Темные силы над Муншаез, стр. 2

— Он приехал со мной из Нормандии. Всю дорогу просидел на носу, словно был рожден для морских путешествий. Я не заметил, чтобы он обращал внимание на людей — во всяком случае до сих пор.

Тристан подошел к собаке и опустился на колени в грязную траву, так что глаза человека к животного оказались на одном уровне. Принц вспомнил о своих охотничьих псах. Они были свирепыми и опытными — но с таким вожаком это будет лучшая свора в королевстве! Тристан медленно взял великолепную голову собаки в свои руки. Мохнатый хвост слегка пошевелился, и сразу же пес продемонстрировал Тристану свое отношение, став энергично и дружелюбно махать хвостом. Принц пристально посмотрел в глаза мурхаунда и прошептал:

— Мы будем величайшими охотниками в Гвиннете — нет, во всем Муншаезе! Даже фирболги с гор станут трепетать, услышав твой боевой клич! Я назову тебя Кантус, — собака внимательно наблюдала за принцем, ее влажные, карие глаза сияли. Пес шумно задышал, его пасть слегка приоткрылась, и Тристан увидел зубы величиной с мизинец.

Собрались зеваки понаблюдать за принцем, и Тристан почувствовал неожиданный прилив гордости, когда он понял, что они с восхищением смотрят на его собаку. Два свирепых на вид северянина с желтыми бородами стояли позади Полдо, что-то быстро и непонятно обсуждая на своем странном языке, состоящем, казалось, только из гортанных звуков. Несколько рыбаков-ффолков, охотник и маленькие мальчишки глазели на принца и Полдо, дожидаясь, чем все это кончится. Пунцовый плащ среди простой одежды деревенских жителей выделял молодого торговца-калишита, с удивлением глядящего на огромного пса.

Тристан поднялся с колен и, тщетно пытаясь скрыть нетерпение, повернулся к Полдо, но влажные ладони выдавали его волнение. Эта собака должна принадлежать ему! Стараясь казаться равнодушным, он начал торговлю:

— Действительно, превосходное животное. Я дам тебе за него десять золотых!

С возмущенным воплем Полдо отшатнулся от принца. — Морские валы перекатывались через нос корабля, — закричал он высоким визгливым голосом.

— Храбрые матросы бледнели от страха и готовы были вернуться, но я не сдавался! Я знаю, говорил я себе, принца, который пожертвует королевством за такую собаку, который достойно наградит за стойкость друга… который…

— Хватит! — закричал Тристан, подняв руку и глядя карлику в глаза, изо всех сил стараясь не рассмеяться. — Ты получишь двадцать, но не…

— Двадцать! — голос карлика сорвался от возмущения. Он повернулся к зевакам и развел в сторону руки — сама оскорбленная невинность. Северяне рассмеялись, так забавно выглядел Полдо в своем гневе. — Обрывки парусов свисают с бимса! Мы, наверное, с дюжину раз чуть не перевернулись. Волны величиной с гору бросали наше судно из стороны в сторону… а он предлагает мне двадцать золотых! — Полдо снова повернулся к принцу, улыбка которого стала слегка вымученной. — Такая собака, как эта, — для того, конечно, кто что-нибудь понимает, — выручит мне сто золотых в одно мгновенье — в любом цивилизованном порту мира! — Карлик обезоруживающе улыбнулся.

— Но мы все-таки друзья, и я таковым и остаюсь. Он твой… за восемьдесят золотых! — Полдо эффектно поклонился, услышав возгласы изумления, доносившиеся из растущей толпы. Ведь еще ни разу ни одна собака не была продана даже за половину той суммы, которую назвал Полдо!

— Ну, ты несколько переоцениваешь размеры моего кошелька, — резко возразил карлику принц. Он уже понимал, что покупка собаки нанесет сокрушительный удар по его карману. С тоской пытался Тристан найти наиболее подходящую тактику, чтоб повыгоднее заключить сделку с карликом, тем более что его кошелек никогда не бывал набитым до отказа. Но Полдо-то отлично знал принца — он знал, что Тристан ни за что не устоит перед такой великолепной собакой.

— Ладно, могу предложить тебе сорок, но больше я не…

— Сорок золотых, — провозгласил Полдо, все еще играя на толпу. — Отличная цена за собаку. Если бы речь шла об обычной собаке, я бы немедленно согласился.

— Пятьдесят, — произнес принц, которого начало охватывать раздражение оттого, сколь дорого стали стоить ему сделки с Полдо.

— Продано!

— Отлично! Браво! — За поздравлением последовало радостное рукопожатие и веселый женский смех.

— Спасибо, леди Робин, милая, — ответил Полдо, театрально раскланиваясь.

— А ты… ты меня удивляешь: иметь дело с этим мошенником, когда вокруг согни других карликов! — сказала Робин Тристану.

Черные волосы девушки блестели на солнце, а зеленые глаза искрились весельем. В отличие от большинства девушек, пришедших на праздник, она была одета в удобную практичную одежду — зеленые трико и яркий плащ цвета ржавчины. И вое же красотой она превосходила любую самую изысканно одетую девушку на празднике.

Принц улыбнулся Робин в ответ, радуясь встрече с ней. Если она будет рядом, праздник обещает быть вдвойне волнующим.

— Ты пришла купить собаку? — спросил он, не обращая внимания на протянутую руку Полдо.

— Нет. Я хотела просто посмотреть. В такой чудесный день в замке слишком мрачно и холодно.

— Ты говорила с моим отцом сегодня утром? — спросил Тристан и немедленно пожалел о том, что задал этот вопрос, когда увидел промелькнувшую в глазах девушки боль.

— Нет, — тихо сказала Робин и отвернулась. — Король… хотел побыть один.

— Я понимаю, — ответил Тристан. Он посмотрел на далекую громаду замка Кер Корвелл, возвышающегося на холме над общинными полями, и подумал о своем отце. Если король не пожелал видеть даже Робин — свою любимую воспитанницу — вряд ли он вообще захочет разговаривать с кем бы то ни было.

— Ну, и ладно, пусть старый дурак сидит и предается своим размышлениям, если ему так хочется, — Тристан сделал вид, что не заметил обиды в глазах Робин. — Ты видела мое новое приобретение?

— Отличное животное, — немного холодно согласилась Робин. — Но и цену ты заплатил немалую!

— Да, уж, — хихикнул Полдо и снова протянул руку, Тристан опустил руку к кошельку с монетами, заметят краем глаза пунцовую вспышку сбоку — это убегал калишит в ярком одеянии.

×