Связующие узы, стр. 2

– Дело, si, amigo [5]. Много дел.

– Ну, что вы для меня приготовили? – спросил Педро.

– Эге, все зависит от того, что вы приготовили для нас, – ответил толстяк уклончиво, а двое других продолжали вертеть головами, разглядывая людей Арагона.

Педро ухмыльнулся:

– Для вас я приготовил самое лучшее дерьмо на свете. Пойдем покажу.

Он уже повернулся, чтобы идти, но неожиданно остановился, потому что в комнату ввалился один из охранников. По футболке громилы струей текла кровь. Кто-то ранил его в шею. Сделав несколько шагов, он рухнул на пол. За ним стоял мускулистый негритос, строивший из себя дикого африканца, только что вылезшего из джунглей. Негр держал в руке большущую "пушку". Глаза "приготовишек" округлились от ужаса, а Клайд рванулся за "АК".

– Не думаю, что у тебя что-то получится, – сказал черномазый, выпустив две пули по Клайду. К тому моменту, когда мертвое тело Клайда рухнуло на пол, комната уже наполнилась вооруженными людьми, судя по их виду, настроенными весьма решительно.

Человек, убивший Клайда, опустил свое оружие. Двое его помощников крадучись проследовали по направлению к задним помещениям здания.

– Ты, должно быть, Педро, – спокойно сказал негритос. Арагон ничего не ответил. – Скоро ты станешь бывшим Педро! – Бандит грубо гоготнул.

И пока мысли парня метались в поисках выхода из этой ситуации и хоть какого-нибудь способа выжить, из задней комнаты послышались несколько выстрелов и жуткий вопль.

Предводитель налетчиков широко улыбнулся.

– Кажется, мои ребятишки нашли твои запасы, – сказал он, обращаясь к Педро.

Затем он перевел взгляд на "приготовишек", впервые по-настоящему обратив на них внимание. На их лицах был написан предельный ужас. Все они высоко подняли руки над головой, так, будто снимались в каком-нибудь вестерне в эпизоде, когда грабители врываются в дилижанс с криком "Руки вверх!".

– И что у нас здесь такое? – Негр бросил взгляд на человека, лицо которого уродовал громадный рваный шрам через всю щеку до подбородка. – Абдул, как ты называешь таких милых молоденьких мальчиков, прелестно распевающих в школьном хоре?

– Клубом хористок.

– Да-да, именно так, клуб хористок. – Главарь бандитов вновь повернулся к юношам: – Вы состоите в клубе хористок? – Не дождавшись ответа от оцепеневших от ужаса ребят, он опять обратился к Педро: – Ну что, я, по-твоему, облажался? Клянусь, Педро, ты продаешь травку не по правилам и отбиваешь у меня моих клиентов, и все же прошу прощения, если я тут немного насорил. Вы готовы спеть "Старого черного Джо"?

Арагон молчал.

– Да, кстати, вот что я подумал. Вы, ублюдки, вовсе не клуб хористок. – Он указал пистолетом на Педро: – Я думаю, что ты – торговец наркотиками, торгующий ими на моей территории. – Негр перевел дуло "пушки" на ребят из колледжа: – А вы – господа покупатели, отдающие ублюдочной мексиканской шкуре мои деньги. А это значит, что вы все – я подчеркиваю: вы все! – должны умереть.

– Сэр, прошу вас, сэр, – забормотал заикаясь мальчишка в очках в роговой оправе. – Неужели вы нас не отпустите? Мы никому не скажем. Клянусь.

Вожак взглянул на него, как будто всерьез задумавшись над предложением.

– Клянешься?

– Клянусь, сэр. Мы же не знали, что здесь ваша территория. Мы можем покупать травку и у вас. У нас много денег.

Черномазый ухмыльнулся и кивнул:

– Звучит вполне разумно. – Он повернулся к сообщнику: – Как ты думаешь, Абдул, разумно звучит?

– По-моему, они честные белые ребята, – ответил Абдул.

– Вы честные ребята? – спросил вожак.

– Да, сэр, – ответил парнишка в очках, энергично кивая. – Мы все хорошо учимся.

– Точно? Что ж, Абдул, в таком случае, я полагаю, мы сможем положиться на их честное слово, что они не разболтают полиции о том, как мы перестреляли целый дом народу и унесли их деньги, как ты думаешь?

– Ну конечно, – сказал Абдул, взглянув на ребят со зловещей улыбкой.

– Обещаете? Клянетесь честью настоящих скаутов?

Шутливый тон бандита полностью испарился, когда он медленно поднял дуло своего пистолета и направил его на золотую эмблему, пришитую к блейзеру прямо над самым сердцем у очкарика.

– У меня есть деньги! – простонал мальчишка. – Много денег...

Он сунул руку в карман за бумажником, а на передней части его комбинезона вдруг образовалось влажное пятно. На полу под ногами парня возникла маленькая желтая лужица. Главарь бандитов вначале удивленно уставился на нее, а затем расхохотался. Взгляды черномазых сошлись на мокрой промежности тощего мальчишки.

– Вы посмотрите только! Он же обоссался!

Все залились диким хохотом. И тут произошло нечто совершенно невероятное: мальчишка вытащил из-под блейзера пистолет и открыл из него стрельбу. Поначалу бандиты застыли от изумления, а затем, когда к стрельбе присоединились и двое других "приготовишек", попытались отстреливаться. Слышался звук разбитого стекла, во все стороны летели большие куски штукатурки. Педро рванул за "АК-47". Выстрелом выбило кусок штукатурки рядом с тем местом, где он только что стоял. Арагон схватил оружие, перекатился с ним за диван и стал стрелять по двум бандитам, выбежавшим из задней комнаты. Их срезало автоматной очередью, и оба рухнули на пол.

– Хватит! – крикнул студент-"полутяжеловес" и приставил еще горячий ствол своего пистолета к виску Педро. – Опусти оружие, Педро. Будь умницей. Я просто хочу быть уверенным, что ты меня ненароком не пристрелишь в такой сумятице.

Арагон взвесил свои шансы. Дуло пистолета все плотнее прижималось к его голове, больно врезаясь в кожу. Он отбросил в сторону автомат.

– Ну вот и чудесно, – сказал "полутяжеловес", делая шаг назад.

Педро оглянулся по сторонам. Все налетчики были мертвы, кроме него самого, троих "приготовишек" и вожака банды черномазых, который оказался тяжело ранен и теперь катался по полу, корчась от боли.

– Было круто, – прошептал парень в очках в роговой оправе с благоговейным восторгом.

– Отлично сработано, – согласился толстяк, – особенно когда ты описался.

– Их мой приемчик классно отвлек, ведь так? – сказал тощий, широко улыбаясь.

Толстяк сделал вид, что принюхивается, и махнул рукой перед носом, заметив:

– Их-то, возможно, и отвлекло, а вот мое обоняние, боюсь, привлекает.

– Да ну тебя! – Худощавый рассмеялся, и оба парня взмахнули руками в победном жесте.

Педро взирал на них из-за дивана в глубочайшем изумлении.

Затем худощавый подошел к раненому черномазому, стонавшему от боли. Парень широко и удовлетворенно улыбался:

– Ой, извините, мы вам, как видно, причинили боль?

– Имел я тебя в жопу... – едва смог выдавить раненый.

– Откровенно говоря, сэр, не думаю, что у вас в вашем нынешнем положении встанет.

Толстяк расхохотался.

– Прикончи его, – посоветовал "полутяжеловес", и в голосе парня прозвучал стальной холодок. – Нам нужно отсюда выбираться.

– Спокойнее, спокойнее, – сказал худощавый, обходя жертву вокруг, нацеливая пистолет на разные части тела черномазого и приговаривая: – Эни мени мини мо.

– Кончай придуриваться! – крикнул толстяк.

– Черт, какой же ты зануда! – ответил худощавый, прострелив раненому коленную чашечку так, что у негра вырвался жуткий душераздирающий вопль.

Парень вновь расхохотался:

– О, какой у вас голос, сэр! Вы берете такие высокие ноты! – Но улыбка сползла у него с лица, когда он взглянул в глаза поверженному бандиту. – Ты, наверное, состоял в клубе хористок у себя в школе? А, козел?

– Да ради Бога, кончай с этим дерьмом и пошли! – рявкнул "полутяжеловес" и дважды выстрелил в голову орущему негру.

Педро пытался не показывать собственный страх. Если ему суждено умереть, то он должен умереть как мужчина.

вернуться

5

Да, друг (исп.).

×