Священные до чертиков узы брака (ЛП), стр. 2

Парней такое жутко возбуждает. Так что если вы, дамы, думаете, как придать остроты вашим отношениям? Попробуйте немного поласкать себя. Я вас уверяю, ваш зритель будет кричать на бис.

Кейт фыркает:

— Нет, Ди, я не мастурбировала.

Долорес все еще сомневается.

— У тебя там секс по телефону с этим козлом?

Секс по телефону.

Также на верхней строчке в моем списке важных дел.

— Я просила тебя перестать так называть Дрю, — ворчит Кейт.

— Я знаю, ты права. Ничего не могу поделать. Представляю его лицо, и слово само срывается у меня с губ.

Теперь Кейт выглядит нетерпеливой.

— Ладно, да, хорошо? У меня секс по телефону с Дрю.

— Уууу! Почему ты мне не сказала? Ничего не хочу об этом знать.

Кейт вздыхает.

— Тогда зачем ты спрашиваешь? Слушай, Ди, переживай сейчас за себя, ладно? Я буду готова, когда придет фотограф.

Нехотя, Долорес говорит:

— Хорошо, твоя мама почти одета, если тебе вдруг понадобится помощь.

Потом она предлагает:

— Слушай, может, пусть дальше висит на телефоне? Пусть у этого идиота яйца посинеют.

До свидания, Долорес, — Кейт закрывает дверь.

После того, как мы услышали, что Ди закрыла дверь в свою спальню, Кейт закрывает на замок нашу и поворачивается ко мне.

— Она нас пасет. И я собираюсь убедиться, что она слишком занята, прежде чем тебе сбегать отсюда. Тебе придётся побыть здесь немного.

Я расплываюсь в улыбке:

— О, нет… однако, на что потратим это время?

Кейт поворачивается и направляется к позабытому стулу. Шелковый халатик колышется дразняще, открывая оголенные участки ее роскошной попки.

Ты будешь тратить свое время на журнал для невест, а я буду одеваться. Не все из нас могут выглядеть презентабельно за пять минут.

Пожимаю плечами:

— Семь, если надо еще побриться.

— Не важно. Сейчас нет времени на секс, даже на быстрый перепихон.

Я шагаю к ней:

— А — время на секс есть всегда, Б — все зависит от того, что ты подразумеваешь под перепихоном. В моей интерпретации — это как быстро я могу заставить тебя кричать свое имя. Прошлый опыт показал, что я могу проделать это очень быстро.

Впервые я замечаю, что на шкафчике лежит кружевное белье. Белое бюстье из органди и такие же стринги. Я киваю в их сторону:

— А подвязок нет?

Я не великий поклонник женского белья, но если вы собираетесь его одеть, подвязки не помешают.

Кейт распускает волосы и встряхивает их. Блестящие темные пряди ниспадают вокруг ее лица, делая ее взгляд диковатым и акцентируя внимание на утонченной красоте ее темных глаз, вздернутого носика и сладких губах, созданных для поцелуев.

Она отвечает:

— Нет, подвязок нет. И ты поймешь почему, когда увидишь платье, — она останавливается, на лице паника. Смотрит на мешок для хранения одежды, который висит рядом с кроватью.

— Ты же не смотрел на мое платье, да?

Я все еще засматриваюсь на взъерошенные волосы Кейт. Представляю, как провожу руками по мягким волнам, накручиваю их на свои пальцы, в то время, как вхожу глубоко в нее.

Именно поэтому мой голос звучит не слишком убедительно, когда я отвечаю:

— Нет, я не смотрел.

Кейт тычет в меня пальцем, как учитель, делающий выговор студенту:

— Скажи мне правду, Дрю.

— Мне что? Десять лет что ли?

— Судя по эмоциональности? Иногда. Но это к делу не относится. Ты видел мое платье?

Я обнимаю ее за талию и прижимаюсь к ней бедрами.

— Нет, малыш, я не смотрел на твое платье.

Кейт устраивается в моих объятьях, играя с воротом моей футболки, и объясняет:

— Я рада, что ты не смотрел на него, потому что я хочу, чтобы это было сюрпризом. Ты с ума сойдешь, когда увидишь меня в нем. Оно станет новым твоим любимым платьем.

Я целую ее в лоб, потом в висок, затем спускаюсь вниз к ее щеке:

— У меня самым любимым твоим платье всегда будет то… что на полу.

Прикусываю ее нижнюю губу, а руками стягиваю шелк с ее плеч.

— Как, например, этот халатик.

Кейт опускает руки, чтобы я мог снять его совсем, и он падает к ее ногам.

— Охренеть, какое любимое.

Потом кладу одну руку ей на щеку и страстно целую. Глубоко. Не теряю времени даром, прежде чем скользнуть своим языком по ее языку, который с жадностью присоединяется к моему в чувственном контакте.

Между поцелуями я шепчу:

— Ты на вкус как шампанское.

Она хихикает, когда я перехожу к ее плечу, царапая ее своими зубами, а потом залечивая укусы любви своими губами.

— Это мимоза. Я выпила немного за завтраком и чуть больше в ванне.

Раздвигаю своей ногой ее колени и поглаживаю ее попку, а потом подтягиваю на свое бедро. Такое трение заставляет ее стонать. Она притягивает мою голову к своим губам для еще одного поцелуя вкуса мимозы.

Удерживая ее на руках, я перемещаюсь снова к кровати. Спускаю ее со своих ног и кладу посреди мятых простыней. Потом стягиваю через голову футболку и сбрасываю свои спортивные шорты на пол.

Мой член, как никогда полный энтузиазма, уже толстый и твердый. Кейт опускается на локти, пожирая меня своим взглядом. На ее щеках румянец от острого желания, а бедра трутся друг о друга в предвкушении. Просто охренительно. Облизывая свои губы, ее взгляд останавливается на моем члене и она ждет, когда же я сделаю свой следующий шаг.

А я думаю о том, как возбуждающе было бы, если бы она поласкала себя. Может использовать такой метод: ты мне — я тебе? Я беру в руки свой член и провожу рукой вверх и вниз. Кейт заворожено следит за моими движениями. После нескольких медленных движений, я говорю:

— Знаешь, я никогда на самом деле не любил шампанское. Но, может, я просто пил не с того бокала. Надо проверить эту теорию.

Я беру стакан Кейт с тумбочки и сажусь рядом с ней на кровать. Она подвигается и заменяет мою руку своей, умело проводя ей по всей длине моего члена, лаская кончик своим большим пальцем.

И я не могу сдержать рычание.

Поднимаю стакан, чуть его наклоняю, и выливаю холодную жидкость на ее грудь. Она ловит ртом воздух, а рука ее просто фантастически сжимается вокруг моего члена.

Потом я наклоняюсь вперед, расплескивая шампанское, смешанное с соком. По ее груди, вокруг упругого основания ее великолепных вершинок, я слизываю каждую капельку, пробуя на вкус напиток… и ее. Пьянящее сочетание.

— М-м-м, как вкусно!

И как бы мне не нравилось чувствовать прикосновения ее рук, я беру запястье Кейт и завожу обе ее руки ей за голову, и теперь она оказывается лежа на спине. Вставая на колени на кровати, наклоняюсь над ней и капаю еще мимозы ей на грудь, а потом всасываю ее в себя, прикасаясь языком к ее соску, сначала к одному, потом к другому.

Она извивается на кровати и издает жадный, отчаянный стон, который только раззадоривает меня.

Еще несколько капель падают ей на живот. Кейт рефлексивно напрягается, но потом опять расслабляется, когда мои теплые губы скользят по ее коже, вслед за сладкой жидкостью.

Ее стоны превращаются в резкие вдохи, когда я облизываю и посасываю дорожку вокруг ее прелестного пупка, затем вниз к ее бедрам. И тут ее вздохи превращаются в громкое хныканье, когда я покусываю кожу на ее бедрах, вызывая в ней все большее желание.

Кейт любит креативить с прической своей киски. Сегодня у нее была там малюсенькая полосочка, и меня просто бросило в дрожь от желания погрузиться в нее своим лицом.

И я не заставляю себя долго ждать.

Поднимаю бокал и выливаю остатки жидкости между ее раздвинутыми ножками. Затем накрываю ее своим ртом, всасывая и облизывая, жадно выпивая струйку, как алкоголик, выпивающий свой последний стакан, прежде чем уйти в завязку.

Я как будто в бреду от вкуса, аромата, ощущения гладкой и скользкой кожи ее киски по моему языку. Издаю стон в ее лоно, а Кейт кричит от плотского наслаждения.

Двумя пальцами касаюсь ее клитора и делаю напористые быстрые круговые движения. Одновременно с толчками моего языка, бедра Кейт инстинктивно вздымаются вверх, когда она уже близка к развязке.

×