Экзамен на верность, стр. 20

– С тех пор как твоя мать рассказала мне о твоем рождении на траве, это стало моей мечтой… – Ты, обнаженная, как в день своего рождения, на заросшем травой поле… Будь моей, Калера, здесь, сейчас, на этой травяной постели, под луной…

Если бы она согласилась, может быть, не чувствовала бы себя такой несчастной сейчас…

– Калера! Ты идешь?

Нетерпение Дункана вернуло ее к действительности. Калера бросилась к вертолету, придерживая юбку.

Она плюхнулась в кресло и покраснела, встретившись глазами с Дунканом.

Когда машина оторвалась от крыши, она выглянула в окно, и все у нее внутри похолодело. Однако вскоре вид за окном заворожил ее, и она, не отрываясь, смотрела на расстилавшийся внизу пейзаж. Дункан присоединился к ней, Брайан дремал, а четверо его помощников резались в карты, сопровождая игру шумом и перебранкой.

Через час полета они достигли уединенного островка неподалеку от юго-восточного побережья. В то время как вертолет снижался на площадку посреди дикого кустарника, Калера увидела большое одноэтажное здание из белого камня.

Она вопросительно посмотрела на Дункана.

Он кивнул.

– Я называю это «Лабиринтом». Построил его четыре года назад. Мое секретное убежище от мира…

Калера подумала, что это нелепое имя для такого прозаичного здания, пока не попала внутрь. Пройдя через высокую входную дверь, она обнаружила там множество квадратных комнат разного размера, соединенных нитью коридоров.

– Давайте я покажу вам ваши спальни, и можете располагаться на отдых. Здесь живет мой помощник, кстати прекрасный повар. Так что обо всем, что касается кухни, спрашивайте Джеда. – Дункан показал пятерым мужчинам их комнаты по соседству с компьютерным центром, в который они тут же перетащили те устройства, что привезли с собой.

Калере досталась просторная спальня рядом с комнатой Дункана.

– Разве я не должна быть рядом с остальными сотрудниками? – спросила она.

– Я предпочитаю видеть тебя рядом с собой, – прямо ответил он.

Вскоре после этого вертолет полетел обратно в Окленд, чтобы забрать чемодан Калеры.

В последующие дни Калера почти не видела остальных – казалось, они ели, спали и дышали без отрыва от производства.

Дункан ничем не занимался, но все время был рядом.

Все выяснилось как-то ранним утром, когда она столкнулась на кухне с Брайаном, больше похожим на зомби после очередной бессонной ночи. Пока он рассеянно искал в холодильнике молоко, ей удалось вытащить из него тайну их пребывания здесь. Она бросилась в спальню Дункана, хотя на ней была лишь ночная рубашка.

– Брайан только что сказал мне, что никакой особой утечки не было, просто Стивен предпринял кампанию по дезинформации. Ты обо всем знал еще в прошлую пятницу! Ведь правда, нам не нужно здесь оставаться? – Она схватила край простыни, которой он укрывался, и с силой потянула ее на себя. Ей открылась его восставшая плоть…

Она вся задрожала, не в силах отвести от него взгляд, бурное возбуждение закипало у нее в крови, дыхание перехватило…

Калера ахнула и бросилась было к двери, но он догнал ее, захлопнул дверь и уложил ее на смятые простыни, босую и растрепанную.

Он сорвал с ее пальца обручальное кольцо и бросил его на пол. А потом впился в ее губы поцелуем, вовлекая и ее в жаркую глубину… Неистовое наслаждение накрыло их, как волна, а потом еще и еще раз… Он погружался все глубже и глубже в самые сокровенные глубины женского естества, и наконец ее стон слился с его вскриком блаженства…

– Все не так, как в прошлый раз. Я собирался соблазнить тебя нежно, с любовью, так, чтобы ты утром не презирала меня… и себя… как тогда… – сказал Дункан, когда они лежали рядом, усталые и торжествующие.

С любовью… Она почувствовала, что ее сердце рвется из груди.

– Я тогда не была готова для тебя, ты был слишком…

– Что – слишком? – Он поднял голову и внимательно посмотрел ей в глаза.

– Тебя было слишком много… – ответила она смущенно. – Ты был слишком возбуждающим, сексуальным… слишком мужчиной для того, чтобы войти в мою жизнь.

– Капера. Я знал, что ты думала, будто предала Гарри, попросив меня заняться с тобой любовью. Но я не чувствовал себя виноватым. Наоборот, мне это понравилось. И, черт возьми, я считал, что Гарри в долгу передо мной.

– В долгу – за что? Я думала, Гарри был твоим другом.

– Гарри был моим другом, потому что жалел меня.

Она была ошарашена.

– Жалел?! За что?

Он аккуратно отвел ее волосы со лба.

– Он знал, что ты любишь его, и жалел меня, потому что знал, что я к тебе чувствовал. Не спрашивай меня, как, потому что ты никогда об этом не догадывалась, но он и в самом деле знал. Однако он не стал разыгрывать из себя сурового мужа и прогонять меня – нет, это было не в стиле Гарри. После того вечера, когда мы танцевали с тобой на балконе, он позвонил мне и предложил сыграть в гольф, хотя и знал, что я не умею. Он не сомневался, что мне будет интересно лучше узнать твоего мужа и что я соглашусь. Я бы предпочел, чтобы он был бесчувственным мерзавцем, не заслуживающим тебя, – но нет, он был прекрасным парнем. Он был совершенно уверен в себе. Для него не имело значения, что я богаче его, красивее, успешнее… У него было одно неоспоримое преимущество: ты его любила. Так что он со мной подружился, в то время как другие мужчины всегда видели во мне потенциального врага. И знаешь, что еще? – В его голосе слышалось почти благоговение. – Он доверял мне… А почему ты выбрала Стивена?

– Он был таким… удобным, – она покраснела, – я думала, что мне это и нужно.

– А что тебе нужно сейчас?

– Ты…

Его глаза стали совсем синими от счастья.

– Выходи за меня замуж. Капера… – тихо сказал он.

– О, Дункан! – Ее голос дрожал от любви…

×