Охотники: Восходящая судьба (ЛП), стр. 2

Теплая кровь, сладкая от желания, наполнила рот Деймона и воспалила его чувства. Он гладил мягкие золотистые волосы девушки одной рукой, прижимая рот к ее кремовой шее. Он чувствовал пульсацию крови и четкое сердцебиение под ее кожей. Он впитывал в себя ее сущность огромными, утоляющими жажду глотками. И почему он перестал делать это? Конечно, он знал почему: Елена. Постоянно за последний год - Елена. Конечно, он до сих пор временами использовал свою Силу, чтобы уговаривать жертв. Но он делал это с некомфортным осознанием того, что Елена это не одобрит. Его здерживал образ ее голубых глаз - серьезных и знающих, оценивающих его, определяющих его желание. Он не достаточно хорошо, особенно в сравнении с его младшим братом-белкоедом. И когда казалось, что у Стефана и Елены все кончено, что, вероятно, именно Стефан в конце концов потерял свою золотую принцессу, Деймон прекратил пить свежую кровь. Вместо этого, он пил холодную и пресную на вкус кровь доноров из больницы. Он даже пытался принять отвратительную животную кровь, на которой жил его брат. Желудок Деймона скрутило от этого воспоминания, и он сделал глубокий, освежающий глоток восхитительной крови девушки. Вот что значит быть вампиром: тебе приходится забирать жизнь, человеческую жизнь, чтобы продолжать собственное сверхъестественное существование. Все иное - мертвая кровь в пакетах для хранения или кровь животных - сохраняет лишь тень тебя самого, твоя Сила убывает. Деймон не забудет об этом снова. Он потерял свою истинную сущность, но сейчас нашел её. Девушка зашевелилась в его руках, издав тихий вопросительный возглас, и он направил к ней успокаивающую волну Силы, вновь делая ее податливой и пассивной. Как же её имя? Тонни? Табби? Талли? Так или иначе, он не собирался причинять ей боль. Не постоянно. Он не причинял вреда никому, кем питался - разве что немного, никогда, пока он был в трезвом уме - уже долгое время. Нет, девушка покинет этот лес и вернется обратно в свое общежитие не более чем с незначительным приступом головокружения и смутным воспоминанием о том, что она провела вечер, разговаривая с очаровательным мужчиной, чье лицо она даже не может толком описать. С ней всё будет хорошо. Что, если он выбрал эту девушку только из-за того, что длинные золотые волосы, голубые глаза и кремовая кожа напомнили ему Елену? Это не касалось никого, кроме Дэймона. Наконец, он отпустил её, мягко поддерживая, когда она пошатнулась. Она была восхитительна - конечно, ничто по сравнению со вкусом крови Елены, насыщенным оттенками, опьяняющим - но взять еще хоть немного крови сегодня было бы неразумным. Бесспорно, она была красивой девушкой. Он аккуратно расправил волосы по ее плечам, скрывая следы на шее, и она моргнула потрясенными, широко открытыми глазами. Проклятье, эти глаза были неправильными. Они должны были быть темнее, прозрачными как ляпис-лазурь, с обрамляющим веером ресниц. А ее волосы, теперь, когда он пригляделся к ним повнимательнее, несомненно были крашеными. Девушка одарила его нерешительно улыбкой. - Тебе лучше вернутся в свою комнату, - сказал Деймон. Он направил в нее поток повелительной Силы и продолжил. - Ты никогда не вспомнишь о том, что встретила меня. Ты не будешь знать, что произошло. - Мне лучше вернуться, - эхом отозвалась она - и ее голос был совершенно неправильным: не тот тембр, не та интонация. Её лицо просветлело. - Меня ждет мой парень, - добавила она. Деймон почувствовал, как что-то сжалось внутри него. В мгновение ока он грубо рванул девушку обратно к себе. Нисколько не заботясь о деликатности, он вновь впился в ее горло, неистово глотая пряную, горячую кровь. Он причинял ей боль, понимал это и получал от этого удовольствие. Теперь, когда она не была под его внушением, она кричала и боролась, бив своими кулачками его по спине. Деймон прижимал ее одной рукой и искусно орудовал клыками, раздирая место укуса все шире, высасывая все больше крови, ускоряясь. Её удары слабели, а сама она качалась в его объятьях. Когда она обмякла, он бросил её, и она упала на землю с глухим стуком. На мгновение он уставился на темный лес впереди него, прислушиваясь к стрекоту сверчков. Девушка у его ног лежала неподвижно. Несмотря на то, что ему не нужно было дышать уже более пяти веков, он хватал ртом воздух, практически теряя сознание. Он коснулся своих губ и убрал руку - с нее падали красные капли. С тех пор, как он терял над собой контроль, прошло много времени. Сотни лет, наверное. Он взглянул на потрепанное тело у своих ног. Теперь девушка имела такой жалкий вид, ее лицо стало холодным и опустошенным, темные ресницы контрастировали с бледными щеками. Деймон не был уверен в том, жива она или мертва. Да и он понял, что не хотел это выяснять. Он отступил от девушки на несколько шагов, чувствуя странную неуверенность, а потом повернулся и бесшумно скрылся в лесной тьме, слыша только, как колотится его сердце. Деймон всегда делал то, что хотел. Чувствовать сожаление из-за естественных для вампира вещей - для таких, как Стефан. Но пока он бежал, несвойственное ему ощущение в глубине души мучало его, что-то большее, чем вина. - Но ты же говорила, что Итан мертв, - сказала Бонни. Она почувствовала, что Мередит, стоящая рядом, вздрогнула и прикусила язык. Конечно, Мередит должна была почувствовать что Итан, возможно, выжил; она нанесла ему смертельный удар, или была уверена, что сделала это. Лицо Мередит стало каменным, замкнутым, ничего не выражающим. - Мне следовало отрубить ему голову, чтобы убедится, - произнесла она, дергая фонариком из стороны в сторону, чтобы осветить каменные стены туннеля. Бонни кивнула, понимая, что ей нужно было догадаться: Мередит зла. Мередит оповестила Бонни о исчезновении Итана, в то время как Бонни и Зандер обедали в студенческой столовой. Это была сладкое мгновение: гамбургеры, кока-кола и Зандр, мягко заманивающий ее ногу в ловушку между его двумя под столом, когда он украл ее жаркое. И теперь, она и Зандер были здесь, ища вампиров в секретных подземных туннелях ниже университетского городка с Мередит и Мэттом. Елена и Стефан делал то же самое на поверхности, в лесах вокруг университетского городка. Не самое романтичное, но мы все таки получили назад свою совместную дату, Бонни пожала плечами. Но они сказали, что пары должны разделить свои обязанности. Мэтт, шагая вперед по другую сторону от Мередит, казался мрачным и задумчивым, его сжатая челюсть и его глаза уставились прямо вниз на длинный, темный туннель. Внутри, Бонни жалела его. Она чувствовала, что Мэтту должно быть в сто раз хуже сейчас. - Ты с нами, Мэтт? - спросила Мередит, видимо читая мысли Бонни. Мэтт вздохнул и помасировал шею одной рукой, как будто его мышцы были напряжены. - Ага, я с вами, - он остановился и вздохнул. - Только… - он замолчал и начал заново: - Только, может, есть те, кому мы можем помочь, да? Стефан может научить их как быть вампирами, не принося вреда людям. Даже Деймон изменился, не так ли? А Хлоя… Его щеки горели от волнения. - Никто из них не заслуживает этого. Они не знали, на что подписались. - Нет, - ответила Мередит, слегка косясь его локтя рукой. - Не знали. Бонни знала, что Мэтт был другом милой и юной Хлои, но она начала понимать, что его чувства гораздо глубже этого. Как бы ни было ужасно осознавать, что Мередит, возможно, придется воткнуть кол в грудь того, в кого он был влюблен, и много хуже было осознавать, что так было правильно. У Зандра была мягкость в глазах, и Бонни поняла, что он думал о том же. Он взял ее за руку, его длинные пальцы обвились вокруг ее хрупких маленьких пальчиков, тогда Бонни прижалась к нему еще сильнее. Но, как только они обогнули темный поворот в туннеле, Зандер вдруг отпустил Бонни и шагнул перед ней, Мередит подняла свой шест. Бонни не видела двух фигур, переплетенных друг с другом около стены, пока они не расцепились. Нет, не переплетенный как любовники, она поняла, что это вампир, вцепился в свою жертву. Мэтт, глядя на них, застыл и невольно выпустил звук, означающий удивление. Внезапная вспышка белых зубов в темноте и вампир, девочка, не выше, чем сама Бонни, отбросила свою жертву довольно далеко. Он упал на землю у её ног. Бонни обошла вокруг Зандера, не спуская глаз с вампира, который теперь валялся напротив стены. Она вздрогнула непреднамеренно взглянув в пристальный взгляд вампира, дикий, жестокий взгляд в темных глазах, остановившихся на ней, но продолжала идти, пока она не смогла остановиться перед жертвой для того, что бы проверить пульс. Пульс был в норме, но он сильно истекал кровью, так что она сняла свою курточку и прижала её к его горлу, чтобы остановить кровь. Ее руки дрожали, и она сконцентрировалась на том, чтобы успокоить их и сделать то, она должна сделать. Сквозь полу закрытые веки молодого человека она смогла увидеть его глаза, перемещающиеся быстро из стороны в сторону, как будто он был пойман в дурном сне, но он оставался без сознания. Девушка (“Вампир”, - напомнила себе Бонни) смотрела на Мередит, её тело было напряжено. Она была готова оборонятся или бежать. Она съежилась ещё больше, когда Мередит подошла ближе, блокируя ей путь. Мередит подняла свой шест выше, нацеливаясь на грудь девушки. - Стой, - хрипло произнесла девушка, протянув вперед руки. Она смотрела куда-то мимо Мередит, она смотрела на Мэтта, будто видит его впервые в жизни. - Мэтт, - сказала она. - Помоги мне. Прошу, - она пристально взглянула на него, явно сосредотачивая свое внимание, и Бонни поняла, что вампир пытался использовать Силу и приказывать Мэтту это то, чего она хотела. Однако это не сработало - она еще не должна быть достаточно сильной, и спустя мгновение её глаза закатились, и она осела на стену. - Бет, мы хотим дать тебе шанс, - молвил Мэтт вампирше. - Скажи, ты знаешь, что случилось с Итаном? Девушка покачала головой, ее длинные волосы развивались вокруг нее Ее глаза метались между Мередит и туннелем позади нее, и она продвинулась боком. Мередит последовала за ней, подходя ближе, и прижала шест к груди вампира. - Мы не можем просто убить её, - сказал Мэтт Мередит с ноткой отчаяния в голосе. “Нет, если есть другой вариант”. Мередит фыркнула в недоумении и под углом еще ближе к вампиру - Бет, Мэтт позвал ее, и она обнажила зубы в тихом рычание. - Подожди секунду, - послышался голос Зандера, который переступил через бесчувственное тело жертвы Бет, прошмыгнув мимо Бонни. Прежде, чем Бонни поняла, что происходит, Зандер оттолкнул Бет от Мередит и прижал её к стене тоннеля. - Эй! - произнесла Мередит с негодованием, а затем в замешательстве нахмурилась. Зандер пристально вглядывался в глаза Бет, его лицо было серьезным и спокойным. Она тоже смотрела на него, в её глазах всё ещё читалось беспокойство, а дыхание были тяжелым. - Ты знаешь, где Итан? - спросил Зандер тихим, спокойным голосом, и Бонни почувствовала что-то такое, как будто между ними был невидимый поток Силы. В один момент, лицо Бет стало пустым. - Он прячется в убежище в конце тоннеля, - ответила она. Её голос был полусонным, лишенным от мыслей. - С ним есть другие вампиры? - спросил Зандер, его глаза сосредоточились на её. - Да, - ответила Бет. - Там оставались многие, ожидая равноденствие, которое должно было оправдать все надежды Итана. “Два дня”, - подумала Бонни. Другие сообщили ей о плане Итана возродить Клауса, Первородного вампира. От этой мысли она вздрогнула. Клаус был страшен, один из самых ужасающих людей которые когда-либо встречались ей. Но выйдет ли у них? У Итана нет крови Стефана и Деймона, а заклинание воскрешения без неё не сработает. Выйдет ли у него? - Спроси её о их обороноспособности, - попросила Мередит, следуя её плану. - А он хорошо защищен? - спросил Зандер. Голова Бет дёрнулась в резком кивке, словно невидимый кукловод дёрнул её за верёвочки. - Ни у кого не выйдет подобраться к нему, - ответила она всё также сонно и монотонно. - Он хорошо скрыт, а каждый из нас отдаст свою жизнь, защищая его. Мередит кивнула, явно обдумывая свой следующий вопрос, но её перебил Мэтт. - Мы можем спасти её? - спросил он, боль в его голосе заставила Бонни содрогнуться. - Может, если бы она не была так голодна… Зандер ещё сильнее сфокусировался на Бет, и Бонни вновь почувствовала волну Силы, исходящей от него. - Хочешь ли ты причинять людям боль, Бет? - спросил он тихо. Бет засмеялась низким, тёмным голосом, хоть её лицо и оставалось мягким и ничего не выражающим. Этот смех был первой эмоцией, которую она показала с тех пор, как Зандер каким-то образом вверг её в состояние пустоты и желания сказать правду. - Я не хочу делать им больно - я хочу убивать, - ответила она с ужасающей забавой в голосе. “Я никогда не чувствовала себя настолько живой”. Зандер сделал шаг назад с быстрой грациозностью животного. В тот же миг Мередит грациозно бросилась вперёд, вонзив свой посох в сердце Бет. Последовал звук разрываемой плоти. Бет упала без чувств. Тишину нарушил нервный, смешанный со стоном боли вздох Мэтта. Жертва Бет зашевелилась на коленях Бонни, вертя головой из одной стороны в другую, не понимая, что происходит. Бонни механическим движением успокаивающе погладила его свободной рукой, которая не прикрывала ран на его шее. - Всё в порядке, - произнесла тихо она. Мередит вызывающее обернулась к Мэтту. - Я должна была, - сказала она. Ссутулившись Мэтт опустил голову. - Знаю, - ответил он. - Поверь мне, я знаю. Просто… Он переминался с ноги на ногу. - Она была славной девчонкой, перед тем как всё это произошло с ней. - Мне очень жаль, - тихо молвила Мередит, а Мэтт, кивнув, всё продолжал смотреть на землю. Затем Мередит обернулась к Зандеру. - Что это было? - задала она вопрос. - Как ты заставил её говорить? Парень слегка покраснел. - Эм. Ну, - пробормотал он, сознательно пожав плечом. - Некоторые из нас, из Первородных оборотней, если практикуются, могут проделывать такие фокусы. Мы можем заставить людей говорить нам правду. На каждом это не срабатывает, но я подумал, что можно попытаться. Бонни уставилась на него. - Ты не говорил мне этого, - сказала она. Зандер нахмурился, уставившись на свои коленки, и посмотрел на потерявшую сознание жертву Бет. Его искрение глаза были широко раскрыты. - Прости, - ответил он. - Честно говоря, я даже как-то не думал об этом. Просто мелочь, которую мы способны проделывать. Кровотечение из раны парня, который был без сознания, казалось, замедлилось, и Бонни с облегчением села на корточки. Зандер вопросительно поднял брови, с надеждой посмотрев на Бонни, и она улыбнулась ему. Она поняла, что ей следовало разузнать и о других “мелочах”. “Кажется, это то, что нам не помешает”, - сказала она и увидела, как лицо Зандера расслабилось, и его озарила весёлая и счастливая улыбка. Мередит прочистила горло. Она всё ещё смотрела на Мэтта. Её глаза были полны сочувствия, но голос оставался холодным. - Мы должны собрать всех как можно скорее. Если Итан всё ещё пытается вернуть Клауса, то нам нужен план. Клаус. Камень в полу тоннеля под коленями Бонни вдруг стал ледяным. Клаус был полон темноты, он был жесток и внушал страх. Они одержали над ним победу в Феллс Чёрч только благодаря удивительному вмешательству восставших против него призраков их города. Они не смогли бы этого повторить. Что же они могли сделать сейчас? От головокружения, Бонни на секунду закрыла глаза. Она смогла отчётливо представить тьму, поднимающуюся под ними. Вязкую и удушающую, желающую поглотить их. К ним приближается зло.

×