А ларчик просто открывался, стр. 3

— Мне лучше объяснить все с самого начала.

— Было бы неплохо, — сказала Холли.

— Мы все так трудились над этой пьесой, которую Стив написал специально для мистера Бэнбери, потому что тот любил детективы. И когда мистер Бэнбери умер, Стив все-таки продолжал работу в память о нем. Ему она наверняка понравилась бы. И мы уже распродали все билеты на премьеру. — Девушка снова зашмыгала носом и высморкалась. — А теперь нам не дают ее сыграть.

Холли, Пит и Миранда только переглядывались, пока еще не улавливая связи.

— А при чем тут завещание? — снова вылезла с вопросом Миранда.

— И кто такой Джайлз, о котором вы говорили? — не удержалась и Холли.

— Я чувствую, что меня понять трудно. — Девушка шмыгнула носом в последний раз и объявила: — Меня зовут Джоан Картрайт. По-моему, эти вещи лучше внести внутрь. — Она растворила входные двери и жестом пригласила Юных детективов идти за ней в фойе. — Еще есть маленькая надежда, что премьера состоится, — говорила она, прислоняя щит к стене. — Сейчас этот самый Джайлз — племянник мистера Бэнбери — в театре. И Стив, наш главный, пытается уломать его, чтоб он позволил нам сыграть премьеру.

— А почему требуется его разрешение? — спросил Пит, когда они следом за Джоан входили в двери театра.

— Потому что он хочет продать театр как можно скорее.

— У него есть на это право? — удивилась Холли.

Джоан только пожала плечами:

— Он считает, что да. Судя по всему, мистер Бэнбери не оставил завещания, а Джайлз его единственный наследник. — Джоан толкнула дверь, ведущую в зрительный зал.

— Вау! — сорвалось с языка у Миранды. — Суперкласс!

Холли оглянулась по сторонам. Зал был небольшой, но в нем было все, как в настоящем академическом театре. Ряды красных бархатных кресел стояли на полу под большим наклоном к сцене. Балкон проходил по трем сторонам.

— Посмотри на эти уютные ложи, какие они нарядные! — восхитилась Миранда. — В такой ложе сразу почувствуешь себя королевой.

Холли посмотрела, куда показывала подруга. С обеих сторон сцены было по две ложи, каждая могла загораживаться шторой в цвет кресел. Потом она перевела взгляд на сцену, где стояли несколько человек и что-то обсуждали.

Среди них был мужчина средних лет в черном костюме. Он стоял спиной, и Холли разглядела его лысеющую голову.

— Это Джайлз Бэнбери, — пояснила Джоан. — А вон тот блондин — Стив. Он актер, режиссер и менеджер по совместительству. Фактически он глава труппы. Сам он начинал с нуля. Потом уже, когда мистер Бэнбери побывал на нашем спектакле, он предложил нам этот театр.

Холли посмотрела на высокого, худощавого молодого человека с копной светлых волос. Лицо его выражало беспокойство и даже тревогу. Рядом был другой молодой человек, рыжеволосый, и две молодые женщины — одна светлая, другая темненькая. Они держались вместе.

Говорил человек в черном костюме, и каждое его слово долетало до задних рядов зрительного зала, хотя он стоял спиной.

— Все, что мне от вас нужно, — это чтобы вы съехали отсюда как можно скорее. Застройщику необходимо начать работу. Дело не терпит.

— Но мы не можем просто взять и уйти, — сказал рыжеволосый. — Мы репетируем пьесу много недель. Зрители знают это и ждут. Мы не можем их подвести.

Человек в черном костюме цинично расхохотался.

— Да, искусство не переживет такой утраты. Смешно! Что вы о себе думаете? Что вы труппа Королевского шекспировского театра? Кучка бездарных прихлебателей, которая беззастенчиво залезла в кошелек к моему дяде.

— Неправда! — вскипела светловолосая молодая женщина и выступила вперед. Лицо ее пылало от гнева, и глаза потемнели. — Вы не имеете права так говорить! Ваш дядя ценил нас, мы это чувствовали. Он относился к нам так, потому что любил театр и считал, что театр нужен. И мы ни разу его не подвели. Люди все время ходили на наши представления, и зал был всегда полон. Если бы мы были бездарными… — Она задохнулась, и вперед выступил Стив. Он обнял ее за плечи.

— Не принимай близко к сердцу, Пен, — сказал он. Потом посмотрел на Джайлза Бэнбери: — Вам всегда не нравилось, что ваш дядя покровительствовал нам.

— Да, не нравилось. И теперь я больше не намерен с этим мириться. Вы закрыты, и вам нужно поскорее это осознать. Я даю вам завтрашний день на сборы и хочу, чтобы к субботе вы все убрались отсюда. — Он развернулся и направился к выходу.

— Но в субботу премьера, — выступила вторая молодая актриса. Ее темные волосы падали ей на глаза, и она импульсивно отбрасывала их назад. — Вы должны дать нам возможность ее сыграть. Этот спектакль посвящен вашему дяде, — выкрикнула она в конце.

Джайлз оглядел ее холодно с головы до ног.

— Забудьте об этом. Теперь этот театр мой, и вы с этим не можете ничего поделать.

— Смогли бы, если бы нашли завещание, — негромко проговорила темноволосая актриса.

Джайлз, который уже уходил, остановился и повернулся к ней.

— Что-что вы сказали?

— Перестань, Тина, — попытался остановить ее Стив.

Но Тина продолжала, глядя Джайлзу прямо в глаза.

— Мистер Бэнбери постоянно говорил нам, что театр останется нам по завещанию, — отчеканила она каждое слово.

На это Джайлз Бэнбери картинно расхохотался.

— Это означает, что он вам надул. Завещания-то не было.

— Было! — крикнула Тина. — Мистер Бэнбери не мог нас обманывать!

— Ну и где же оно? — прищурился племянничек.

Тина беспомощно покачала головой, и было видно, как с Джайлза сошла напряжение, и он снова распустил язык:

— Неужели вы думаете, будто он и вправду мог оставить такое ценное имущество кучке бездельников!

Миранда задохнулась от гнева и вцепилась в руку Холли.

— Какая низость! — сказала она с сердцем, и голос ее сразу был услышан.

Джайлз Бэнбери стал всматриваться в зрительный зал.

— Кто это там? Что вы тут делаете?

— Это ребята, которые принесли заказанный для премьеры реквизит.

Джайлз подбоченился и издевательски посмеивался:

— Скажите им, чтобы они не беспокоились. Премьеры не будет. — И он демонстративно стал удаляться со сцены.

Здесь подала голос Холли.

— Но, по-моему, билеты все проданы, — спокойным голосом сказала она.

— Тебе-то что с того?! — Глаза племянника злобно сузились.

— Лично мне — ничего. Но разве вы не обязаны вернуть деньги за каждый проданный билет?

— Обязаны, — подхватила Пен. — И придется отдать.

— Вы потеряете много денег, — сказал Стив спокойно.

Джайлз остановился и медленно развернулся в обратную сторону.

— Что вы имеете в виду?

Стив держался равнодушно.

— Мы распродали билеты на неделю вперед. Если вы отменяете представление, деньги за билеты нужно вернуть. Но не только это. Еще стоимость спектакля: костюмы, декорации, реквизит. Отменять спектакль внезапно вообще дорогое удовольствие.

— Сколько? — коротко спросил Джайлз.

— Несколько тысяч фунтов, — брякнул Стив просто так, с потолка — первое, что пришло на ум. — Хотя для вас, может быть, это и не сумма.

Джайлз Бэнбери шумно вздохнул и сунул пятерню в свои редеющие волосы.

— Несколько тысяч… Я не могу позволить себе так разбрасываться деньгами. Ладно! Играйте! Но я предупреждаю, что и минуты больше я вас здесь не потерплю. И еще я намерен получить прибыль от этого спектакля.

Холли, Пит и Миранда видели, как он спустился со сцены по боковым ступенькам и пошел через зрительный зал по среднему проходу. Когда он поравнялся с ними, он наградил их уничтожающим взглядом и проплыл в двустворчатую дверь, открывающуюся в любую сторону. И через несколько секунд они услышали, как хлопнула входная дверь театра.

На сцене послышались выкрики, и Джоан понеслась к своим по проходу.

— Здорово, Стив, молодец! — крикнула она, когда уже впрыгнула на сцену. — Идите сюда! — позвала она Холли, Пита и Миранду.

— Блеск! — восхитилась Тина.

Стив распростер руки в сторону ребят и смотрел на Холли.

×