Крепости и замки Сирии эпохи крестовых походов, стр. 8

Всё внутреннее пространство собора разделено тремя нефами, которые разделены рядами колонн. В северном нефе классическая романская планировка несколько нарушена. Вторая от входа колонна покоится на высоком постаменте, в котором проделан проход. Он оформлен как вход в какое-то помещение или отдельное здание. Мнение учёных о предназначении этого прохода разделяются.

Одни считают, что отсюда вёл подземный ход в крепость тамплиеров. Версия, на первый взгляд, слишком смелая, но имеющая под собой прагматическое основание. Очевидно, что отдельно стоящая церковь-крепость с оборонительными башнями не может выдержать длительной осады. Вполне возможно, что существовал тайный подземный ход для бегства от неприятеля, тем более что до стены цитадели всего 170 метров.

По мнению других учёных, именно на месте северного нефа находилась древняя часовня со святынями – предмет поклонения тысяч пилигримов из Западной Европы. Возможно, эта часть нефа отделялась каменной стеной, и в ней были помещены алтарь и чудодейственная икона, исцелявшая от болезней, в частности, от бесплодия.

Собор Тортозы пользовался исключительной популярностью среди высокопоставленных особ, которые приезжали сюда на исповедь или на службу в честь религиозных праздников. В 1219 г. в соборе двумя ассасинами был убит старший сын правителя Антиохийского княжества Боэмонда IV – принц Раймунд. В 1225 г. здесь венчался с вдовой кипрского короля Алисой Шампанской король антиохийский князь Боэмонд V [65].

Дальнейшая история Собора Тартуской богоматери носит трагический характер со счастливым концом. В 1667 году собор был превращён в конюшню, затем использовался как складское помещение. В 1851 году здание превращено в мечеть, а сохранившаяся часть массивной звонницы была реконструирована в минарет. Однако, новая мечеть, имевшая для мусульман необычный вид, не пользовалась популярностью, поэтому в 1914 году её стали использовать как казарму для турецких войск. После свержения османского ига здание сначала использовалось в качестве приюта для беженцев и как склад, пока какой-то светлой голове не пришла мысль передать его музейной администрации как памятник архитектуры XII–XIII в.в., что и было сделано в 1922 году. В 1956 года у заброшенного собора началась новая жизнь, ему был присвоен статус Исторического музея. С этого момента стала формироваться городская музейная экспозиция, о чём стоит рассказать особо.

Проведя один полноценный день в Тартусе, мне, как и Томасу Лоуренсу, захотелось вернуться сюда ещё раз, но цели у меня и у него были разные.

У Томаса – научные. «Я собираюсь остановиться в Тартусе в следующем году и хорошо его обследовать. Это очень интересное место», – писал он в дипломной работе. У меня – общечеловеческие: я полюбил этот город и единственное, чего мне недоставало, это общения с его жителями, потомками древних финикийцев, греков, римлян и арабов, современных сирийцев, добрых и отзывчивых людей.

Тартус вытянулся вдоль моря причудливой дугой. Одно удовольствие ходить по его улочкам. Кажется, что все они ведут к набережной, где собирается чуть ли не половина городского населения. Здесь на скамеечках можно встретить и молодых, и стариков, и почтенных матрон. А когда в вечерние часы включается яркая иллюминация, и оживают маленькие ресторанчики, каждый со своим музыкальным репертуаром, и не только восточным, понимаешь: Тартус ещё и самый весёлый город Сирии.

На мой взгляд, Тартус – самый европейский город из всех сирийских городов. Конечно, я имею в виду не архитектурные особенности – улицы полны арабского колорита – а дух города, пронизанный урбанистическими оттенками, характерными для современного мегаполиса двадцать первого века: это быстрый ритм жизни, отсутствие неторопливой изнеженности, свойственной жителям центральных областей Сирии, современная демократичная одежда жителей, особенно молодёжи, отсутствие праздности и неги во взглядах прохожих.

С этими мыслями я сладко засыпал в гостинице, переосмысливая увиденное за день и внутренне готовясь к продолжению путешествия по следам Лоуренса Аравийского.

В логове ассасинов

Для меня до сих пор остаётся загадкой, почему Томас Лоуренс решил посетить крепость секты ассасинов Масьяф [66] в то время, как целью его пешеходного проекта было изучение замков крестоносцев. После знакомства с оборонительной системой Хомского коридора и крепостью Тортоза в Тартусе, логичнее было продолжить движение на север вдоль побережья Средиземного моря к замку госпитальеров Маркабу. Расстояние между Маркабом, расположенном перед портом Баниясом [67], и Тортозой – не более тридцати километров – Лоуренс, отдохнувший в Тартусе, мог бы преодолеть за один день. Однако Лоуренс выбрал другой путь – 56 километров по дорогам и тропам через Нусайритские горы в Масьяф, а оттуда в обратном направлении, только чуть выше, через Кадмус [68] к Маркабу – это ещё 48 километров. В итоге получался приличный крюк. Учитывая, что стояла середина августа, впереди предстоял долгий путь в Алеппо, потом изучение крепостей Антиохийского княжества в северной части Сирии и возвращение морем домой, чтобы успеть к концу каникул в колледже, – непонятное решение. Если бы Лоуренса интересовала история секты ассасинов, господствующих в Нусайритских горах под боком у крестоносцев, и архитектура их крепостей, то он не должен был пройти мимо цитадели Хаваби [69], расположенной в трёх – четырёх километрах от дороги, по которой он шёл. Но об этой крепости Томас нигде не вспоминал: ни в книгах, ни в письмах. Всё же, зная симпатии Лоуренса к ордену рыцарей Иисуса и храма Соломона – другими словами, тамплиерам – рискну предположить, что ассасины, занимавшие особое положение в борьбе крестоносцев и мусульманами, интересовали его. Но история ассасинов связана с историей исмаилитов. Коротко расскажу о ней.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

вернуться

65

Боэмунд V (1205–1252) – князь Антиохии, активный участник 5,6 и 7 крестовых походов. Через 2 года после свадьбы развёлся с Алисой.

вернуться

66

Крепость ассасинов. Подробнее: р. II Крепости и замки Сирии, гл. Масьяф.

вернуться

67

Банияс – морской порт в 35 км к северу от Тартуса и 55 км к югу от Латакии.

вернуться

68

Крепость ассасинов. Подробнее: р. II Крепости и замки Сирии, гл. Кадмус.

вернуться

69

Крепость ассасинов. Подробнее: р. II Крепости и замки Сирии, гл. Хаваби.


×