Праймлорд, или Хозяин Одинокой Башни, стр. 3

Железный Песок ощутил, как его потряхивает от бессильной злости. Чувствуя, что вот-вот взорвётся, он плюхнулся на колени перед чашей и, уткнув кулаки в землю, ритмично задышал. Вдох-выдох, вдох-выдох… Чтобы усилить эффект, Лигран сосредоточился на горке металлической крупы прямо перед собой и направил в неё струйку прайма. Та моментально забурлила, точно каша в котелке. И теперь оставалось лишь лёгкими мысленными усилиями соединять песчинки друг с другом, выстраивая нужную конструкцию. Такая работа требовала серьёзной концентрации и кучи терпения, так что волей-неволей приходилось успокаиваться.

«Тонкие» неторопливые манипуляции с энергией выходили у Лиграна много лучше стремительных и могучих всплесков, поэтому уже через пару минут он с невесёлой усмешкой любовался составленным из металлических букв словом «война».

— Всё бы так получалось! — хмыкнул он и одним движением руки уничтожил надпись.

Неплохое умение, но совершенно бесполезное в бою. А ведь на фронте сейчас ой как нужны хорошие маги-бойцы! Нет, Лигран понимал, что сражаться на передовой — удел Героев, а планировать битву — задача лордов и их офицеров, но с его нынешними умениями врага он увидит не скоро.

…Уже год как в Адорнию пришла война. Успели поблекнуть успехи первых недель, когда элитные королевские отряды прорвали границу и выбили доктов из Туманной Рощи. Забылись громкие победы над хвалёными егерями. Сегодня западная армия увязла в боях с дружинами диких лордов Идмарской Пущи, а восточная и, того хуже — попала в окружение на собственной территории и была разгромлена. Кто бы мог подумать, что хитрые «железячники» форсируют Читерский залив и по побережью выйдут в тыл наступающим. Правильно, никто. Однако ж докты это сделали, и как итог — Адорния потеряла сотни первоклассных бойцов. По слухам, правда, какие-то отряды уцелели и даже смогли отойти в горы, но воспринимать беглецов как зримую военную силу точно не стоило. Тем более что обнаглевшие докты как-то чересчур быстро освоились в том районе и перекрыли все тропы и перевалы. А это наводило на определённые мысли.

Но на этом неудачи адорнийцев не закончились. Имперцы продолжили испытывать на прочность передовые части. Сначала попробовали прорваться в тыл вторгшихся в Идмарскую Пущу войск, и лишь благодаря героизму бойцов резерва, ценой неимоверных потерь, доктов удалось остановить. Затем после перегруппировки «железячники» усилили напор в направлении Ардеи. Новая кровавая битва точно была не за горами.

И вот в такое время, когда даже Наставник со своими лучшими Героями пропадает на передовой, Лигран вынужден куковать под защитой замковых стен. Ну где здесь справедливость?

Настроение снова испортилось. Чтобы развеяться, Лигран уже подумывал собрать вещи и пройтись до замковых купален, когда послышались голоса и в сад в сопровождении скользящего на гигантском мече Громовержца вошёл Джок Молния. Высветленные волосы, красные с золотым шитьём рубаха и брюки, жилет и сапоги из кожи горыныча плюс катана известного мастера в ножнах на поясе — в этом был весь старший брат. Яркий, эффектный, броский… в общем, совершенно чуждый ненавязчивой красоте этого места. Настоящий адорниец.

И принесла же его нелёгкая! Железный Песок давно уже подметил: если на душе уныло и хмуро, рядом обязательно появится «добрый друг».

— Светлого дня, Лигран, — сказал старший воспитанник лорда и добавил с противной улыбочкой: — Смотрю, всё тренируешься? Успехи есть?

Лигран скрипнул зубами и помимо своей воли напрягся. Они никогда с Джоком не ладили, но в последнюю пару лет тот стал совершенно невыносим. Дня не проходило, чтобы он не прицепился к какой-нибудь мелочи или не прошёлся по неудачам названного брата в магии. Чтоб его чудь сожрала, ехидну проклятую, так и ждёшь от него какой-нибудь подлянки.

— Кое-какие сдвиги появились, — ответил Лигран нейтральным тоном, но, видимо, какая-то нотка в голосе всё же прозвучала. Иначе почему отстранённо парящий над землёй Громовержец вдруг нахмурился и принялся буравить его взглядом?

Сердце царапнула застарелая обида. Проклятье, ну почему к Джоку всегда особое отношение, почему его всегда и во всём выделяют?! Даже собственного телохранителя приставили. В конце концов, в Адорнии ученичество у общего Наставника считается много важней кровного родства, а значит, о том, что он сын лорда Регруша, никто и вспоминать не должен. Они же не докты! Но ведь не просто вспоминают, а старательно не дают об этом забыть… Последней мысли Лигран устыдился. Не ему осуждать поступки Наставника.

— Что-то сомневаюсь, — с невыносимым апломбом заявил Джок и махнул Громовержцу: — А ты что на этот счёт думаешь, Вэлиан?

Герой непонимающе уставился на подопечного, нахмурился.

— На какой счёт? — переспросил он хорошо поставленным баритоном. Причём с таким видом, будто он величайший маг на свете и его отвлекли как минимум от размышлений о природе прайма.

Лигран едва сдержал усмешку. О боги, какие же все эти Герои одинаковые. Могущественные, неубиваемые, но вместе с тем поверхностные и неглубокие. Приобщение к прайму наделяет их колоссальными возможностями, однако цена… цена за силу слишком высока. Даже в детстве он прекрасно это понимал и не собирался становиться бессмертным воителем ни при каких условиях.

— На счёт того, сможет мой братец достичь хоть каких-то высот в Искусстве или до самой смерти останется всё такой же бледной немочью? Хотя нет, ничего не говори. И так понятно, что нет, — сказал Джок и перевёл взгляд на Железного Песка. Лицо его неуловимо изменилось, разом став хищным и злым. — Чего ещё можно ожидать от… сына доктской шлюхи!

Хотя Лигран и ожидал чего-то подобного, внутри всё мгновенно вскипело, а от ярости перехватило дыхание. Чтоб его разорвало и прихлопнуло, скотину такую! Он опять за старое?!

— Я адорниец… братец, — с трудом сдерживаясь от того, чтобы не заехать наглецу по морде, процедил Железный Песок.

— Прежде всего ты сын докты. И отец спихнул тебя Наставнику спустя три года после рождения. Что не удивительно, — на губах Джока заиграла гаденькая ухмылочка, — кому охота связываться с бесталанной серостью.

От столь вызывающей наглости Лигран даже на мгновение растерялся. Всё выглядело так, словно сын Наставника изо всех сил хотел с ним подраться. Весь вопрос зачем. В такой ситуации по уму следовало бы успокоиться, сделать вид, что не понял оскорбления, и уйти, но… Чудь подери, что бы там ни говорил этот напыщенный индюк, Железный Песок адорниец и ему не по нутру сдерживать гнев!

Впрочем, настоящий Мастер Боя умеет сражаться не только на мечах. Острое слово порой оказывается не менее страшным оружием, чем острый клинок.

— Смотрю, за спиной уважаемого Вэлиана Оседлавшего Гром ты стал очень смелым. Голос вон прорезался, стать появилась. Молодец, чувствуется будущий лорд, — Лигран постарался рассмеяться как можно обидней. — А что, Герой он опытный, знающий, многому научить может. Окажись ты раньше под его присмотром, глядишь и не вляпался бы в ту историю с купцами…

Это был триумф. Глядя в побледневшее от злости лицо Джока, Лигран испытал ни с чем не сравнимое удовольствие. Ну как же, он поставил человека, которому судьбой предписано править, на ступень ниже пусть могучих, но всего лишь исполнителей чужих приказов. И ведь теперь никто не сможет обвинить Железного Песка в том, что он дал повод для драки. Вэлиан свидетель, не было никаких оскорблений. Скорей наоборот, Герой встанет на сторону Лиграна, потому как искренне считает, что будущему лорду есть чему у него поучиться. Да и намёк на былую торговую неудачу Джока тоже пришёлся к месту. Полтора года назад Наставник отправил его на большую ярмарку для закупки провизии, и тот нарвался на каких-то мошенников. Которые не просто ухитрились продать ему просроченные продукты, но ещё и в два раза дороже рыночной цены. Ох, какой был тогда скандал! Жуликов, конечно, нашли и прилюдно казнили, а Джоку розгами вправили мозги. Но осадок остался, да ещё какой. До сих пор всякое упоминание о прошлой ошибке приводило брата в исступление.

×