Щелкунчик и Мышиный Король (сборник), стр. 19

И в горе есть место надежде!

Прошел год, а может быть, и два или даже два с половиной. Однажды, сидя рядом с женой на пороге своего домика, барон Таддеус фон Бракель задумчиво проговорил:

– Знаешь ли, не выходит у меня из головы вся эта история с учителем Тинте. С тех пор как я гонялся за ним с мушиной хлопушкой, неладно у меня на душе. Будто тяжесть какая-то давит.

И верно, барон Таддеус сильно сдал за это время. Он похудел, меньше, чем прежде, стал заниматься хозяйством, а все сидел и молчал целыми часами. Летом – на пороге, зимой – у камина. Иногда встрепенется, оживится и просит Феликса и Кристину рассказать о том, как они встретили Прекрасное Дитя, во что играли, какие замки строили из ракушек. Особенно он любил послушать ту песенку, которую пело Прекрасное Дитя. И тогда Кристина тоненьким голоском начинала:

Фея лесная возводит

Замок в тумане цветном…

– Ив замок воздушный приходят

Король, королевич и гном, —

подхватывал Феликс.

Барон Таддеус присоединялся к детям, и вот уже втроем они весело пели:

Фея лесная зевает,

Ложится в листок золотой…

А матушка фон Бракель качала головой, и глаза ее наполнялись слезами: очень ей грустно было смотреть на угасающего больного мужа.

Но как-то раз барон Таддеус встал утром веселым и бодрым. Он подмигнул матушке фон Бракель, выскочил во двор, смазал маслом скрипучую дверь, подмел дорожку и позвал детей:

– Феликс! Кристина! Собирайтесь, пойдем в лес!

Обрадованные дети мгновенно выскочили из дому. Быстро и легко зашагали они по дороге к лесу. А там их встретил дружный птичий хор, ласковый ветерок освежал их лица, лужайка по-прежнему зеленела и приветливо пестрела ромашками, колокольчиками и одуванчиками. Стройными рядами, словно солдаты в мохнатых шапках, окружали пруд камыши, лягушки ныряли в воду и пускали со дна веселые пузырьки. Всё вокруг радовалось их приходу, все словно хотели сказать: «Добро пожаловать! Что-то давно вас не было видно».

Барон Таддеус присел на мягкую траву, с обеих сторон от него устроились Феликс и Кристина.

– Дорогие мои дети, – начал барон Таддеус. – Давно хотел я рассказать вам о том, как в детстве встретил, кого бы вы думали? Догадайтесь!

Феликс недоуменно пожал плечами. А Кристина широко открыла глаза и с любопытством смотрела на барона Таддеуса. Она еще никогда не слышала, чтобы отец так разговаривал с ними.

А барон Таддеус помолчал немного и продолжал:

– Я был таким же маленьким, как и вы. И жил здесь же, в нашей деревеньке Бракельгейм. Я бегал в этот же лес и даже, представьте себе, играл возле этого пруда. Только не было у меня такой чудесной сестры, как у тебя, Феликс. И вот играл я однажды в одиночестве на лужайке, как вдруг услышал нежное пение. Песенку эту, по правде говоря, я давно забыл и не вспомнил бы, если б вы, дети, мне ее не напомнили.

И барон Таддеус тихонько, с улыбкой пропел:

Фея лесная летает,

Кружатся бабочки с ней.

Лягушка на флейте играет,

Кузнечик – на скрипке своей…

Дети заулыбались, слушая отца, а он вдруг опять замолчал и задумался.

– И что же было дальше? – нетерпеливо спросила Кристина.

– Я увидел милое личико, передо мной стоял прелестный ребенок. Я с восторгом смотрел на него и не мог вымолвить ни слова, а мой новый товарищ вдруг просто сказал: «Давай играть вместе». О, какие замечательные игры он выдумывал! День за днем мы играли, веселились, и этой радости мне хватало до следующей встречи. Так проходили годы, и вот в один пасмурный ненастный день он не появился. А в следующий раз в лес не пришел я. А потом… потом он исчез из моей жизни. Я вырос, стал совсем взрослым и напрочь забыл Прекрасное Дитя, являвшееся мне в детстве. Настолько забыл, что поначалу не поверил и вашим рассказам о нем. Спасибо вам, дети, что напомнили мне далекие прекрасные времена.

Так они просидели до самых сумерек, то смеясь, то грустя, и им было очень хорошо. Счастливые, они возвратились домой, где уже начала беспокоиться матушка фон Бракель. Она испекла душистый пирог с миндалем и корицей, как когда-то, и всем досталось по большому пышному ломтю.

А через несколько дней барон Таддеус совсем занемог. Он попрощался с матушкой фон Бракель, с детьми и тихо умер. Горько плакали дети над любимым отцом; все соседи и знакомые пришли проститься с добрым бароном Таддеусом фон Бракелем, жителем деревушки Бракельгейм.

Но на этом несчастья Феликса и Кристины не кончились. Через несколько дней пришли два маленьких скрюченных человека, чем-то напоминавших учителя Тинте, и велели им выселяться из собственного дома. Оказывается, их знатный родственник дядюшка Киприанус фон Бракель велел отобрать дом за долги. И несчастная матушка фон Бракель с детьми оказалась без крыши над головой.

Горько вздыхала бедная вдова, обнимая Феликса и Кристину, и в отчаянии шептала:

– Бедные, бедные мои детки! Куда нам теперь податься? Кто нас пожалеет, кто поможет нашему горю?

Вдруг откуда-то сверху полилась тихая нежная музыка. Она звучала словно из облачка, пролетавшего над ними, и дети с радостью разглядели в нем желанный облик Прекрасного Дитяти. Знакомый серебристый голосок прозвучал в тишине:

– Здравствуйте, милые мои Феликс и Кристина.

Прекрасное Дитя светилось такой уверенностью и спокойствием, что и матушка фон Бракель, и Кристина, и тем более Феликс сразу успокоились и почувствовали, как их горе куда-то уплывает, тает, как снег на весеннем солнышке. А серебристый голосок не умолкал:

– Помните обо мне всегда, дети, и я не оставлю вас. Вместе мы справимся со злым карликом Пепсером, и все, что бы вы ни задумали, вам будет непременно удаваться.

Светлые, словно золотые, лучи солнца скользнули по деревьям, по кустам, пробежали по воде, ослепили детей. Они крепко зажмурились, а когда вновь открыли глаза, то увидели лишь край легкого облачка, растаявшего у самого горизонта, за кромкой леса.

– Милые мои дети, Феликс и Кристина, – сказала матушка фон Бракель. – Раньше я не верила вашим рассказам, думала, что это все глупые фантазии. Но теперь я надеюсь, что ваша жизнь станет счастливой. Мы справимся с нашим горем, и у нас еще наступят радостные дни.

Матушка фон Бракель с детьми нашли недалеко от леса просторную поляну, а добрые соседи помогли им построить на ней прелестный домик. Они подарили осиротевшему семейству кто утюг, кто сковородку, кто кофейную мельницу, кто часы с кукушкой, а кто и замечательный шкаф с резными дверцами.

И зажили матушка фон Бракель с Феликсом и Кристиной и старым преданным псом Султаном счастливо и в достатке. Вечерами они собирались все вместе у очага и вспоминали барона Таддеуса фон Бракеля, который всегда был с ними, в их памяти и в их душах. А когда Феликс и Кристина выросли, то что бы они ни делали, все у них получалось, все им удавалось на славу. Так, как им и предсказывало Прекрасное Дитя.

×