Золото влюбленных, стр. 2

— Остановитесь на минутку, мисс, — предупредил он, но Илейн слышала только его торопливый шепот, не понимая слов.

— Я верила, что ты когда-нибудь вернешься, — произнесла она. — Я просто знала, что это произойдет. А Томми Дэниэлс с тобой? — Илейн бросила взгляд на дверь, потом — смущенно — на разбитые тарелки. — Я так удивилась, увидев тебя… — Она поцеловала его в загорелую щеку. — Ты долго здесь пробудешь? Когда ты приехал?

Мужчина сдержанно улыбнулся.

— Мне очень жаль. Я боюсь, вы приняли меня за кого-то другого.

Он осторожно снял ее руку со своей шеи и отодвинул девушку от себя.

— Разве ты не узнал меня? — спросила она, сразу сникнув.

— Обидно разочаровывать вас, мисс, но я не… как его зовут?

— Рен, — произнесла Илейн, пытаясь понять выражение его лица. — Но вы же Рен. Вы так похожи… мне кажется.

— Вам так кажется? — Его светло-голубые глаза озорно заблестели. — Сколько лет вы не видели этого малого?

— Около девяти лет. — Она точно знала, сколько. Это было в октябре, первого, значит, чуть меньше девяти лет. Она никогда не забудет этот день. Но мальчик, которого она знала совсем недолго, вообще-то, был другим. Илейн оглядела незнакомца и начала сомневаться.

Тот еще шире улыбнулся, продемонстрировав белую полоску зубов на прокопченном солнцем лице.

— И вы думаете, что узнаете этого человека спустя девять лет? За девять лет можно ужасно перемениться.

Илейн проследила за его взглядом и поняла, что он остановился на ее груди, открытой глубоким вырезом. С трудом переведя дыхание, она почувствовала, как жар ее сердца медленно распространяется на щеки.

— Вы не разыгрываете меня? Я имею в виду… Вы и вправду не Рен?

— Сожалею, нет, я не Рен, Но мне понравился поцелуй. — Он дотронулся длинными пальцами до своей щеки, и девушка окончательно смутилась.

— Я чувствую себя такой дурой, — сказала она, когда появился мальчик из работающих на кухне и начал убирать шваброй осколки и остатки пищи на полу. Илейн благодарно кивнула ему и почувствовала себя еще более глупой. Девять лет — это очень большой срок. И, кроме того, Рен, наверное, уже женился и обзавелся кучей детишек. Надежда на встречу с ним была наивной мечтой школьницы.

Когда же она вновь обратила внимание на незнакомца, то обнаружила, что тот снисходительно, как ребенку, улыбается ей. Илейн разозлилась и вспылила:

— Что ж, если вы не Рен Дэниэлс, кто же вы?

Он заулыбался еще шире.

— Зовут меня Дэн Морган. Рад познакомиться, мисс…

— Мак-Элистер. Илейн Мак-Элистер. Вы сказали Морган?

— Верно.

— Дэн Морган, — повторила она. В имени было что-то знакомое, но Илейн никак не могла припомнить, что.

Внезапно ее осенило.

— Вы Черный Дэн. — Таким прозвищем его окрестили газеты, они всегда драматизируют обстановку. — Вы тот бандит, которого нанял Дольф Редмонд.

— К вашим услугам, мисс Мак-Элистер. Он насмешливо поклонился, но его взгляд был отсутствующим и каким-то далеким.

Как получилось, что она перепутала этого человека с Реном? Отодвинувшись, девушка посмотрела на пришельца долгим холодным взглядом. Он был таким же высоким, как Рен, — нет, он был выше. Плечи у него были широкими, определенно, более мощными, чем у Рена, и она не могла вспомнить, была ли талия Рена так узка. И хотя волосы бандита были такие же темные, как у Рена, они уже седели на висках и не казались такими непослушными, как в ее воспоминаниях.

И глаза отличались. Глаза незнакомца были голубыми, такими же, как у Рена. Но в них не было искры и радости жизни. Светло-голубые — и жесткие. А еще сетка морщинок в уголках глаз, хотя было похоже, что мужчине не исполнилось и тридцати. Длинный шрам, начинаясь за ухом, тянулся по шее и исчезал под воротником, делая пришельца с головы до ног опасным, каким он и был. Последнее полностью убедило Илейн, что это не Рен. Перед ней стоял бандит Дэн Морган. Он оказался здесь по просьбе владельца шахты — ему платили за то, чтобы он предотвратил забастовку шахтеров. Таких людей Илейн Мак-Элистер презирала.

— Вы не выпьете со мной чашечку кофе? — спросил Морган.

Илейн поджала губы, чтобы сдержать оскорбительный ответ, готовый сорваться с языка.

— Никогда и ни за что. Это не поможет. Я знаю, почему вы здесь, и я думаю, что вы… что вы презренный тип!

Когда она повернулась, чтобы уйти, Морган схватил ее за руку и притянул к себе.

— Меня не интересует, что вы лично думаете обо мне, мисс Мак-Элистер, до тех пор, пока вы далеки от моих дел. — Морган наблюдал, как побледнело только что пунцовое лицо девушки. Ему не хотелось пугать ее, но у него и вправду не было выбора. — Делайте свою работу, а я буду делать свою. Итак, как насчет кофе?

Когда Морган отпустил ее руку, Илейн подняла подбородок, демонстрируя открытое неповиновение, и он внезапно вспомнил, что видел эту браваду девять лет назад. Усевшись за один из столиков, он рассматривал фигуру девушки, пока она гордой походкой удалялась от его стола.

Морган не ожидал увидеть Илейн. Он не был уверен даже, что она все еще живет в этом городе. И уж наверняка не предполагал, что спустя столько времени она узнает его.

Он улыбнулся в душе. Илейн из совсем нескладной и игривой девушки, какой он ее помнил, превратилась в такую милую барышню. Морган догадался, что ей около девятнадцати, и задумался, замужем ли она. Эта мысль показалась ему странной. Понимая, что Илейн уже не ребенок, а женщина — этакие нежные изгибы, соблазнительная грудь, — Морган все-таки не мог не видеть в ней ту маленькую девочку. Ее глаза были того же цвета темного золота, но теперь они казались больше и мягче.

Морган почувствовал себя виноватым. Боже, как ему не хотелось обманывать ее. Этой девушке он был обязан жизнью! Ему казалось несправедливым вводить ее в заблуждение, не важно, из-за чего. Но чем меньше Илейн будет знать, тем в большей безопасности они оба будут. Он подумал о том, как в последний раз видел ее девять лет назад. Память восстанавливала все до мелочей. Он звал ее «маленькая Лейни». Именно такой он помнил ее ночью в пещере. Ту ночь он никогда не забудет.

Илейн поставила перед Морганом кружку с кофе более резко, чем следовало, и несколько капель перелилось через край. Но она не стала утруждать себя и вытирать стол. К черту и этого Моргана и его угрозы! Неудивительно, что Дольф Редмонд нанял его. Этот тип был как раз из тех людей, которые восхищали таких, как Редмонд и Даусон: дерзкая речь и уверенность в собственном превосходстве.

Илейн помогла убиравшим собрать с пола разбитые тарелки, потом достала из почтового ящика утреннюю газету «Сентинел». Она настроилась отдохнуть: присесть, налить себе чашечку кофе, развернуть газету и просмотреть заголовки. Но как она ни старалась, все равно не могла сосредоточиться на печатном тексте. Однако продолжала притворяться, будто читает, украдкой бросая взгляды на внушительную фигуру в другом конце зала.

Черный Дэн был одет так, как она и ожидала: белая рубашка с распахнутым воротником, мягкий, черной кожи жилет, плотно сидящие брюки, исчезающие в блестящих черных кожаных ботинках. Револьвер с рукояткой из оленьего рога угрожающе торчал из кожаной кобуры, висевшей на крепком бедре.

Когда дверной колокольчик известил о появлении очередного посетителя, темные густые брови Моргана нахмурились. Его острый подбородок почти незаметно напрягся, потому что вошедший, сидя за столиком у двери, начал внимательно рассматривать незнакомца. Острые скулы тоже выдали напряжение, когда Морган отхлебнул кофе.

Этот бандит определенно был красив, решила Илейн, правда, его красота казалась жестокой. Но даже при этом он был похож на Рена.

Рейнольд Ли Дэниэлс. Самый симпатичный мальчик в Карбон-Кантри. Все девочки в школе были в него влюблены, и каждый отец предупреждал свою дочь о далеко не благородных намерениях этого красавца. В десять лет Илейн видела Рена только издали. Она тоже попала под колдовство его обаяния, но она была моложе других, так что Рен вообще не обращал на нее внимания. До той ночи, когда она нашла его в угольной шахте, — это она никогда не сможет забыть.

×