Небесный Триллиум, стр. 80

— Я уверена, — твердо заявила Анигель, — что вы, Хара и Ириана сделаете все возможное.

— Может оказаться, что наших усилий будет недостаточно, — сказал он и тяжело вздохнул.

— У нас будут другие помощники, — вдруг сказала Харамис.

Все посмотрели на нее с удивлением. Золотая птица стремительно спускалась к Брандобе, но, как и раньше, ощущения полета у сидевших на ее спине не было.

— Какие помощники? — спросила Кадия, — Ты имеешь в виду синдон? Но их осталось не так много.

— На одной из Трех Лун, — пояснила Харамис, — погружены в заколдованный сон более миллиона человек. Это те, кто не смог Исчезнуть, наши предки, создавшие значительно более передовую цивилизацию, чем наша. Денби Варкур так и не смог заставить себя освободить их. Их количество и их способности непоправимо изменили бы ход нашей жизни. Он знал, что несправедливо и жестоко возрождать их в таком мире, как наш. В конце концов, равновесие было нарушено в результате их войн.

Но Денби никогда не терял надежды, что наступит день, когда он сможет восстановить разрушенное. Он знал, что после уничтожения Вечного Покрова, если это когда-нибудь произойдет, спящие окажут нам неоценимую помощь в исцелении земли и моря. И они окажут ее под руководством нового Великого Волшебника Небес и старых Великих Волшебниц Моря и Земли, последняя из которых в данный момент устала до смерти, но надеется чувствовать себя лучше уже завтра.

— Да! — радостно воскликнул Орогастус и заключил ее в свои объятия.

Золотая птица коснулась шпиля императорского дворца и замерла, снова превратившись в неподвижное каменное изваяние. Анигель и Кадия соскользнули с ее спины и увидели ждавших их возвращения короля Ледавардиса, императора Гиоргибо и принца Толивара.

— Мама! — крикнул мальчик. — Ты ни за что не поверишь в то, что здесь произошло!

— Поверю, — сказала Анигель и ласково погладила сына по щеке. — Были чудеса, будет мучительная боль, но в итоге все будет хорошо.

Она положила руку на живот и почувствовала едва заметное движение. Ее детям суждено было родиться в странном мире, в мире, где магия и наука будут союзниками. Станут ли ее сыновья принцами или кем-нибудь еще?

Все было в руках Владык Воздуха. Протянув руку Ледавардису, она начала спускаться вниз.

Кадия удивленно посмотрела на оставшихся на спине птицы людей.

— Думаю, нам следует оставить их наедине, — сказала она новоиспеченному императору. — Я должны разыскать своих друзей Ягуна и Критча, оставшихся на борту лодки в бухте Брандобы. Ты не одолжишь мне фрониала?

Гиоргибо поклонился, взмахнув рваными и грязными рукавами:

— Дама Священных Очей, я отвезу вас сам в императорской карете, если кто-нибудь в конюшне узнает меня.

— Если не узнают, — сказала ему Кадия по-свойски, — мы просто украдем эту телегу.

Когда они ушли, Орогастус помог Харамис спуститься. Она все еще сжимала Скипетр в руках. Они встали рядом и стали смотреть на город.

— Нужно позаботиться о пострадавших, — сказала Харамис.

— Мы можем вызвать синдон из Края Знаний и Лун, — предложил Орогастус. — Они могут использовать виадук рядом с виллой, а потом ты при помощи Скипетра перенесешь их сюда…

— Нет, любовь моя, — возразила Харамис. — Пусть синдоны сами добираются до Брандобы и приступают к работе. Скипетр следует разобрать здесь и сейчас и никогда больше не использовать.

Орогастус не смог скрыть огорчения.

— Ты права, конечно. И все три талисмана должны принадлежать тебе.

Она разобрала волшебный прибор на части и вставила свой янтарный амулет между крыльями Диска.

— Я думаю иначе, — сказала она и передала ему корону. — Ты будешь хранить Чудовище, Великий Волшебник Небес. — Ее губы тронула озорная улыбка. — У меня есть на это свои причины.

— Благодарю тебя!

— Мы свяжем Трехвекий Горящий Глаз с Ирианой. Она слишком покладиста, и людям, особенно Неисчезнувшим, иногда придется напоминать о ее полномочиях.

Он водрузил корону на голову.

— Я принесу Звездный Сундук. Надеюсь, Голубая Дама простит меня за то, что я ее заморозил, и за грубое обращение членов Гильдии с ее народом.

— Мы вместе отправимся на Полые острова, освободим Ириану и обо всем ей расскажем. Думаю, она захочет вернуться сюда, чтобы руководить синдонами, и также использовать свой новый талисман для исцеления. Мы поможем ей в этой работе, но сначала отправимся на Луны.

— Чтобы начать пробуждение?

Она улыбнулась:

— И не только.

Он взял ее за руку. Стоя рядом, они посмотрели на запад. Небесный Триллиум уже заходил, но она не сомневалась, что он взойдет завтра и будет всходить каждое утро до тех пор, пока не выполнит свою работу.

×