Месть и любовь, стр. 1

Кэтрин Коултер

Месть и любовь

Глава 1

– Лорд Гарри? Лорд Гарри, вы еще не готовы? Ваши друзья начинают терять терпение. Не сидеть же им здесь целую вечность.

В ожидании ответа Потсон припал ухом к двери. Войти без разрешения он не мог.

Лорд Гарри в последний раз поправил шейный платок – поднял его повыше и затянул чуть потуже. Решив, что на этом действительно пора закончить, он крикнул слуге:

– Я готов, Потсон. Входите.

Хотя мистер Скаддимор и сэр Гарри Брэндон находились внизу, в небольшой гостиной, удобно расположившись возле камина, Потсон на всякий случай вернулся и выглянул в холл, чтобы удостовериться в этом. Лишь после этого он вошел в спальню лорда Гарри. Он остановился в дверях, придирчиво разглядывая своего господина, скорее даже не по долгу службы, а по привычке; внимательно осмотрел блестящие черные ботфорты лорда Гарри, его рыжеватые брюки и высочайшего качества темно-синий фрак от Вестона.

– Царица небесная! Ну вылитый денди, – сказал он с неподдельным восхищением. Потом, задержав взор на затейливо повязанном белом крахмальном платке, спросил: – И как же, интересно, называется это творение рук человеческих?

– А называется оно не иначе как точная копия лорда Элвани, Потсон. Для этого мне понадобилось несколько часов упражнений. Нужно было сложить три складки, потом два раза продернуть вверх и в завершение еще быстро-быстро сделать пару витков запястьем. По-моему, в конце концов получилось совсем недурно. Мне здорово повезло, что лорд Элвани несколько дней назад оказался в «Уайтсе». Так что мне удалось на ходу сделать набросок с его светлости. Надеюсь, сей почтенный джентльмен этого не заметил. Правда, пришлось порядком изменить фасон, чтобы он не смог распознать в нем подражание.

Лорд Гарри заметил взгляд Потсона, который тот бросил на раскиданные повсюду безжалостно скомканные платки.

– Смотрите, Потсон. На этот раз ушло всего семь штук. Сведущие люди говорят, что даже завзятый щеголь редко добивается совершенства раньше двенадцатой попытки.

– Да, неплохо. И мне сегодня поменьше работы. А то едва успеваешь привести комнату в порядок после вас. – Потсон подобрал с пола смятые платки. – Хорошо еще, что вы раздумали связываться с панталонами. Ну, теми самыми, обтягивающими, из трико, какие сейчас носят все молодые джентльмены. Видимо, Господь вас вразумил.

Последние слова Потсон произнес уже заметно менее ворчливым тоном. В ответ лорд Гарри от души рассмеялся. За дверями его смех, пожалуй, мог показаться несколько высоковатым для джентльмена зрелого возраста. С большей вероятностью, услышав его, можно было предположить, что он принадлежит разбитному молодому человеку лет девятнадцати-двадцати.

– Ну это было бы слишком опрометчиво с моей стороны, Потсон. Правда, Скадди и сэр Гарри вечно упрекают меня за непомерно широкие брюки. Они упорно продолжают считать, что у меня безвкусная одежда и провинциальный вид. Какое счастье, что они не так настойчивы и еще не взялись прививать мне свои вкусы.

Разговор господина со слугой прервал громкий стук в дверь спальни. Лорд Гарри и Потсон замерли на месте.

– Послушайте, Гарри, – кричал за дверью Скадди. – Мы и так уже опоздали на первое действие. Если вы и дальше будете копаться, то мы с Гарри ворвемся и вытащим вас из комнаты. Вот денди!

– Отправляйтесь обратно в гостиную, Скадди. Почему бы вам не выпить еще немного? Ведь я оставил вам отличный бренди. Я спущусь к вам через минуту, от силы – через две.

После того как шаги стали удаляться, Потсон издал протяжный стон и вытер лоб измятым платком.

– С вами, чего доброго, состаришься раньше времени, лорд Гарри. Из-за вас у меня появится столько седых волос на голове, что не сосчитать.

– Вы и так совсем седой, Потсон. Так что не стоит причитать.

– Я и не думаю причитать – просто говорю то, что есть. У меня пять минут назад душа чуть было не ушла в пятки. Кстати, вы думаете, с чего он прибежал, этот молодой Скаддимор? Готов поспорить, что они с сэром Гарри уже осушили ту большую бутылку бренди, что вы умыкнули у отца из погребка. Я из нее отпил только самую малость.

Лорд Гарри усмехнулся и снисходительно похлопал слугу по плечу:

– А вы, Потсон, отправляйтесь на боковую сразу после нашего ухода. Поспите всласть. Вы это заслужили. Ступайте, ступайте. Ну что вы встали, как испуганная зверушка? Не беспокойтесь, останемся целы и невредимы. Выберемся из всех переделок. И ради Бога, спрячьте поскорее это злополучное платье.

Напоследок, взглянув на себя в зеркало, дабы убедиться, что синий фрак и рыжеватые брюки в меру облегают бедра, лорд Гарри отвесил Потсону насмешливый поклон:

– Не надо, не надо так сильно волноваться. Вот увидите, все будет в порядке. Я постараюсь не задерживаться слишком долго.

Помолчав с минуту, он снова заговорил. Теперь его голос звучал холодно и сдержанно:

– Лорд Оберлон только что вернулся в Лондон. Восемь месяцев был в отъезде. Слышите, Потсон? Представляю, с какой неохотой маркиз покидал Италию. Еще бы! Трудно, наверное, было расставаться с пухленькими ручками синьор, смягчавших скорбь о покойной жене. Похоже, и после возвращения в Лондон он тоже не терял времени. Мне своими глазами довелось видеть его в обществе молоденькой любовницы. Этакая божья коровка. Вполне возможно, что и его новоявленная красотка будут сегодня в «Друри-Лейн». Во всяком случае, я молю Бога, чтоб так оказалось. Да, Потсон, скоро я впервые встречусь лицом к лицу с нашим недругом. Прямо-таки жажду увидеть его. Мне хочется взглянуть ему в глаза.

От этих слов Потсон опять застонал и схватился за голову.

Лорд Гарри сдержанно улыбнулся и снова похлопал слугу по плечу:

– Об отступлении не может быть и речи, Потсон. Уже все решено, и план будет приведен в действие. Вспомните, что говорил Дэмиан: «Многие битвы были проиграны только из-за того, что генералы торопились менять свои планы и безосновательно отказывались от избранного пути».

– Я никогда не понимал, что мастер Дэмиан хотел сказать этим, – заметил Потсон. – Мне и сейчас не ясен смысл его слов, но это не имеет значения. Послушайтесь моего совета. Вам нужно вести себя крайне осмотрительно.

Он хотел добавить еще что-то, но не стал, зная всю тщетность разговоров. Его хозяин определил свою тактику поведения, и менять что-либо было уже поздно.

Лорд Гарри небрежно помахал ему рукой и фланирующей походкой с нарочитой беззаботностью молодого джентльмена, предвкушающего удовольствие от предстоящего вечера, вышел из комнаты.

Очень скоро вместе с сэром Гарри и мистером Скаддимором он уже катил по мостовой в нанятом ими экипаже. К этому времени веселья у него заметно поубавилось. Мысли его вернулись к лорду Оберлону. Не терпелось поближе посмотреть на этого человека, хотя заранее было ясно, что в глазах его не будет чувства вины. В этом у лорда Гарри сомнений не было.

– Никогда не видел нашего друга таким отрешенным, – заметил мистер Скаддимор, всматриваясь при тусклом свете в лицо приятеля. – Лорд Гарри, в чем дело, черт побери? Что с вами?

Молодой человек заставил себя на время забыть о лорде Оберлоне.

– Ничего особенного, Скадди. Просто вспомнилось мое первое появление в Лондоне. Это было, как вам известно, почти четыре месяца назад. Вот я и думаю, что в отличие от вас с Гарри я многого еще не успел посмотреть. И ничто мне здесь пока не наскучило.

Сэр Гарри Брэндон тихонько дотронулся золоченым набалдашником трости до колена лорда Гарри:

– С вами все ясно, сэр. Чем до сих пор еще не успели пресытиться, так это, наверное, женщинами. Но вы вели себя более чем скромно все это время. Это не в нашем вкусе. Знайте, вам грозит репутация скучного человека. В свете могут посчитать, что вы все дни проводите в глубокомысленных раздумьях и ни на что другое не способны. Если вы и дальше будете себя вести таким же образом, то через пару недель можете уже не рассчитывать на благосклонность высшего общества.

×