Пришлите старшего инспектора Веста, стр. 3

— Я поговорю с посольством, — ответил Роджер. Это было, по крайней мере, что-то необычное.

— Одну минутку, — сказала женщина.

И почти сразу же человек с явным североамериканским акцентом произнес:

— Это старший инспектор Вест?

— Да, сэр, доброе утро.

— Доброе утро, мистер Вест, мы нуждаемся в вашей помощи и как можно скорее, очень срочно. Меня зовут Тони Марино, и я подожду вас в своем офисе. Вы обнаружите нетерпеливого и обеспокоенного человека, мистер Вест.

Роджер мог бы задать несколько вопросов и остаться в сугубо формальных отношениях. Но вместо этого он просто произнес:

— Я буду у вас через пятнадцать минут, мистер Марино.

— Я вам очень благодарен, — голос американца утонул в телефонной трубке.

Роджер встал, снял свою фетровую шляпу с крючка на стене и поспешил к двери. Если бы он встретил командира, его заместителя или Харди, нового помощника комиссара, то он доложил бы им обо всем, но ему и самому не хотелось упускать этого случая. Он не встретил никого из служащих более высокого ранга. Спустившись в лифте на другой этаж, он увидел инспектора Билла Слоана, крупного, свежевыбритого, выглядевшего как мальчишка и готового уже войти в кабину.

— Ты-то мне и нужен, — сказал Роджер. — Звонили из американского посольства, им срочно нужен кто-нибудь. Разговаривать с ними пришлось мне — и я решил взяться за это дело. Скажи командиру или его помощнику.

Слоан ухмыльнулся:

— Пока ты туда доберешься, я уже забуду об этом.

Через восемнадцать минут Роджер был на площади Гросвенор. В утреннем солнечном сиянии десятки американских туристов крутились со своими камерами вокруг статуи Рузвельта. Большие американские автомобили были запаркованы поблизости, подавляя своими размерами английских собратьев. Роджер ожидал, что столкнется с какими-то формальностями, но в вестибюле обширного нового здания посольства, которое многим не нравилось, а у других, наоборот, вызывало восхищение, его встретил совсем юный на вид служащий, который спросил:

— Старший инспектор Вест; не так ли?

— Да, — удивленно пробормотал Вест.

— Я видел вас однажды в суде, сэр. Но это не я был под стражей.

Роджер улыбнулся: ему понравился опрятный, отутюженный вид провожатого. Они вошли в лифт, поднялись на третий этаж, прошли через два коридора, и молодой человек постучал в деревянную дверь, на которой не было имени хозяина. Голос произнес: «Войдите», но это был голос не Марино. Они оказались в маленькой комнате, где была еще одна дверь, оставленная открытой.

— Старший инспектор Вест, — произнес спутник Роджера.

— Вы, как видно, не тратили время даром, сэр.

Секретарь, который мог бы легко сойти за брата молодого человека, который привел Веста, выполнял обязанности хозяина:

— Входите, пожалуйста.

Другая комната оказалась просторной, застеленной ковром. Там было тепло — теплее, чем любил Вест. На стене висело несколько портретов, один, написанный маслом, — Джорджа Вашингтона, и еще цветная фотография Линдона Джонсона. Прямо под ними сидел плотно скроенный огромный человек с мощными плечами, одетый в светло-серый легкий пиджак. Лицо широкое, с крупными, но приятными крестьянскими чертами; темные волосы коротко подстрижены и торчат как щетка. Он не пользовался никаким кремом для волос, а потому имел какой-то незавершенный вид. Его квадратный подбородок был чисто выбрит, но, казалось, ему следовало бриться дважды в день. Глаза бархатно-карие и очень ясные. Он улыбнулся и протянул руку, но не встал.

— Хорошо, что вы прибыли так быстро, инспектор. Херб, я позвоню, если вы мне понадобитесь.

Херб, секретарь, придвинул стул Роджеру и вышел, когда Роджер сел. Марино подвинул через стол лакированную коробку с сигаретами:

— Пожалуйста, американские или английские.

Роджеру казалось, что эти карие глаза его фотографируют. Он также почувствовал, что оцениваются его умственные данные. Внезапно мелькнула мысль о том, что чувствовали мелкие преступники, когда он взвешивал их таким же вот образом. Он выбрал английскую сигарету, и Марино щелкнул зажигалкой.

— Благодарю, чем могу быть вам полезен?

— Так вот, — произнес Марино, — я полагаю, вы можете помочь в нескольких направлениях. Но главное состоит в том, чтобы отправиться на поиски и найти мальчика. У меня есть основания думать, что десятилетний сын Дэвида Шоуна, который находится со специальным заданием в Соединенном Королевстве, был похищен прошлой ночью из дома, на границе районов Чизуик и Илинг. Я не знаю, почему это произошло, но мы хотим вернуть мальчика, так как он значит для своих родителей все. И мы также хотим его вернуть потому, что это может иметь удручающие последствия для Дэвида Шоуна, который выполняет очень важное секретное задание.

Роджер подумал и спросил:

— Кто знает о похищении?

— Вы, я, Лисса Мередит, секретарь Шоуна, и Херб. Через полчаса посол также будет об этом знать. Это Лисса обнаружила, что там произошло. У нее есть ключ от дома, и она готовилась приступить к своим обязанностям в восемь часов, но опоздала на десять минут. Войдя в дом, она не смогла разбудить ни Дэвида, ни Белле Шоун, его жену. Детская кроватка была пуста, одежда ребенка и чемодан исчезли, Лисса заперла дом, отправилась к приходящей служанке предупредить, чтобы та не приходила. Затем позвонила мне. Я послал человека для наблюдения за домом, пока она находится здесь.

— Почему не послали за доктором? — спросил Роджер.

— У нее есть опыт медицинской сестры, и она решила, что Шоуны находятся вне опасности. — Марино улыбнулся, показав ровные, очень белые зубы.

— Я хотел бы, чтобы вы осмотрели дом и решили, что можно предпринять в такой ситуации, мистер Вест. Вы могли бы сделать это, не посвящая в дело других?

— Я могу, но было бы мудрее переговорить с командиром или помощником комиссара.

Марино поднял телефонную трубку и, дав указание Хербу соединиться либо с тем, либо с другим, положил трубку на рычаг.

— Я знаю Рики Шоуна, — сказал он. — Мне было бы очень неприятно, если бы с ним что-нибудь случилось. У вас есть семья?

— Два парня, — ответил Роджер.

Марино кивнул, они молча ждали. Роджер пытался проникнуть сквозь завесу тайны, которой Марино окутал это дело. Всегда были трудности с расследованием и особенно следовало держать все в секрете, когда вопрос шел о похищении.

— Шоуны богаты? — спросил он внезапно.

— Очень.

— Почему же тогда они жили в загородном доме и у них приходящая работница?

— Они поселились там, когда Рики приехал и, мне кажется, Белле Шоун была поглощена игрой в домашнюю хозяйку. Лисса не думает, что это будет длиться долго.

«Лисса? Когда он узнает что-нибудь побольше об этой Лиссе?», — думал Роджер.

Телефон на столе прозвонил два или три раза.

— Возьмите средний, — сказал Марино.

— Помощник комиссара на проводе, — сказала девушка, и через мгновение кто-то спросил жестким голосом:

— Это вы Вест? Что вы там делаете?

— Они хотят, чтобы мы взялись за дело, свершившееся ночью, — ответил Роджер. — Они в большой спешке, но не хотят говорить об этом по телефону.

— Ну хорошо, посмотрим, что можно сделать. Но не позволяй им давить на тебя.

Роджер отодвинул аппарат и спросил:

— Кто отвезет меня туда?

— Это сделает Лисса Мередит, — ответил Марино. Он поднял трубку и сказал: — Попросите немедленно прийти сюда Лиссу, Херб. — Положив трубку, он продолжил: — Вы поладите с Лиссой, но, как я полагаю по вашему характеру, вы ладите с большинством людей.

— Пытаюсь, — сказал Роджер. — Начать с того, что раз это дело должно сохраняться в тайне, почему не начать немедленно? Я не хочу выходить из посольства вместе с мисс Мередит.

— Миссис Мередит.

— О? Я переговорю с миссис здесь, потом подберу ее где-нибудь по дороге — на улице Бейзуотер сразу за воротами парка. Меня могут узнать и, если меня увидят выходящим из посольства в обществе секретаря Дэвида Шоуна, многие смогут сосчитать, сколько будет дважды два.

×