Диверсант, стр. 79

Вот лишь несколько эпизодов боевой работы «Каскада» и его командира. Хотелось бы рассказать обо всех или о многих, но, видимо, сделать это трудно, да и пока нецелесообразно. Не пришло время. И потому повествование о делах «каскадерских» завершаю стихами неизвестного автора. Мне кажется, поэт уловил суть работы подразделения специального назначения «Каскад».

Четко трудится разведка
Спят спокойно «Кобальт», ХАД,
Потому, что очень редко
Ошибается «Каскад».

«Не надо высоких наград…»

Командировка Александра Лазаренко в Афганистан продлилась без малого два года. Отвоевав положенный срок, убывали в Советский Союз «каскадеры», а командир оставался на месте. Таким образом он руководил «Каскадом-1», «Каскадом-2» и «Каскадом-3».

Весной 1982 года Лазаренко сменил полковник Евгений Савинцев.

За эти долгие месяцы войны Александра Ивановича дважды к себе приглашал Председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов. Люди, знавшие всесильного шефа Комитета госбезопасности, утверждают, что он умел слушать и слышать.

Встречу с Андроповым Лазаренко вспоминал так: «Это было в 1981 году. Андропов вызвал меня из Афганистана. Обстановку я и без того знал хорошо, но все-таки шел к самому Председателю КГБ и потому выучил доклад на зубок.

Стал докладывать. А он — стоп, остановил. И начал задавать вопросы. Полтора часа спрашивал. "Кто готовит пищу?" "Сами офицеры, — отвечаю, — по очереди". "А кто стирает?" "Тоже сами". "А вши есть? Говори откровенно…" "Бывает, Юрий Владимирович, — признался я. — Живем-то непросто, война".

Андропов пристально посмотрел и спрашивает: "Что надо, чем помочь?" "Машины стиральные нужны". "Все, договорились, — ответил он. — Двадцать стиральных машин отправляем немедленно".

Вот такой был разговор.

В конце Андропов встал, подошел, положил руку на плечо:

— Мы вас очень уважаем и ценим, Александр Иванович.

А у меня ком к горлу. Такое не забывается».

После разговора с Председателем КГБ полковник Лазаренко получил пять суток отпуска.

После возвращения в Кабул, вскоре ему позвонил кадровик, генерал Андрианов. Они давно знали друг друга, были добрыми приятелями. Потому сообщение Андрианова о том, что его фамилия в проекте приказа на присвоение звания генерал-майора, воспринял скорее как шутку.

— Да ладно, Володя, какой генерал? У меня же должность полковничья.

— Полковничья, — согласился Андрианов, — но все в руках… Он замялся и добавил: «Все в руках Андропова».

Однако и вправду через несколько дней уже на проводе был сам начальник Первого главного управления КГБ. Он поздравил командира «Каскада» с присвоением ему высокого звания генерал-майор. Для вручения генеральских погон Лазаренко вновь вызывали в Москву.

«В Ясенево, в нашей штаб-квартире, — признавался сам Александр Иванович, — накрыли стол. Я из Кабула привез два больших арбуза. Генеральские погоны вручали не только мне, было еще несколько человек. Все шло как обычно: Крючков вручает, поздравляет. Новоиспеченные генералы говорят стандартные слова, благодарят партию, правительство, Председателя КГБ, а я думаю: что же сказать, как сказать?

Потом Крючков поздравил меня, сказал о мужестве бойцов «Каскада». Ответное слово за мной. Собрался с духом:

— Дорогие друзья! Есть старая поговорка: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но плох тот генерал, который, став генералом, перестает быть солдатом.»

Зал разразился аплодисментами. Какие это были аплодисменты!

На следующий день, едва успев примерить генеральский мундир, Лазаренко вновь улетел в Афганистан. Впереди была большая работа.

В следующем году, через двадцать один месяц войны, командир «Каскада» возвратится на Родину.

Ему исполнится 60. Однако на пенсию генерала отпустят только через пять лет.

Шла война в Афганистане, и ей не видно было конца. Опыт Лазаренко по руководству оперативно-боевыми подразделениями по борьбе с современными бандформированиями оказался весьма ценным. И он делился этим опытом, передавал его молодым сотрудникам.

Однако годы брали свое. В 1986-м генерал Лазаренко ушел в отставку.

Встречались мы с Александром Ивановичем в начале 90-х. Многое поведал он мне тогда.

— А что больше всего запомнилось из той, афганской войны? — спросил я однажды и тут же понял нелепость своего вопроса. Почти два года напряженной оперативно-боевой работы, огромное количество событий, ну как тут ответишь.

Но Александр Иванович воспринял мой не очень удачный вопрос вполне серьезно.

Он хмыкнул, усмехнулся:

— Не поверите, но в этом потоке дел, забот, встреч, боев запомнился один подарок. Когда я, получив звание генерала, возвратился в Кабул, на каком-то из «обмываний» моих лампас, кто-то из «каскадеров» подарил папку, а в ней листочек.

Александр Иванович позвал жену и попросил подать ему папку. Жена безошибочно открыла шкаф и протянула тоненькую ледериновую папочку. Генерал открыл ее. Там действительно лежал один-единственный, пожелтевший листочек.

Не надо высоких наград,
Ни к чему нам парадный мундир.
Да здравствует славный «Каскад»
И его боевой командир! —

прочел он.

Я видел, как слезы навернулись ему на глаза.

Фотографии

Диверсант - i01.jpg

Хаджи Мамсуров (слева) со своим боевым товарищем Гаем Туманяном

Диверсант - i02.jpg

Генерал-полковник Мамсуров принимает доклад командира разведывательной части

Диверсант - i03.jpg

Ленинградский военный округ. Генерал Мамсуров в ходе учений беседует с разведчиками

Диверсант - i04.jpg

Фото на память после учений. Генералы Мамсуров (третий во втором ряду слева) и Патрахальцев (четвертый во втором ряду слева). Ленинградский военный округ

Диверсант - i05.jpg

Военный разведчик Николай Патрахальцев

Диверсант - i06.jpg

На встрече ветеранов ГРУ. Патрахальцев второй справа

Диверсант - i07.jpg

Н. Патрахальцев вместе с матерью, отцом и сестрой. Киев

Диверсант - i08.jpg

А. Лазаренко (второй слева) с сослуживцами. 1944 г.

Диверсант - i09.jpg

Помощник военного атташе в Аргентине А. Лазаренко (третий слева) с аргентинскими и советскими коллегами

Диверсант - i10.jpg

Командир десантного полка полковник А. Лазаренко (справа) вручает грамоту отличившемуся воину

Диверсант - i11.jpg

Афганистан. Командир подразделения «Каскад» А. Лазаренко (второй справа в первом ряду) с офицерами

Диверсант - i12.jpg

Майор И. Банов. Снимок фронтовой поры

×