Темные силы над Муншаез, стр. 122

Осталась лишь его лютня, лежащая в грязи, там, куда Керен ее отбросил.

— Нет! — в ужасе закричала Робин, не веря своим глазам.

Принц почувствовал холодный укол страха — Зверь оказался сильнее, чем он себе представлял. Но, кроме того, Тристан почувствовал, как гнев разгорается в его Груди.

— Я убью тебя! — ровным голосом сказал принц и сделал несколько шагов вперед по чавкающей трясине. Его сапоги громко чмокали, когда он вытаскивал ноги из жидкой грязи, и он продвигался к Зверю очень медленно.

Кантус помчался к врагу, чтобы вцепиться ему в заднюю ногу.

Казгорот не обратил внимания на отважного пса. И повернулся в поисках другого двуногого противника. Теперь пришел черед Полдо. Балансируя на высокой ветке, он пустил свою стрелу. Маленький снаряд безошибочно нашел цель — второй глаз чудовища был выбит. Ослепленный Казгорот, воя от ярости, резко повернулся к новому источнику опасности. Черная тень упала сверху, это сокол Сейбл вцепился монстру прямо в морду. Ударом могучей лапы Зверь отбросил птицу на землю. Казгорот рванулся вперед, угодив одной лапой в грязь рядом с принцем. Тристан размахнулся и рубанул изо всей силы. Зачарованный клинок, шипя, вошел в тело Зверя, но даже это не смогло отвлечь его.

Казгорот передними лапами схватил ветки дерева, на котором устроился Полдо. Могучие плечи напряглись, и ствол дерева оторвался от земли. Полдо отчаянно брыкался, но он запутался в гибких верхних ветках и никак не мог высвободиться. Вместе с деревом он скрылся в темной воде.

Тристан почувствовал растущее отчаяние.

Он метнулся к Зверю, скользя и падая на бегу. И попытался вонзить могучий клинок в тело чудовища, но был недостаточно быстр.

Ньют, устроившийся на плече Робин, совершал одно магическое заклинание за другим. Иллюзорные огненные шары взрывались вокруг монстра, затем его атаковала целая стая летающих скорпионов. Иллюзии показались Тристану вполне реальными, но Казгорот не обращал на них ни малейшего внимания. Тристан с трудом подбирался поближе к Зверю. Меч продолжал тянуть его вперед, и принц чувствовал, что желание быстрее уничтожить зло переполняло серебристый клинок. Он на секунду оглянулся и увидел, что Робин жестом просит его отойти в сторону, — она уже подняла посох и начала заклинание.

Прошло несколько секунд, но ничего не произошло, Казгорот повернулся к друиде, и его большие ноздри стали с шумом втягивать неподвижный воздух.

Вдруг земля и вода Темного Источника разошлись в разные стороны, и стена пламени охватила тело чудовища.

Казгорот закричал от боли, пошатнулся и стал отчаянно бить лапами, но огонь разгорался все сильнее. Тут Зверь задрожал от напряжения, не обращая внимания на пламя, в котором обугливалась и чернела его чешуя. Черный туман забурлил в центре Темного Источника и, поднявшись в воздух, быстро потушил огонь. Робин, ослабев, в недоумении смотрела на то, с какой легкостью Зверь справился с ее волшебством. Казгорот теперь двинулся к девушке. Тристан хотел было встать между ними. Но грязь липла к ногам, не давая ему быстро перемещаться. Барахтаясь в жидкой грязи, он беспомощно наблюдал, как отвратительное существо подбиралось к женщине, которую он любит. С трудом поднявшись на ноги и от страха за Робин почти потеряв способность видеть, Тристан опять бросился к чудовищу, но снова упал.

Казгорот уже возвышался над Робин, и тут из-за куста с противоположной стороны пруда выскочил Дарус и кинулся на помощь с серебристым ятаганом наперевес. Тристан восхищенно смотрел, как ловкий калишит перелетел через чешуйчатый хвост чудовища на шершавую бронированную спину.

Как будто перепрыгивая с одного камушка на другой, стремительный калишит несколькими слитными движениями взлетел вверх, прямо на шею монстра. Он взмахнул рукой и вонзил свой клинок по самую рукоять в основание черепа. Дико взвыв от боли. Зверь отступил назад, и Дарус, свалившись с его спины на берег пруда, потерял сознание. Кантус снова вцепился чудовищу в ногу, но Зверь, по-прежнему, не обращал на пса внимания.

Тристан, наконец, добрался до Казгорота и начал отчаянно рубить его мечом Симрика Хью.

Ему удалось нанести Зверю длинную глубокую рану на ноге, но Казгорот отскочил, а его длинный тяжелый хвост неожиданно метнулся в сторону и, больно ударив Тристана по спине, сбил того с ног.

Задыхаясь, Тристан перевернулся и попытался вскочить на ноги, но сражение с чудовищем отняло у него слишком много сил. Тяжело дыша, он стоял в грязи на коленях и смотрел на чудовище. Черная кровь Казгорота текла из раны на шее, но он, по-прежнему, был готов сражаться. Зверь на несколько секунд застыл в неподвижности, а его раздвоенный язык и чешуйчатые ноздри дрожали — он пытался уловить запах врага. Его огромная голова медленно повернулась к Робин, которая, как зачарованная, смотрела на чудовище.

— Тристан, мой любимый. — Голос Робин звучал сквозь туман отчаяния, которое начинало овладевать принцем. Он потряс головой, пытаясь прийти в себя, и услышал, как Робин спокойно продолжала:

— Будь осторожен, мой принц, подумай хорошенько! Держи себя в руках!

Слова девушки неожиданно отрезвили его, и теплое чувство спокойствия охватило Тристана. Он стал медленно и глубоко дышать и почувствовал, как к нему вновь возвращаются силы. Поднявшись, он стал осторожно пробираться через грязь к Робин, держа наготове рвущийся в атаку меч. Затем он повернулся посмотреть на Зверя, который снова начал двигаться.

Когтистая лапа Казгорота отбросила Кантуса с дороги, и верный пес, ударившись о ствол дерева, затих. Раздвоенный язык чудовища извивался в приоткрытой пасти, как будто чувствуя близость друиды. Но между девушкой и чудовищем стоял принц Корвелла. Когда Зверь шагнул к нему, Тристан низко пригнулся. Раздутое брюхо, гладкое и белое, как у змеи, нависло над ним. И Тристан нанес удар.

Меч Симрика Хью легко пробил белую кожу, и радостно зашипел, погружаясь в теплые внутренности Зверя. Клинок накалился — это могущество богини передалось волшебному оружию, разрушая отвратительное тело. Тристан быстро отступил назад, но было уже поздно: содержимое огромного брюха хлынуло на тело принца. Захлебываясь и задыхаясь, Тристан почувствовал, что окружен разложением и ядом. Его кожу обожгли кислоты, а гнилостные газы заполнили легкие. Он еще успел заметить, что чудовище зашаталось и безумно завыло. А потом все исчезло.

×