Нимформация, стр. 3

Однажды утром, придя пьяным к личной и вполне официальной дыре на площади Святой Анны, Эдди обнаружил там Целию. Его первыми словами, обращенными к ней, были следующие:

— Эй, козявка, что за дерьмо застряло в твоих волосах?

Целия прикоснулась к перышку, словно к волшебной палочке.

— Это говорю я, Большой Эдди Ирвелл, — продол жил мужчина. — И это моя персональная дыра. Так что убирай отсюда свой тощий зад и катись ко всем чертям из моей жизни.

В среде нищих Эдди считался авторитетом. Поговаривали, что у него имелся настоящий дом — правда, где-то далеко.

Когда напуганная Целия убежала, мужчина втиснул свою тушу в маленькую яму. На следующий день девочка снова вернулась к его дыре, и как только бродяга проснулся, она протянула ему шляпку для подаяния. Там лежало целых десять пьюни. Эдди прогнал ее еще раз. Он гонял ее шесть следующих дней, но маленькая девочка упорно возвращалась к его дыре. И тогда он сдался. Эдди взял ее под свою крышу, окрестил Маленькой Мисс Целией и оформил для нее в мэрии официальную дыру на бульваре Динсгейт, рядом с книжным магазином. Хорошее место: на виду, вне досягаемости всяких педофилов и прочих извращенцев. Позже между ними завязалась дружба.

Почти девять часов. Последние минуты.

Уличные бродяги сбились в плотную толпу, пытаясь сохранить тепло. Дождь постепенно превращался в ливень. Внезапно Ирвелл поднял Целию и усадил ее к себе на плечи. С этой позиции она наконец смогла увидеть Пышку Шанс, танцующую во всем своем переменчивом блеске. Целия попеременно посматривала то на единственное домино в руке, то на экраны телевизоров. Время от времени она отгоняла рекламки и касалась пальцами перышка. Ее сердце трепетало от желания, чтобы в этот день, в этот особый день, Леди Удача проявила к ней доброту и щедрость.

Каждую неделю Эдди покупал ей косточку — ее собственное домино. Четыре недели назад у Целии совпала половинка, и она выиграла сто пьюни. Но Эдди, обманщик, заявил, что кость принадлежала ему. Он потратил весь выигрыш на ультраводку и метабургеры. И вот теперь Целия сжимала в руке свою первую костяшку, купленную на личные деньги. Поэтому ей хотелось выиграть сильнее, чем прежде. Это было особое желание.

Прежде ей не удавалось выпросить достаточно монет, чтобы сэкономить пьюни для пятничной лотереи. Однако в прошлую субботу самая добрая женщина в мире, возможно, самая богатая или самая несчастная, бросила в дыру Целии две сверкающие пьюни. После этого благодетельница хотела войти в книжный магазин, но Целия решительно остановила ее. Захват лодыжки из-под земли.

— Спасибо, добрая мисс, — сказала она девушке. — Скажите, пожалуйста, как вас зовут?

— Как меня зовут?

Молодая женщина выглядела озадаченной.

— Просто для записи, вы же понимаете. Я должна декларировать свои доходы. Таковы требования мэрии.

— Дейзи, — ответила благодетельница.

— Дейзи? Прекрасное имя. Решили купить себе пару книг?

— Скорее уж продать.

— Ого! Вы получили здесь работу! Дейзи… А дальше как?

— Лав.

— Дейзи Лав! Классная любовница! Ничего себе имечко!

— Кому ты это говоришь!

— Наверное, ваши родители были последователями неохиппи?

— Ну ладно. Мне пора приступать к работе.

— Эй, Дейзи Лав! Гордитесь. Этим субботним утром вы спасли душу маленькой нищенки.

— Просто потрать эти деньги правильно. На что-нибудь мудрое.

Можете не сомневаться, что все так и было. Целия оставила одну пьюни в местном бургербаре, купив себе полный английский завтрак и банановый шейк. Другая пьюни пошла на Домино Удачи. Конечно, косточку для нее покупал Эдди Ирвелл. Возраст Целии не позволял ей играть в азартные игры. Но эта неделя была определенно особенной.

— Милая красивая Пышечка Шанс! Пусть мои числа выиграют. Пусть…

Целия взывала к танцующим звездам. Ее тихий голос терялся среди криков, неистовых просьб и требований возбужденных бродяг.

— Просто уведи меня отсюда. Куда-нибудь в хорошее место. Куда-нибудь в красивый мир.

Рекламные бабочки кружились вокруг ее головы золотистым нимбом, мерцая, как навсегда утерянные шансы, как возможности, которые так никогда и не возникли.

Танцующее и вращающееся выпадение числовых осадков.

ПРАВИЛА ИГРЫ

3а. Игра защищена законом.

3б. АнноДомино не может принуждать население к участию в игре.

3в. Горожане имеют право играть или не играть в соответствии со своими желаниями.

3г. 0,01% от продажи каждого Домино Удачи идет на благотворительность. Все стороны обязаны твердо соблюдать указанные правила.

Играй и выигрывай

А танец продолжался, возбуждая игроков и превращая горожан в неистовых влюбленных. Дейзи Лав сжимала косточку двумя пальцами. Джаз разместил свои пять ароматных домино небольшим кругом на кофейном столике из огнеупорной пластмассы. Они с благоговением смотрели на точки, которые медленно менялись в такт с танцем Пышки Шанс.

— Играйте и выигрывайте! — закричал с телевизионного экрана Томми Тумблер.

— Да! — глядя на танцовщицу, вторил ему Джаз. — Давай, моя красавица! Даже презренная полукровка может сделать это. Только не натрави на меня Джокера!

— Зря кричишь, — сказала Дейзи. — Пышка тебя не слышит.

— Хочешь ломтик горячего корня?

Джаз отрезал несколько кусочков от пикантной дольки чеснока.

— Ультрачеснок? Нет, спасибо. Я предпочитаю оставаться чистой.

— Чистой, как пустая Косточка Удачи? В девственном смысле слова?

— Я получила задание по математике. Мне нужна ясная голова.

Джаз Малик засмеялся и проглотил два кусочка ультрачеснока. Его дыхание стало жарким. В голове вспыхнула разноцветная радуга. Глаза, скрытые под солнечными очками, вернулись к экрану телевизора.

— Станцуй для меня, трахнутая сучка!

И тут пробило девять часов…

— Стоп игра! — пропел Томми Тумблер — Играйте на выигрыш!

— Стоп игра, трах-перетрах! — пропел в ответ Джазир.

И тогда…

Вот как! Вот как!

Вот как раскрошилась пышка!

«Бабочки»

Мистер Миллион распорядился так: пять и три. Звезды Леди Удачи сложились в виде косточки пять-три. По одной точке на каждой груди, третья — на солнечном сплетении, еще две в районе почек. Другие — ниже, отделенные линией пояса, одна в верхней части левого бедра, другая в районе лобка и последняя на правой ноге. Восемь очков хаоса заняли свои позиции на сексуально черном костюме танцовщицы. И для многих в городе это стало моментом поражения. Сотни тысяч игроков разочарованно швырнули под ноги проигравшие кости. В числе неудачников оказалась и Дейзи Лав. На ее единственной косточке застыла отвратительная комбинация: два-четыре. Джазир Малик, в который раз обиженный судьбой, грохнул кулаком по кофейному столику. Его набор из пяти домино показывал лишь горсть несоответствий.

— Опять облом! — пожаловался Джаз.

Игра закончилась. Манчестер горестно вздохнул.

Два неудачника; несколько унций монет, отданных алчному зверю. Вокруг огромный город, наполненный жертвами проигрыша. Неоновые слезы дождя. Дейзи и Джаз с печалью смотрели на то, как их домино обретали кремовую окраску, превращаясь в использованный и непригодный материал.

Мертвые кости.

— А кто-то где-то только что выиграл десять миллионов красоток! — закричал с экранов Томми Тумблер. — Помните, друзья, что на следующей неделе вас ожидает новая игра. Еще один шанс выиграть. Покупайте Домино Удачи заранее!

— Покупайте заранее! — пели на улицах рекламки. — Играйте и выигрывайте!

Джаз с отвращением выключил телевизор.

— К черту это дерьмо насчет будущих выигрышей! Ты не хочешь поцеловать меня, Дейзи? Ну пожалуйста. Просто чтобы успокоить проигравшего парня.

— От тебя разит чесноком. Девушки таких вонючек не целуют.

— Ладно. Как-нибудь переживу. Что ты делаешь завтра вечером?

×