Нимформация, стр. 2

— Я уже наелся. Зашел в бар Хумфи и поужинал джизбургером. А теперь помолчи, пожалуйста. Дай мне посмотреть представление.

Этот вечерний просмотр пятничного шоу АнноДомино был их ритуалом. Дейзи и Джаз уставились на экран телевизора. Поворот видеокамеры показал им лица публики, сидевшей в студии: бурлившее и вопившее море жадности.

Играйте до победы! Играйте и выигрывайте!

Перед камерами появился наглый пританцовывающий Томми Тумблер, сияющий улыбкой и ярко-оранжевым с пурпурными горошинами костюмом.

— Привет, игроки! — проскандировал он. — Все пути ведут в Дом Шансов!

И люди в студии, подобно большинству горожан, прокричали в ответ:

— Привет, Томми Тумблер! Подари нам удачу!

— Привет, Томми Тумблер! — глядя на экран, завопил Джазир. — Прошу тебя, заставь Пышку Шанс дать мне выигрыш этой недели! Пожалуйста, парень! Не подведи меня!

Дейзи Лав, как обычно, держала свои просьбы при себе.

— А за что твой отец ругал тебя? Он снова настаивал, чтобы ты поступал в университет?

Джазу скоро должно было исполниться семнадцать лет. Это был вполне чумовой старшеклассник одной из самых привилегированных школ района Дидсбери. Отличные отметки по физике и математике. Новое пушечное мясо для высшего образования.

— Мой папаша клинически самодовольный тип, — не сводя глаз с блесток Тумблера, ответил Джаз. — Тебе повезло, что ты осталась без отца.

Дейзи с изумлением взглянула на него. Джазир прекрасно знал, что ее родители трагически погибли. Став сиротой, она лишилась всякой материальной поддержки: никаких предметов роскоши, никаких деньжат на выходные и праздники, ни машины на день рождения, ни купонов на услуги прачечной.

— Ты же знаешь, как я отношусь к учебе, — беспечно продолжил юноша. — Университет — это отстой. Я просто хочу заняться своим бизнесом. Подальше от опеки отца. Хочу продавать утиль и второсортный хлам на грязных улицах. Пойми, все зависит от случая! Жизнь и смерть. Как мы будем жить и как умрем. Все это капризы фортуны. Черт, Дейзи! Вот ты постоянно стараешься выиграть, а играешь и проигрываешь!

— Может, я помогу тебе, Джаз. С подготовкой к экзаменам…

— А теперь помолчи, любовь моя. Игра начинается.

— Эгей, понтеры! — закричал Томми Тумблер. — Стучите костяшками! Вот она идет, Королева Удачи! Леди Пышка Шанс!

Играй и выигрывай

Когда экраны на миг потемнели, весь город содрогнулся от игорной лихорадки. Пульс музыки. Круги света от тьмы до сияния. Волнообразный мрак с хаотически разбросанными звездами. И вот иллюзорный туман открыл танцующую королеву случайности. Облегающий черный костюм Пышки Шанс вполне подходил для страны эротических грез. Эмма Пил, с любовью и навсегда. Лучшие кадры шоу. Облегающая чернота с созвездием мерцающих фракталов. Белые точки, похожие на далекие звезды, где хорошая жизнь лежит, томно ожидая вас.

Ради этого и велась игра — ради хорошей жизни за пределами грязного и мрачного Манчестера. Леди Пышка Шанс казалась живым, говорящим, манящим и танцующим домино. Куколка из чисел. И каждый вечер в пятницу, точно в девять часов, после недели обыденных перемен, властительница душ танцевала на пике кульминационного момента. Точки на ее теле должны были в конце концов остановиться и указать комбинацию выигрыша.

Вот как это работало.

Каждое Домино Удачи стоило одну пьюни. В течение недели вы могли купить любое количество костяшек. С помощью какого-то тайного и скрытого механизма серебристые точки на каждой косточке постоянно менялись беспорядочным образом. Игроки всю неделю следили за танцем чисел. В их глазах рябило от пятен. И-Цзин, бусы и четки, карты Таро и гороскопы — все полетело в мусорные баки. Их заменило АнноДомино. И когда в пятничный вечер узор на костюме Пышки Шанс наконец становился неподвижным, все костяшки замирали на каких-то комбинациях. Если любая из ваших косточек наполовину или полностью совпадала с фракталом танцовщицы, то вы становились победителем недели: 100 пьюни за одну половинку и 10 миллионов красоток за полное соответствие.

Малый приз был доступен многим, но десять миллионов красоток выигрывал только один игрок. Главное, чтобы вам покровительствовала Леди Удача.

Миллионы красоток за одну пьюни!

ПРАВИЛА ИГРЫ

1а. Создателем и правообладателем игры является компания АнноДомино, город Манчестер, Англия. Менеджер Шансов — Мистер Миллион.

1б. Игроком может быть любой совершеннолетний человек, проживающий в городе Манчестер, Англия.

2а. Для проведения игр в Манчестере компании предоставлен испытательный срок в двенадцать месяцев — что в целом предполагает пятьдесят одну игру. После этого, при одобрении правительства, компания АнноДомино планирует распространить игру на всю территорию Соединенного Королевства.

2б. Население Манчестера может играть в Домино Удачи в течение двенадцати месяцев, во время которых компания АнноДомино имеет право вносить небольшие изменения в правила игры.

3а. Игра защищена законом.

Играй и выигрывай

Сороковой розыгрыш лотереи. Осталось одиннадцать. Манчестер. Почти девять часов. Среди кружения дождя на трассе Клермонт в районе Мосс-сайд чуть южнее Расхолма в припаркованной машине сидели трое парней и слушали радио. Естественно, канал АнноДомино, где назывались числа, мелькавшие на одежде сексуальной Пышки Шанс. Умы, плененные мечтой о красотках.

Эти трое парней были студентами университета. Двое изучали математику, третий — физику. Один выглядел постарше. Двое были белыми, один — чернокожим. Первый являлся гетеросексуалом, второй — геем, третий балансировал между ними. Первый оставался девственником. Второй носил алмазик в носу. Неплохо, правда? Первый специализировался на математическом анализе, второй — на генетическом исчислении, третий — на компьютерной математике. Их звали Диджей Доупджек, Сладкий Бенни Фентон и Джо Крокус. Точно в перечисленном порядке. У одного из них были зеленые волосы. Нет-нет, не у гея. Хотя именно гей имел кнопку в носу, мерцавшую во фрактальном сиянии эквалайзера. Трое парней смотрели на свои домино и слушали числа, пока невидимый танец Пышки Шанс омывал их волнами музыки. Лучший в мире вальс.

— Милая леди! — взмолился один из них. — Дай мне свои числа!

— Я проголодался, — произнес другой. — Может, сходим в кэрри-ресторан?

— Заткнитесь, уроды! — крикнул третий. — Я медитирую!

— Ни фига себе! — с изумлением воскликнул первый. — Я только что получил кость Джокера.

— Считай, что тебе повезло, — ответил второй. — Смотри, она уже изменилась.

— Все по правилам, — добавил третий. — Никто не получает пусто-пусто больше одного раза в неделю. Это каждый знает.

Рекламка ударилась о ветровое стекло и громко прожужжала свой слоган.

— Играйте до победы, — эхом повторили трое парней. — Играйте и, мать вашу, выигрывайте!

Играй и выигрывай

В это же время на одной из улиц Манчестера маленькая девочка, называвшая себя Мисс Целией, стояла среди шумной толпы возбужденных бомжей, собравшихся на тротуаре рядом с магазином радиотоваров. На витрине были выставлены поступившие в продажу семнадцатидюймовые телевизоры, и каждый из них показывал шоу АнноДомино. Даже бездомные могли позволить себе пьюни для пятничной вечерней лотереи.

Бездомные с их тайными домами и ночлежками.

Вот они, попрошайки и пропойцы, одетые в лохмотья, братья по разуму, низший слой общества, молятся тем богам, которые их еще слушают. Сжимают в руках свои жалкие домино, словно это их последний шанс на бегство в хорошую жизнь.

А над толпой порхали рекламные бабочки.

— Отвалите от меня, мерзкие твари! — прошептала девочка и отмахнулась от назойливого облака.

Играйте до победы! Играйте и выигрывайте!

Целии Хобарт было только восемь лет, и, чтобы разглядеть танец Пышки Шанс из плотной толпы нищих и роя бабочек, девочке приходилось стоять на цыпочках. В ее длинных белокурых волосах трепетало вплетенное зеленовато-желтое перо. Целия убежала из дома всего пару месяцев назад и пока еще с трудом добывала средства к существованию. Ей не нравилось выпрашивать милостыню. Но она сама выбрала для себя жизнь маленькой нищенки. Самыми плохими были первые дни, когда она бродила по городу — такая беззащитная и одинокая, напуганная и беспомощная, пока не встретила других бродяг. Братство нищих приняло ее под свое покровительство — особенно большой пожилой мужчина, называвший себя Эдди Ирвеллом.

×