью, когда вечеринка отшумела, а киношники и экипаж видели первые сны, Наталья осторожно вышла из своей,каюты. Вокруг была полная тишина.

Стараясь не шуметь, она прошла по палубе мимо капитанского мостика, где дремал вахтенный, спустилась по скрипучему трапу на причал и растворилась в ночной мгле.

Над городом светила полная южная луна. Наталья прошла по набережной, не обращая внимания на шумные компании подгулявших курортников. Затем облокотилась о парапет и уставилась на мерцающие вдалеке вспышки маяка.

«Пусть Крымов подберет себе другую актрису. Не хочу больше играть в „Черную вдову“…»

Ремень тяжелой сумки больно резал плечо.

Она чувствовала холод и опустошение. Раньше, будучи бедной и несчастной, она сохраняла надежду разбогатеть и обрести счастье.

«Наивная дура…»

Теперь она была богата, но еще более несчастна. Потому что, завладев деньгами, она утратила надежду.

Но Наталья была не из тех, кто мог позволить отчаянию завладеть собой.

Постояв минут пять, она выпрямилась, вдохнула полной грудью свежий морской воздух, поправила сумку на плече и решительно направилась в сторону ближайшей улицы. Там, остановившись на краю тротуара, Наталья слегка сощурилась от яркого света фар проезжавшей мимо машины и помахала высоко поднятой рукой:

— Такси!

×