Связующие узы, стр. 78

– Однако она все же простила вас? – спросила Аманда.

– Только после того, как меня засадили. Она пришла в тюрьму и сказала, что сделает все, чтобы меня вытащить. Думаю, она говорила искренне.

Аманда почувствовала себя неловко. Внезапно раскрашенная рыжеволосая девица с вызывающим вырезом и в обтягивающей юбке пробралась сквозь толпу и повисла на руке Дюпре. Аманда обратила внимание на то, что зрачки у девки величиной с колеса. Дюпре перехватил взгляд Аманды и покраснел.

– Кто это? – подозрительно спросила рыжеволосая.

– Мэгги, познакомься с моим адвокатом Амандой Джеффи.

Мэгги кивнула и бросила на Аманду взгляд уверенной в себе собственницы.

– Приятно было познакомиться, – сказала Аманда. – Увидимся, Джон.

Кейт Росс ожидала Аманду у дверей в вестибюль.

– Что надо Дюпре? – спросила она.

– Просто поприветствовал.

– Девчушка, с которой он проводит время, накокаинилась выше крыши.

– Я его адвокат, Кейт, а не мать.

– Поняла.

– Я хотела кое-что обсудить с тобой, – сказала Аманда. Вокруг не было никого, но она тем не менее оглянулась по сторонам, чтобы еще раз убедиться, что их никто не слышит. – Джон сказал мне нечто, заставляющее задуматься. Ты знала, что Элли Беннет и Лори Эндрюс состояли в интимной связи?

– Ни черта себе!

– А может быть, "Веселенькое заведение на Воэн-стрит" и не имеет никакого отношения к убийству сенатора Тревиса. У них, естественно, были причины устранить его – сенатор вышел из-под контроля и ставил под угрозу всю тайную организацию. Но вспомни обстоятельства убийства.

– Ты права. Оно отличалось от остальных.

Аманда кивнула:

– В "Заведении" предварительно накачивали свои жертвы транквилизаторами, чтобы запутать следствие и подтолкнуть к предположению, что в данном случае имело место самоубийство. А вот в случае с Тревисом все было ясно.

– И еще вспомни, каким способом он был убит, – сказала Кейт скорее себе, чем Аманде. – Человек, расправившийся с Тревисом, явно испытывал к нему сильнейшую личную ненависть. – Кейт задумалась, а потом спросила: – Ты полагаешь, что Элли убила Тревиса, чтобы отомстить за Лори Эндрюс?

– Карл Риттенхаус рассказал Тиму о телефонном звонке Тревису в ночь убийства. Звонивший утверждал, что Джон Дюпре хочет как-то загладить перед ним вину за случай в "Уэстмонте". В отчете полиции сообщалось, что в тот вечер сенатору звонили из дома Джона. И нам известно, что Элли была единственным человеком, остававшимся с Дюпре после того, как Джойс Хамада и Черил Риджио ушли. А Хамада к тому же сказала, что он полностью отключился.

– Значит, ты думаешь, что Беннет позвонила Тревису, заманила его в "домик", накачала таблетками и забила насмерть?

– А почему бы и нет? В таком предположении что-то есть. Вот возьми, к примеру, попытку Уэнделла Хейеса убить Джона. Хейес и его приятели точно полагали, что Дюпре убил одного из их товарищей. Возможно, они попытались расправиться с ним в отместку за убийство одного из членов тайной организации.

– Минутку. А сережка? В "хижине" Тревиса нашли сережку Дюпре. Как она туда попала?

– Элли не могла простить Джону, что он опять послал Лори к сенатору уже после того, как в первый раз тот ее зверски избил. Думаю, она накачала Джона наркотиками, забрала одну из сережек и оставила ее на месте преступления, чтобы навести полицию на его след. Да вот только когда Джона арестовали, она пожалела о содеянном и попыталась спасти его.

– Ну что ж, это не исключено, – ответила Кейт. – Впрочем, можно ли найти доказательства такой версии?

– Не стоит даже пытаться. Моя работа состояла в том, чтобы добиться оправдания Джона. Убийцу Тревиса пусть ищут другие. Зачем нам вмешиваться в дела полиции?

– И ты не хочешь им помочь?

– Тревис был подонком. Он убил Лори Эндрюс и получил по заслугам. Что касается меня, то мне безразлично, убил ли его Джон, члены "Веселенького заведения" или Элли Беннет. Для него смерть была заслуженной карой.

– А что, если Гранта или Керригана-старшего обвинят в убийстве, которое они не совершали?

Аманда вспомнила свои ощущения в тот момент, когда похитивший ее Кастильо издевался над ней, и ужас, который она пережила в подвале дома Фрэнка. Кастильо действовал по приказу Гранта или Керригана. Они хотели сломить ее, расправиться с ней, а затем просто уничтожить. И не только ее. Скольких людей они убили? И даже если их приговорят к смертной казни за преступление, которого они не совершали, то так им и надо. Справедливость восторжествовала, когда "Веселенькое заведение на Воэн-стрит" прекратило свое существование.

59

Педро Арагон нежился на солнце в патио своей асиенды, когда один из его людей принес ему телефон. Рядом с Педро лежала обнаженная девица. Она была удивительно похожа на женщину, которую он видел во сне утром того дня, когда впервые встретил Харви Гранта, Уэнделла Хейеса и Уильяма Керригана много лет назад.

– С вами будет говорить сеньор Керриган.

Педро ожидал звонка, но все-таки надеялся, что его опасения не оправдаются. Ему сразу же стало грустно.

– Ты знаешь о наших событиях, Педро?

– Знаю. Мне сюда приходят газеты. Бедные Харви и Стэн. У них дела совсем плохи. А как у тебя?

– Отбиваюсь изо всех сил. Пока что они меня не выдали. И Мария тоже. Ты ее хорошо воспитал. Потрясающая девчонка.

– Спасибо, Билл.

Педро ждал. Он знал, что его старый друг скоро перейдет к главному. В голосе Керригана чувствовалось напряжение.

– Нам нужно встретиться, и как можно скорее.

– Конечно. И когда ты хочешь приехать?

– Я рассчитывал, что ты приедешь ко мне.

Педро задался вопросом: кто заставил Билла позвонить – ФБР, Бюро по борьбе с распространением наркотиков или портлендская полиция?

– В Орегоне сейчас дожди и слякоть, а здесь солнце и тепло. Приезжай ко мне, амиго.

– Это будет непросто.

– Рядом со мной красивая молодая женщина, Билл. Она многое умеет. Я и для тебя найду красотку. Хочешь рыженькую или блондинку? Получишь любую, какую пожелаешь.

– Встречаться у тебя будет не слишком благоразумно. После того, что случилось с Мануэлем, за тобой следят со всех сторон. Приезжай сюда. Нам надо торопиться. Я пока еще не под подозрением, так ведь ситуация может очень быстро измениться.

Женщина, лежащая рядом с Педро, повернулась на спину, представив взгляду Арагона роскошные груди. Ему особенно нравились ее соски красивой формы, выступающие над холмиками грудей.

– Что ты сказал? – переспросил Педро, которого отвлекло созерцание сосков так, что он пропустил мимо ушей последнюю фразу Керригана.

– Я сказал, что ты можешь прилететь на своем личном самолете. Воспользуйся посадочной площадкой в Систерс. Встретимся и побеседуем в моем рыбачьем домике в Кэмп-Шерман. За нами не будет никакой слежки.

– Хорошая идея. Позволь, я подумаю и перезвоню тебе.

– И когда ты примешь решение?

– Нам нужно торопиться, ведь верно?

– Да, очень.

– Значит, скоро. Пока.

Педро повесил трубку и мрачно улыбнулся. Паршивый Билл Керриган. Бандиты не знают, что такое долг перед друзьями. А вот узы крови – это совсем другое дело. Мария держится. Педро перестал улыбаться. Он по-настоящему беспокоился за нее. Адвокаты говорят, что дело сложное, и все-таки надежды не теряют. Может быть, им удастся ее вытащить.

Педро вздохнул, встал и прошел к краю патио. Перед ним простиралась небольшая лужайка, за ней обширный бассейн, а дальше еще лужайка, за которой начинались джунгли. По периметру его владений располагалась вооруженная охрана.

Какое-то время Педро наблюдал за охраной, потом ему стало скучно. Он отвернулся. И его взору вновь предстали роскошные груди красотки. Он почувствовал легкое возбуждение. С этим надо было что-то делать. Арагон похлопал красотку по бедрам и что-то прошептал ей на ухо. Она захихикала и встала со своего шезлонга. Следуя за ней в дом, Педро на мгновение ощутил приступ меланхолии. "Веселенького заведения на Воэн-стрит" больше нет.

×