Священные до чертиков узы брака (ЛП), стр. 7

И я спрашиваю ее:

— Что?

Ее глаза светятся. Глядя на меня. Из-за меня.

— Ничего. Я просто… я люблю тебя, ты же знаешь.

Я пожимаю плечами.

— Меня все любят.

Она смеется. И прикладывает свою ладонь к моей щеке, чуть похлопывая.

— Ты допросишься, Дрю. Я тебя отшлепаю.

— Извращенка. Мы этим займемся, попозже.

Она снова смеется и нежно меня целует. Потом она отклоняется и показывается пальцем в сторону танцпола.

— Хочешь потанцевать?

Я почти обижен.

— Электрический буги-вуги? Не думаю.

Я ничего не имею против танцев. Некоторые парни скажут вам, что это бабское дело, но я не из таких. Сегодня танец — это все равно, что секс в одежде, секс на сухую в комнате полной народу. И мне такое точно по душе.

— Что? Слишком крут для электрического буги-вуги?

— Да, крут. Кроме того Стивен монополист в групповых танцах.

Я показываю на танцпол, где зажигает мой зять вместе с Макензи.

— Еще он отлично делает движение головой, как курица.

Кейт закатывается смехом.

***

Несколько часов спустя, мы все вместе идем к частному гаражу. Я без галстука, три верхние пуговицы на рубашке расстегнуты. Я держу Кейт за руку, которая утонула в рукаве моего смокинга, что одет на ней. Она выглядит, как девчонка после выпускного бала. Стивен несет у себя на плече спящую Макензи, пока Александра расправляет одной рукой свое платье, а в другой несет туфли. Мэтью и Долорес уже стоят снаружи, прощаясь с гостями, которые уезжают.

Когда Мэтью нас замечает, то подбегает к нам. У него нервное и полное раскаяния лицо.

— Дрю… я не знал, друг. Мне, правда, так жаль.

— Ты о чем?

Он потирает рукой затылок, а его взгляд скользит по моей машине, припаркованной в нескольких метрах от нас на первом уровне, хорошо освещаемой гаражным светом.

Вот тогда я и замечаю это. Или правильнее сказать, вот когда я замечаю слова, которые нацарапаны на капоте.

ПОДРАСТИ

— Нет, нет, нет, нет…

Я рвусь вперед и падаю на колени перед своей малышкой. Тру эти слова, пытаясь стереть царапины своей рукой. Потом через плечо кричу на Долорес:

— Ты бессердечный монстр! Как ты могла?

Я снова поворачиваюсь к своей машине и говорю успокаивающим голосом:

— Все будет в порядке. Я найду самого лучшего ремонтника в городе. Все сделают так, будто ничего и не было. Никто никогда не узнает, что тебя поцарапали.

С верхнего уровня я слышу, как Билли Уоррен изнывает от боли, и я знаю, что Долорес тоже добралась до его новенького грузовика.

Я чувствую твою боль, придурок.

Не спеша Долорес проходит мимо. Она смотрит вниз на меня насмешливым взглядом, одна рука, одетая в перчатку с обрезанными пальцами, упирается ей в бок.

— Еще раз устроишь подобное дерьмо, и я нацарапаю эти слова на твоем хреновом лбу.

Потом она задорно улыбается.

— Всем спокойной ночи. Спасибо, что разделили с нами такой особенный день.

И она исчезает в тени.

Мне жалко ангела-хранителя Мэтью. Ему придется работать круглосуточно.

Потому что я уверен на все сто, что мой лучший друг только что женился на демонице.

Конец

Notes

[

<1

]

американский мультсериал

×