Королева (СИ), стр. 2

   Задумавшись, его величество не сразу заметил, как появилась она. Девушка возникла в паре метров от тронного возвышения и теперь недоуменно рассматривала огромный зал. А там всегда было на что посмотреть: гобелены эльфийской работы, мозаика на полу из пород каменного дерева, что только у тех же эльфов произрастает, и попробуй их еще уговори срубить хоть одно деревце, шпалеры с россыпями драгоценных камней и хрустальные витражи в огромных сводчатых окнах.

   Ксаниэль поспешно принял надлежащее королю положение на троне, не забыв рассмотреть иномирянку. Девушка была одета по-мужски, в соблазнительно просвечивающие, облегающие ее стройные ноги штаны неведомого покроя. Ее верх слабо прикрывала и вовсе местами прозрачная ткань. Но, по мнению короля, любителя пышных форм, ее небольшую грудь не спасал, ни глубокий вырез, ни прозрачность одеяния. Шея, плечи и руки оказались обнажены, и, судя по всему, девушка замерзла то ли перед перемещением, то ли во время него. Взъерошенные жиденькие волосы трех или четырех светлых и темных цветов, ничем не примечательное лицо, слегка великоватый нос и, наоборот, небольшие глубоко посаженные глаза завершали картину. И, тем не менее, ее хорошая фигура, а так же несомненно подходящее ей странно откровенное одеяние понравились Ксаниэлю.

   Девушка все это время продолжала заинтересованно разглядывать зал, совершенно игнорируя торжественно сидящего на троне Ксаниэля. Король даже начал недоумевать от такого пренебрежения к собственной персоне. Но когда девушка наконец-то перевела на него взгляд, его величество едва не сверзился со своего седалища, вмиг растеряв всю свою официальность. Взгляд иномирянки оценивающе заинтересованно скользнул по королю, полный уверенности в себе, он не имел ни капли того восхищения, которое Ксаниэль так ожидал увидеть. Наоборот, на него смотрели, словно на вещь, прикидывая при этом, как лучше ею воспользоваться, или еще хуже: так смотрит оголодавший зверь на свою будущую добычу.

   Очутившись в тронном зале, Эллис удивилась лишь слегка, что поделать, у нее едва ли не с рождения были проблемы именно с этим чувством. Пожалуй, если что и удивляло девушку в этот момент, так то, что перед этим ее не сбивала машина. Сей факт, она помнила твердо - все-таки даже на дорогу выйти не успела. Но в большинстве прочитанных ею книг главные герои, всегда предварительно погибали в своем. А когда изо дня в день мечтаешь о том, чтобы оказаться в другом мире или в любой другой необычной ситуации, то, наконец-то достигнув желаемого, отчего-то воспринимаешь это как должное, и никакой романтики. По крайней мере, она воспринимала эту ситуацию именно так. Вот и сейчас, рассматривая место своего пребывания, Эллис уже думала о том, как правильно повести себя на новом месте. Подражать многочисленным попаданкам сразу же бросаясь во все тяжкие ей не хотелось. А с другой стороны ей еще больше не хотелось терять уже привычную роль хозяйки положения.

   "А вот и он сам", - решила девушка, обнаружив на троне мачо, словно сошедшего со страниц дамского глянцевого журнала. Ожидающий ее мужчина выглядел очень молодо, совсем мальчишкой. Высокий, широкоплечий, даже под многослойной одеждой ощущалась сталь накачанных мускул, и все это странным образом сочеталась с какой-то нечеловеческой утонченностью и изысканностью. Правильные черты лица, красивые глаза изумрудного цвета и чувственные губы, так и манящие впиться в них страстным поцелуем, непременно французским. Лицо обрамляли золотистые волосы, прикрывающие золотой же обруч, изыскано инкрустированный драгоценными камнями.

   Бросив на венценосную особу первый взгляд, Эллис быстро определила в нем человека, избалованного вниманием окружающих и совершенно не готового к такому вызывающему пренебрежению. Неожиданно у девушки проснулось "хорошее" настроение, этакое состояние абсолютной вседозволенности, когда кажется, что нечего терять, когда происходящее вокруг воспринимается то ли сном, то ли иллюзией, а разум умолкает, оказавшись на задворках сознания. Как бы ни казалась она самой себе абсолютно спокойной, как бы ни гордилась своей гибкой психикой и стрессоустойчивостью, у любого человека есть предел, за которым отказывают тормоза и остается только нестись вперед.

   Теперь она внимательно рассматривала мужчину холодным расчетливым взором, прикидывая в уме, как и на что он способен. Эллис прекрасно знала, что при таких мыслях она становится похожа на оголодавшего вампира, наконец увидевшего в темном переулке тонкую девичью шейку, с такой манящей, бьющейся в такт сердцу жилкой. Ее так и подмывало облизать губы и оскалиться, что она, впрочем, и сделала, совсем немного поколебавшись. Даже если эта шалость обошлась бы ей ценою в жизнь, выражение на лице короля стоило того.

   Однако молчание затягивалось, а она нуждалась в информации.

   - Приветствую, - сказала девушка, глубоко поклонившись, тигра за усы она уже подергала, пора было вновь проявить благоразумие. - Я буду глубоко вам благодарна, если вы подскажете мне, как следует к вам обращаться, а так же причину, по которой я нахожусь в этом месте, да еще так неожиданно для себя?

   Когда девушка заговорила, Ксаниэль смог расслабиться: голос у нее оказался вполне приятным, говорила она вежливо, и возникший перед этим ореол хищницы исчез, словно его и не было, словно Ксаниэлю со скуки начало мерещиться непонятно что. Впервые Ксаниэль не представлял, как вести себя с девушкой.

   - Приветствую и вас, прекрасная юная леди, - при слове "прекрасная" юная леди едва заметно дернула уголками губ, словно она отлично знала, что уж прекрасной-то он ее точно не считает. Привлекательной возможно, но не прекрасной. Король же едва не поперхнулся от самокритичности или все же реалистичной прагматичности, но продолжил, стараясь вернуть себе невозмутимый вид: - Позвольте представиться, король объединенного людского королевства западного материка, Ксаниэль. А причина, по которой вы, леди, оказались в тронном зале моего дворца, такова, что требует весьма подробного рассказа и большого количества времени.

   - Ваше величество, я буду вам премного благодарна, если у вас найдется, хоть немного времени для самых коротких объяснений, или же пара слов для соответствующего приказа. Это так тяжко прибывать в неизвестном месте в полной неизвестности относительно своей дальнейшей судьбы.

   Закончив проникновенную речь, девушка сняла со своего плеча большую и тяжелую сумку странного покроя, и опустила ее на пол - разговор по всему предстоял долгий. Эллис было не по себе, из глубин подсознания уже выбирался страх, и она начала жалеть, что так глупо показала свое истинное лицо в самом начале. Хотя сейчас, когда голова опять работала в нормальном режиме, кое-какие варианты использования этой оплошности себе на пользу уже просчитывались ею.

   Речь девушки удивила короля. Не ожидал он от нее столько вежливости и смиренности, другими всегда представлялись ему избранницы Первых.

   - Мы, как лицо, обремененное полнодержавной властью, и высочайшей заботой о благосостоянии подданных, к сожалению, не владеем своим временем в полной мере. И мы были вынуждены ожидать вас с того момента, как ярколикое солнце показало свое сияние над бескрайней морской гладью, а сейчас оно уже стремится скрыться за далью высоких лесов. За день накопилось много дел, которые требуют нашего неусыпного внимания и контроля.

   Ксаниэль понимал, какой бред несет и как выглядит в глазах своей будущей жены, но он никак не мог решиться сказать самое главное, словно непонятный страх пронзил его насквозь. Такого с ним еще не бывало и это пугало куда сильнее. Вот он и говорил непонятные речи про собственную занятость, надеясь, что все разрешится быстро и само собой.

   - А причина, озвученная в нескольких словах, боюсь, может повергнуть вас в шок и породить целый ряд никому не нужных проблем. Но все же мы, так и быть, милостью нашей рискнем посвятить вас в суть заданного ранее вопроса, пусть и излишне кратко. Через семь дней вам надлежит стать нашей супругой. Посему надеюсь на ваше благоразумие, извечная женская истеричность по поводу и без нами не приветствуется.

×