Небесный Триллиум, стр. 2

Стражники с золотыми черепами уверенно шли к нему. А еще он увидел, что чудо, о котором так молил, свершилось. Он лежал у массивной металлической двери, украшенной такой же многоконечной звездой, как и та, что украшала медальон. На двери не было ни засова, ни скважины для ключа, и оставалось до нее всего несколько шагов.

Как умирающий зверь, мучительно медленно, он дополз до двери и прикоснулся к ней своим медальоном.

Нет! — закричали стражники и одновременно направили на него правые руки, грозя уничтожением.

Дверь распахнулась. Мертвая женщина, казалось, повернулась к нему и улыбнулась, предлагая убежище.

Его словно втянуло в комнату, и дверь с лязгом захлопнулась. Он был охвачен ночью — ночью, усеянной немигающими звездами. В комнате было так холодно, что дыхание из истерзанных легких вырывалось облаком инея, а стекавший по лицу пот превратился в лед. Из мгновенно онемевших губ раздался непроизвольный стон. Он забыл, что посещать мертвую женщину можно было только по ее согласию.

Почти парализованный болью и холодом пленник достал из мешка плащ, закутался в него и опустил капюшон до самых глаз. Потом он натянул непослушными пальцами меховые перчатки. С трудом поднялся на ноги, прижался спиной к двери и попытался обрести контроль над своим телом и разумом.

Смогут ли синдоны ворваться сюда и схватить его? Мертвая женщина спокойно улыбалась и словно говорила: «Нет, не смогут без ясного приказа самого Темного Человека, а он все еще не пришел в чувство».

Она сидела на кресле, похожем на трон, и на самом деле не смотрела на него. Одна из стен комнаты представляла собой гигантское окно, ее широко открытые, подернутые пеленой глаза, казалось, смотрели восторженно на открывавшийся вид. Сверкающая сфера висела среди миллионов немигающих звезд. Луны Садов и Луны Смерти не было видно, они летели по своим небесным орбитам где-то позади обиталища Темного Человека, и ничто не мешало наслаждаться умопомрачительной красотой. Похожий на матовый аквамарин Мир Трех Лун парил в небе в бесчисленных лигах от них.

Обреченный мир. Мир, который был его домом, который спасти мог только он. Мир, который был и ее домом, двенадцать тысяч лет назад.

Она умерла, устремив жадный взор на этот голубой шар, сжав в одной руке висевшую на украшенной драгоценными камнями цепи Звезду, а в другой — затейливой формы чашу, в которой оставалось несколько замерзших капель. Ее тело в богатом платье траурно-черного цвета превосходно сохранилось. Ее волосы были темными с седыми прядями. Пленница, как и он сам, была уже немолода, но обладала исключительной красотой. Архивы Темного Человека поведали ему часть ее трагической истории.

Ее звали Неренией Дарал, и была она основательницей могущественной Звездной Гильдии. Человек, любивший ее до безумия, «спас» ее от участи, постигшей почти всех членов группы, лишь затем, чтобы увидеть, как она добровольно уходит из жизни, отдав предпочтение такой судьбе, а не бегству от Покоряющего Льда в его презренном обществе. Из-за потери Нерении Дарал величайший герой Исчезнувших и Великий Волшебник Небес Денби Варкур лишился рассудка.

Пленник приветствовал ее глубоким поклоном, стараясь сдержать дрожь. Он не сможет долго продержаться в этой наполненной стужей комнате. Если второй дар мертвой женщины окажется бесполезным после стольких тысяч лет бездействия, он замерзнет до смерти, прежде чем Денби очнется и прикажет стражникам схватить его.

— Я так и не смог заставить себя убить его. Госпожа Звезды, — признался он. — Возможно, магия защищает его, но я подозреваю, что протестовала моя душа, неспособная забрать жизнь человека, насытившегося изысканными яствами и вином и лишившегося сознания. Я не задумываясь уничтожу его, если настанет день, когда я смогу сразиться с ним в честном магическом поединке. Этого достаточно?

Голос, который мог принадлежать ей, ответил: Достаточно. Ты нашел основные инструменты колдовства, которые позволят тебе возобновить работу?

— Нашел. — Он поднял мешок. — Звезда в итоге привела меня к каждому из них, хотя на это потребовалось время. Сейчас я готов вернуться в мир, найти все три части Скипетра Власти и выполнить задание, которое ты мне поручила.

Трое постараются помешать тебе.

— Госпожа, ни одному человеку не удастся остановить меня, даже тому, которого я люблю. Клянусь Звездой.

Когда он впервые увидел Нерению Дарал, что-то подсказано ему коснуться своим медальоном ее… и древняя магия Гильдии сработала, наделив его полной силой Звезды. Это было первым даром мертвой женщины.

Вторым даром был виадук — один из многих чудесных проходов, по которым Темный Человек и синдоны передвигались по полым лунам. Но этот виадук, остававшийся закрытым, как и должно было происходить с такими проходами, пока настоящий мастер не прикажет ему открыться, вел с Луны Темного Человека в мир внизу. Его существование было открыто пленнику в один из его последних визитов.

Нерения Дарал предупредила его, что Великий Волшебник Небес мгновенно узнает о том, что кто-то попытался воспользоваться виадуком. Денби мог закрыть его или направить по нему пленника в другое, еще более мрачное место заточения. Проход мог вывести его на свободу только в том случае, если Темный Человек будет убит или лишится сознания.

Крохотная стеклянная чаша в руке Нерении была третьим даром. Всего два дня назад она случайно привлекла его внимание и заставила спросить о содержимом. Узнав о яде, он немедленно начал разрабатывать план бегства.

— Я готов уйти, Госпожа Звезды, — сказал он, — и умоляю открыть мне виадук.

Ты клянешься Звездой воссоздать мою Гильдию и выполнить ее великое предназначение по восстановлению баланса мира?

Он сжал медальон рукой в перчатке. Его пальцы начинали терять чувствительность от холода, который, казалось, уже проникал сквозь плащ.

— Клянусь.

Тогда возьми мою Звезду, мой приемный сын и наследник, и вручи ее тому, кому безгранично доверяешь. С помощью возрожденной Гильдии завладей Скипетром Власти. Он все еще способен изгнать Покоряющий Лед. Научись управлять его опасной силой и заставь засиять Небесный Триллиум.

С благоговением он разжал ее мертвые пальцы, снял украшенную драгоценными камнями цепь с ее шеи и положил медальон в свой мешок.

— Я сделаю все так, как ты приказала… но сейчас, Госпожа, позволь мне отправиться в путь, иначе я замерзну до смерти прямо на пороге свободы.

Ступай. Виадук, откройся!

Раздался кристально чистый мелодичный звон, и слева от трона женщины появилось кольцо света примерно два элса диаметром. Внутри кольца не было ничего, кроме темноты, из которой пахнуло теплым затхлым воздухом.

— Виадук готов принять меня?

Да. Нужно только войти. Когда-то он вел в царство Покоряющего Льда и был для меня бесполезен. Я попала сюда по нему, но не могла воспользоваться им для бегства. Но теперь, когда Вечный Покров временно уменьшился, виадук приведет в безопасное место.

Пленник медлил.

— Могу я спросить, в каком месте мира я окажусь?

Голос Госпожи Звезды стал жестким:

Ты окажешься там, куда тебя послали, и немедленно должен начать выполнять свою миссию. Торопись! Денби вот-вот очнется и окажется у двери через мгновение.

— Прощай, Госпожа.

Крепче прижав к себе мешок, он шагнул в светящееся кольцо и исчез. Снова раздался звон, и кольцо померкло. Мельчайшие кристаллики льда от дыхания пленника кружились в воздухе вокруг сидевшего на троне мертвого тела.

Распахнулась дверь в усыпальницу. Вошли стражники с золотыми черепами на изготовку. Шаркающей походкой за ними последовал очень старый человек с темной морщинистой кожей и белоснежными вьющимися волосами. Он кутался в мантию из золотистого меха воррама.

— Орогастус! — крикнул он громким и звучным голосом, который словно принадлежал совсем молодому человеку. — Ты еще здесь?

Он ушел, — ответил один из стражников.

— Рад это слышать, — сказал Денби Варкур — Теперь мы можем приступить к спасению мира, если его еще можно спасти! Жаль, что он не прикончил меня, но следовало догадаться, что мне придется дожить до конца.

×