Победа на Янусе, стр. 3

Зеленые лесные дьяволы? Айяр посмотрел на свои тонкие руки с зеленоватым отливом кожи. Неужели они говорили об ифтах? Но ведь те укрывались на зиму в Ифтсайге. Зеленые дьяволы не могут быть ифтами. Но кто же они?

2. Новые ларши

У рода ифтов был заклятый враг. То, Что Ждет, было много древнее и опаснее людей. Его воинство – ларши – появлялось с просторов губительной Пустоши. Однако там же, посреди пустыни, находилась и защита ифтов – священное Зеркало Танта. Под солнцем – оружием Того. Что Ждет, – Айяр по изъеденной временем дороге направлялся к кратеру – вместилищу вод Зеркала.

Удастся ли им вновь воспользоваться Силой Танта? Несколько месяцев назад Иллиль и Джервис призвали ее, чтобы сразиться с помощью грозы и воды со слугами Того, Что Ждет, и остановить их. Бурный поток выплеснулся за каменную кромку Зеркала и омыл часть Пустоши, очищая ее от Зла.

В этом было их спасение – и спасение даровало им Зеркало! Но никто не знал, насколько велика его Сила. Сможет ли она противостоять инопланетникам и их машинам, не подчиняющимся законам природы Януса? У каждой планеты есть свои потаенные силы, которые могут служить оружием для ее обитателей, но ничего не значить для пришельцев со звезд. Для ифтов Зеркало и то, что скрывалось в его глубинах, было священной Силой, – другие же могли видеть в нем просто озеро в каменном бассейне.

– Айяр!

Он поднял голову, не отрывая взгляда от источенных веками камней.

– Да, Килмарк, – отозвался он. Значит, он добрался не первым.

На Килмарке, как и на Айяре, был плащ, у обоих – мечи и заплечные мешки. Но, помимо этого, через руку Килмарка был перекинут кусок рваной, покрытой пятнами ткани. Запах, исходившей от нее, заставил нос Айяра непроизвольно сморщиться. Этот запах не соответствовал ни человеку, ни машине. Это был запах неизвестного и коварного. Он въедался в ноздри и надолго отравлял легкие. Но во всем остальном ткань лоскута не отличалась от одежды ифта, на нем переливались, переходя друг в друга, зеленый, коричневый и серебряный цвета.

– Что это? – спросил Айяр.

– Я нашел его в колючем кустарнике, – Килмарк протянул руку вперед, и лоскут внезапно затрепетал, как живой. Килмарк испуганно вскрикнул и сбросил его на землю. Запах усилился, и оба ифта попятились, инстинктивно принимая оборонительную позу.

Айяр бессознательно выхватил меч. Он держал его за лезвие ниже перекрестья рукоятки, направив острие не к невидимому врагу, а к небу.

Рука ифта – меч,
Его сердце – во мраке
Холодного света луны.

Эти слова возникли из его двойной памяти, когда он совершал мечом ритуальные движения. Он не был ни Мастером Зеркала, ни Сеятелем, ни Хранителем, ни Стражем. – он был просто воином. Но существовали древние приемы защиты от Врага, известные всем.

Меч в руках Айяра окружило сияние, и с него начали скатываться капли зеленого огня. Падая на землю, они образовывали вокруг лоскута огненное кольцо. Но огонь не уничтожил ткань, а лишь окружил ее. В этот момент со стороны лестницы, ведущей к Зеркалу, послышался крик и топот бегущих ифтов. Подбежавшие Иллиль и Джервис остановились, увидев окруженный огнем лоскут.

– Кто и где нашел эту пещь? – спросил Джервис.

– Она висела на колючих кустах недалеко от выжженного места, – ответил Килмарк. – Я думал… Я боялся, что там кто-то из нас… Только подняв его, я понял, что он оставлен не ифтами, но все равно в нем что-то очень важное…

Опустившись на колени, Иллиль внимательно рассматривала лоскут. Затем достала из-за пояса тонкую белую лучинку длиной с палец. Хотя дорогу часто заливало водой, кое-где вдоль нее сохранились островки сухого песка. Один как раз находился поблизости. Иллиль направила конец лучины на ткань, а затем коснулась им песка. Она придерживала лучину в вертикальном положении, но та сама по себе двигалась и рисовала. Возникшие на песке линии изображали дерево с тремя большими листьями – символ ифта. Но рисунок еще не был завершен – дергаясь в пальцах Иллиль, лучина превращала листья в угловатые голые ветви. Айяр смотрел на песок. Кажется, он уже видел эти изломанные ветви.

– Ифт… Нет, это не ифт… Неужели Враг? – прошептал Джервис. – Но что это значит? – он перевел взгляд на Иллиль, которая внимательно рассматривала рисунок.

Она отрицательно покачала головой.

– Я не понимаю. Это, – она указала на лоскут, – имеет облик ифта, но оно пришло из Белого Леса. – Уронив лучинку, она сжала голову руками. – Я помню слишком мало! Если бы мы были цельными, если бы память ифтов не заглушали инопланетные обрывки воспоминаний, нам все было бы ясно. Но сейчас я уверена только в одном – то, что лежит здесь, нечто насквозь злое и лживое.

Джервис обернулся к мужчинам.

– Что вам удалось узнать?

– Они на той стороне реки, – ответил Килмарк. – Выжигают, а потом корчуют. Они хотят уничтожить весь Лес и тех, кто живет в нем.

– Это лагерь портовиков. – добавил Айяр и пересказал подслушанный им разговор.

– Значит, некие зеленые дьяволы нападают на участки. прервал его рассказ Джервис. – Из-за своего неведения люди боятся нас и считают чудовищами. Но по эту сторону Южного моря сейчас находимся только мы – единственные из ифтов, зимовавшие в Ифтсайге.

– Лишь одним способом мы можем узнать больше, – поднялась с колен Иллиль. – Я спрошу у вод Зеркала. Но ты, – она взглянула на Килмарка, – должен остаться здесь. Тебе нельзя приближаться к Танту, если твоя ифтийская память еще не прояснилась.

Айяру она ничего не сказала, и он последовал за ней и Джервисом вверх по лестнице к выступу над молчаливым озером, хранящим неизвестную Силу. На краю уступа Иллиль встала на колени, протянув руки над водой.

– Да будет благословенна вода, дающая жизнь, – произнесла она и, смочив кончик пальца, поднесла его к губам, чтобы ее уста могли дать нужный ответ. Теперь ее сознание было открыто Зеркалу.

Когда она вновь заговорила, ее взгляд устремился не на спутников, а вдаль, за озеро, и над ней витала аура того, что было местом Власти:

– Ифт – не ифт. Под маской жизни – Зло. Поражение – это еще не конец войны. Семя беззащитно, пока не брошено в землю…

Айяр не уловил смысла в этих словах. Однако он видел, что Джервис все понял, и лицо его помрачнело. Джервис простер руку и возложил ее на голову Иллиль, и она заморгала, придя в себя от его прикосновения.

– Пойдемте, – Джервис двинулся обратно под стены Пути, где уже ждали Локатат и Райзек.

– Там ифты, Джервис… – начал Локатат.

– Нет, это не настоящие ифты, – перебив его, крикнула Иллиль, – у них облик ифтов, но они подчиняются воле Белого, а не Зеленого Леса.

Джервис кивнул.

– Да, То, Что Ждет, пробудилось. С помощью поддельных ифтов Оно настроило инопланетников против нас.

– Лжеифты опустошили несколько участков, – продолжил Локатат, – я прятался в скалах у реки и слышал, как об этом говорили люди из лагеря. Поддельные ифты убивали и разрушали, чтобы восстановить против нас поселенцев и портовиков. Теперь те забыли старые правила и объединились, чтобы уничтожить Лес и всех ифтов.

– Но Лес огромен, – произнесла Иллиль и взглянула на Джервиса. – Смогут ли они это сделать?

– Сейчас людей здесь мало, но они, несомненно, уже вызвали помощь с других планет, – печально сказал Джервис, – и если помощь придет, то смогут.

Рука Айяра стиснула рукоять меча.

– То, Что Ждет, просто пользуется ими – так же, как прежде использовало ларшей…

– Похоже, – согласился Джервис. – В мое время ларши еще не были орудием Того, Что Ждет. У меня память Зеленого Листа, а не Серого. Сейчас, наверное. Враг использует инопланетников, как раньше – ларшей, и, возможно, добьется успеха.

– Интересно, всегда ли То, Что Ждет, использовало людей как оружие? – сказал Айяр. – Мы так и не узнали, кем был тот в скафандре, что взял в плен нас с Иллиль. Также непонятно, что происходило, когда Оно захватило вас в плен. Вайты, псы Того. Что Ждет, преследовали нас, и мы чувствовали его присутствие, когда бежали к Зеркалу. Во времена Айяра уничтожение Ифткана было поручено ларшам. А теперь То, Что Ждет, с помощью провокации заставило служить своим целям инопланетников. Вот только почему То, Что Ждет, никогда не действовало без помощников? Вы не забыли о Клятве Кимона?

×