Темные силы над Муншаез, стр. 1

РАВНОДЕНСТВИЕ

Поля вокруг Кер Корвелл пестрили яркими красками: разноцветные шатры, развевающиеся знамена и множество ярких костюмов — все это ярмарочное великолепие привлекало толпы людей. Праздник Весеннего Равноденствия означал конец зимы и рождение новых обещаний и надежд. По случаю столь важного события ффолки собирались со всех концов Королевства Корвелл, и даже из-за его пределов, чтобы присоединиться к празднованию.

Широкая гавань с восточной оконечности залива Корвелл ощетинилась мачтами. Крутобокие рыбачьи лодки ффолков, сплетенные из ивняка и обтянутые кожей, покачивались на воде рядом с длинными галерами северян, оснащенных единственным прямым парусом, но все они казались карликами рядом с громоздкими галеонами калишитов.

Тристан Кендрик, принц Корвелла, торопливо пробирался сквозь толпу, не обращая внимания на суету вокруг. Группа жонглеров-калишитов расположилась в центре ярмарки, и каждый из них ловко управлялся с дюжиной сияющих на солнце ятаганов. Тристан в нетерпении обошел циркачей, казалось, он их даже не заметил. Он миновал торговцев ярким шелком, хотя услужливый калишитский купец продавал ткани невиданных в Корвелле расцветок. Принц спешил и прошел мимо палаток искусных оружейников Кер Каллидирра, которые выставили на продажу блестящие стальные мечи.

— Привет, Тристан! — окликнул его один из фермеров, расставлявший перед собой на столе кувшины с молоком.

— Доброе утро, — присоединился рыбак из соседней деревни.

И так все время, пока он пробирался сквозь толпу, получая вежливые и дружеские приветствия от большинства ффолков. И опять Тристан испытал легкое раздражение — никто не обращался к нему как к королевской особе. Хоть разок, но приятно было бы услышать: «Здравствуйте, принц!» или что-нибудь в этом роде.

Он, как всегда, отбросил эти мысли, впрочем, так же, как он отбрасывал все серьезные мысли о своем высоком положении и накладываемых титулом обязательствах. Придет день, и, возможно, он немного подумает об обязанностях, которые будут на него возложены, когда он станет королем; но сегодня… сегодня у него есть дело, здесь, на ярмарке! Тристан ускорил шаг, и хорошенькие деревенские девушки в свежих льняных платьях застенчиво улыбались ему. Принц же казался себе весьма эффектным, задумчиво поглаживая едва пробившуюся бородку, которая слегка курчавилась и была чуть темнее его волнистых каштановых волос. Новый шерстяной плащ и кожаные штаны выглядели чистыми и совершенно новыми по сравнению с черными кожаными башмаками. Принц чувствовал, что его переполняют энергия и радость жизни: его охватила весенняя лихорадка. Пройдя мимо шатров и прилавков, где купцы разложили свои товары, Тристан двинулся между загонов для скота и даже мимо лошадей. Наконец, он выбрался на открытое место, где его уже ждали.

— Приветствую вас, мой господин, — раздался пронзительный голос, и принц улыбнулся приближавшемуся карлику Полдо.

— Рад тебя видеть, мой друг, — искренне ответил Тристан, пожимая руку маленького человечка. — Как хорошо, что ты вернулся из своего зимнего путешествия целым и невредимым.

Полдо поклонился в ответ, и на мгновенье его глаза алчно сверкнули. Карлик был коренастым и крепким, около трех футов и одного или двух дюймов роста. Потертая кожаная куртка и старые, но хорошо начищенные башмаки дополняли картину. Его седые волосы закрывали уши и свисали на воротник, а улыбающееся лицо было чисто выбрито и совершенно лишено морщин, хотя Полдо уже перевалило за шестьдесят. Карлики жили на всех островах Муншаез, в основном, по соседству с поселениями людей. Хотя они были одним из народов, с давних пор населявших острова (так же как гномы в эльфы Ллевирра), они прекрасно уживались с появившимися гораздо позже ффолками. Теперь они получали доходы от торговли с людьми и, вдобавок, жили под защитой соседних замков.

— Ну, как поживаешь, старый мошенник? — спросил принц.

— Очень неплохо, а скоро будет еще лучше, когда у меня появится возможность избавить тебя от содержимого твоего кошелька! — отозвался Полдо, хитро поглядывая на кожаный мешочек на поясе у Тристана и стараясь скрыть довольную улыбку.

Тристан же искренне радовался встрече со своим старым приятелем и не скрывал этого. Считалось, что Полдо жил в Лоухилле, поселении карликов, не более чем в миле от Кер Корвелл. Однако опытный, закаленный трудностями искатель приключений проводил большую часть года, путешествуя по островам Муншаез и по миру в погоне за деньгами, так что они с принцем виделись весьма редко. В отличие от большинства карликов, которые довольствовались пастушескими радостями в своих норах, кладовых и винных погребах, жизнь Полдо была наполнена волнениями и приключениями.

— Я провел зиму, прочесывая Побережье Мечей и Муншаез, и собрал таких собак, о каких ты можешь только мечтать. И для тебя я тоже нашел пса к западу отсюда — на острове Морей. Тебе не устоять! — и опять довольная улыбка слегка искривила уголки его рта.

В этом году Полдо занялся охотничьими собаками, и, как обычно, он располагал товаром на все вкусы, для самых разных целей. Быстро скользнув глазами по большой группе собак, скучавших на солнцепеке, Тристан заметил великолепного пса и затаил дыхание, а потом присвистнул.

Стараясь держаться небрежно, принц сказал:

— Ну, что же, выглядит он неплохо.

— Если у тебя есть причины для сомнений… — начал было возражать Полдо, но Тристан его не слушал.

Это был мурхаунд — свирепый охотничий пес из породы, выведенной на островах Муншаез. Впрочем, ничего особенного тут не было — у принца была уже дюжина таких собак. Но этот мурхаунд был особенно крупным и могучим зверем с гордой осанкой — весьма необычной для его породы.

Среди терьеров, гончих и волкодавов в коллекции Полдо огромный коричневый мурхаунд выделялся, как принцесса среди своих фрейлин. Его коричневая шкура блестела, густая и гладкая на широких плечах и длинных стройных ногах. Даже для мурхаунда он был громадным. Его глаза изучающе смотрели на Тристана.

— Где ты его нашел? — опросил Тристан.

×