Эльфийские войны, стр. 69

– Ты это заслужил, – искренне ответил эльф. Еще долго он смотрел вслед удаляющейся на юг колонне приземистых воинов, пока, наконец, они не исчезли в тумане.

Ситас еще раз посетил равнины через два месяца после страшной бури. Он приехал, чтобы забрать сына домой. Ванести остался жить, но ему не суждено было больше встать на ноги, и излечить его могло лишь чудо.

Близнецы стояли перед руинами Ситэлбека. Город превратился в груду обугленных головешек и обломков камня, рассыпанных по черной земле.

Звездный Пророк встретился взглядом с братом.

– Таманьер Амбродель отбыл в Дальтигот. Вместе с послом Торбардина – послом Хилар – они разработают мирный договор. Теперь мы вложим в ножны мечи раз и навсегда.

– Вложат те, кто остался, – тихо добавил Кит. Он подумал о Парнигаре и Кенкатедрусе – и о Сюзине – и обо всех, кто погиб на войне.

– Эта война изменила многое, а возможно, и все, – ровным голосом заметил Ситас.

«Герматия рассказала мне!» – беззвучно крикнул он. Он хотел напасть на брата с обвинениями, сказать, что знает всю правду, но не смог.

Кит безмолвно кивнул.

Эти земли, подумал Ситас, оглядывая груды развалин. Стоило ли за них цепляться? Они удержаны ценой тысяч жизней. И что же они выиграли?

Люди никогда не будут полностью изгнаны с западных земель – Пророк понимал это. Кит-Канан, разумеется, позволит тем, кто сражался с ним, остаться здесь. А эльфы, которые воевали на стороне врага, – какова будет их судьба? Вечное изгнание? Ситас не мог думать о дальнейшей борьбе, о новых страданиях своего народа. Он стоял перед лицом перемен.

Теперь остался лишь один путь, чтобы сохранить чистоту Сильванести. Подобно тому, как зараженный орган должен быть ампутирован, чтобы спасти больного, так и чуждая часть его нации должна быть отсечена, чтобы сохранить священную нацию Сильванести.

– Я дарую тебе земли, простирающиеся отсюда к западу, – твердо заявил Ситас. – Они больше не являются частью Сильванести – ты можешь поступать с ними, как тебе угодно.

– Я думал об этом, – ответил Кит так же твердо. Ситас удивился его словам, он думал, что предложение окажется неожиданностью. Но Кит-Канал тоже, по-видимому, понимал, что они перестали быть частью одного мира.

– Я построю свою новую столицу на западе, среди поросших лесами холмов.

Квалинести, решил он, но не стал произносить название вслух. Он поклялся себе, что оно станет государством свободных эльфов и никогда не вступит в войну во имя мифической чистоты нации.

Братья расстались; над залитыми дождем равнинами по-прежнему плыли свинцовые облака. Эльфы, прежде единая нация, отныне раскололись пополам.

×