От судьбы не уйдешь (СИ), стр. 1

Annotation

**Аннотация:**

Когда маленький Арес, в стенах детского приюта, встречает четырехлетнюю Мелиссу, его желание сбежать оттуда пропадает. Она одним нежным прикосновением переворачивает всю его жизнь, полную невзгод и лишений. С тех пор он остается ее верным спутником. Никто в мире не любил Ареса, и он сам так никого и не полюбил, кроме нее. Мелисса же, напротив, стремиться помочь всем, она не может посвятить свою жизнь только одному человеку. Напрочь лишенная амбиций, она готова пожертвовать собой и своей любовью ради помощи другим. В стенах одного приюта они вырастают совершенно разными людьми, с разным взглядом на жизнь, с разными ценностями и стремлениями. Только любовь друг к другу примиряет их. Арес способен измениться ради Мелиссы, готов на подвиги и рисковать жизнью. Но страшная правда встает между ними, и Мелисса, не в силах вынести ее, покидает Ареса. После этого жажда разрушения побеждает в Аресе. Он позволяет ей выплеснуться на поверхность, и его действия могут привести к гибели целого города. Смогут ли две полные противоположности воссоединиться и стать одним целым?

Часть первая. Детство.

1. Что это за место?

Малышке было всего около трех. Она удивленно смотрела большими синими глазами по сторонам и не понимала, что это за место.  У нее почти не было воспоминаний, а все что осталось, лучше было бы забыть маленькой девочке. Природа устроена так, что ей посчастливится, и она действительно все забудет.

Уже забывала. Помнила постоянные крики, грохот, почему-то билась посуда все время, иногда осколки долетали и до нее. Поэтому на руке у нее был порез, который уже заживал, но не давал ей пока забыть о том, что она была в каком-то неприятном месте.

А это странное место отличалось тем, что здесь было тихо. Для нее было это настолько необычно, что будь она постарше, то могла подумать, что она оглохла. Она очень долго ехала в каком-то фургоне, ее укачало и тошнило. Ее кожа все еще имела зеленоватый оттенок, но уже становилось лучше. Привела ее сюда тихая женщина, аккуратно, но твердо взяв за руку. Сопротивляться и проявлять волю малютка не привыкла, поэтому шла безропотно. Женщина привела ее в комнату и сказала посидеть на стуле. Раз сказали, она так и делала, боялась шелохнуться и слезть с этого стула. Потом женщина появилась снова и дала ей мятную конфету. Девочка в недоумении смотрела на этот дар, пока женщина не развернула обертку и не сунула конфету девочке в рот.

Такое великолепное ощущение на языке, такое необычное, что у девочки округлились глаза. Женщина улыбнулась и опять отошла. Потом она вернулась в комнату в сопровождении еще одной женщины.

- Показывайте, кто тут у нас сегодня? – спросила вторая.

Тоже на удивление тихим и спокойным голосом. Девочка не различала возраста, но женщине было около сорока, строгое узкое лицо с интересом вглядывалось в девочку.

- Бросили возле приюта. С собой ничего нет, ни вещей, ни записки.

- Как тебя зовут? – спросила женщина.

Девочка молча смотрела на нее.

-Ты умеешь говорить? Где твоя мама?

Девочка молчала. Она боялась, когда к ней обращались, знала, что надо тихо сидеть: не мешать, не ходить, не плакать. Иначе побьют и будут кричать. То, что могли ударить, было не так страшно, а вот криков она боялась. Она не понимала большую часть слов, это был просто шум и от этого она постоянно вздрагивала. Поэтому девочка молчала и изо всех сил старалась не расплакаться. Ведь интонации у женщин были мягкие, голоса тихие и участвующие, а это во все времена могло вызвать детские слезы.

- Не бойся, мы хотим тебе помочь. Ты знаешь, откуда ты или как зовут маму или папу?

Девочка, наконец, молча покачала головой из стороны в сторону.

- А как зовут?

Опять покачала головой.

- Ладно, будем оформлять,- грустно сказала женщина, села за стол и взяла какие-то бумаги.

- Так как же тебя записать?

Она вопросительно глянула на собеседницу, но та только устало покачала головой. Фантазия ее иссякла еще несколько лет назад.

Женщина взяла толстую книгу с полки:

- Тогда наугад, - открыла, посредине, - Мелисса. Так-так-так… Самос.

Она начала оформление бумаг.

- Ну что ж, Мелисса, пойдем, - протянула ей руку вторая женщина и девочка пошла за ней.

- Хорошее имя, очень хорошее. Сейчас будет обед.

И она повела новоиспеченную Мелиссу пустым длинным коридором. Девочка просто шла за ней следом, не озираясь,  уставившись в пол. Казалось, ее ничего не интересует, только этот зеленый пол.

Наконец они дошли до большой комнаты, в которой вкусно пахло едой. Может кому-то запах казённой пищи и не показался бы вкусным, но в животе у девочки заурчало. Она не ела слишком давно, а то, что ела, вкусным не было. В комнате никого не было, только стояло множество маленьких столиков и стульчиков, по четыре возле каждого стола. Девочку привела в восторг такая маленькая мебель, сделанная, словно специально для нее и в глазах у нее загорелся огонек. Еще очень слабый, намек на надежду, искорка радости. Женщина, которая вела ее за руку, как-то неловко резко повернулась, дернув малышку за руку и огонек погас, сменившись испугом. Многолетний опыт женщины позволил ей увидеть все перемены, произошедшие с девочкой, и она ласково заворковала:

- Смотри, какой столик, это для деток, таких же, как и ты. Садись на стульчик и будешь кушать. Тут тебе будет очень удобно. Сейчас принесу покушать. - Она ушла в дальний конец комнаты и исчезла за дверью. Девочка, не шевелясь, сидела на стульчике и ждала.

Через несколько минут женщина появилась снова, в руках у нее был поднос. Она дошла до Мелиссы и поставила еду перед ней.

- Давай я тебя покормлю. Или ты умеешь сама?

Девочка молчала, и только в глазах был тихий призыв о помощи. Она умела есть хлеб, овощи, но супа она никогда не ела.

Женщина присела рядом на маленький стульчик, еле уместившись на нем, но она явно делала это не в первый раз и, зачерпнув ложку супа, протянула ребенку. Мелисса послушно открыла рот и проглотила суп. Вкус был необычный и восхитительный. Детскому организму не хватало именно этого. Она доела все с ложечки, не пролив ни капли. Потом таким же образом она съела котлету и овощное рагу. Остался компот и кусок яблочного пирога и тогда Мелисса протянула руку  к пирогу и взяла его сама. Женщина не мешал ей, и пока ребенок ел, она с ней разговаривала:

- Меня зовут Мередит. Но все дети вокруг зовут меня тетя Мери, бог его знает почему. Тебе у нас понравится. У нас много игрушек и других деток, будете разучивать танцы и песни. – Она спохватилась, - если не хочешь, можешь и не петь. Никто тебя здесь не обидит. Доела? Вот и хорошо, мы пойдем сейчас в комнату, где ты будешь спать.

Они опять пошли рука в руке по длинному коридору. Мелисса не понимала, в какую сторону они идут. Коридор был бесконечный и пустынный. Иногда она слышала звуки, может голоса детей, разобрать было сложно. Да и опыта общения с детьми у нее почти не было. Несколько раз она играла во дворе с какими-то ребятами, но очень кратковременно. Да и игрой это было не назвать, так, знакомство. Она протянула свой хлеб мальчику, а он фыркнул. Потом дал ей солдатика и убежал. Еще через пару дней прибежал и забрал солдатика. Она не плакала (нельзя) просто смотрела ему в спину. Его перехватила какая-то женщина, что-то сказала, тряхнув за плечи, и он побежал назад, сунул солдатика ей в руку и опять убежал. Больше не приходил. Была еще девочка постарше, она показывала ей свою куклу, которую катала в коляске. Мелисса не понимала, зачем она это делает и не видела интереса в такой игре. А солдатика она любила. Его можно было быстро спрятать в карман, и никто не знал, что он у нее есть.

Тетя Мери и Мелисса, наконец, дошли до комнаты, и женщина пропустила девочку вперед. Это была большая комната в ней рядами стояли кровати, Мелиссе показалось, что их очень много, но их было всего восемь. По четыре с каждой стороны.  Яркие покрывала, тумбочки возле каждой кровати.

×