Телепортеры, внимание!, стр. 3

Он не успел обдумать это.

Халютер Ихо Толот издал трубный крик. С внезапностью, которой никто не мог ожидать от его массивного тела, он пришёл в движение и ринулся к главному пульту управления, за которым следил за приборами Карт Рудо. Действия Ихо Толота были неожиданными для всех, кроме Перри Родана. На ступенях, ведущих к главному пульту управления, стояли два офицера. Халютер одной из могучих рук отмёл их в сторону, прежде чем они успели осознать опасность. Ихо Толот ринулся вверх по ступеням. Карт Рудо, увидев его приближение, вскочил. Он хотел что-то сказать, но первые слова ещё не слетели с его языка, когда халютер схватил его и поставил по другую сторону пульта, словно он был игрушкой. Ихо Толот с неописуемой скоростью начал манипулировать рычажками и кнопками. Взревели сирены предупреждения. Голос робота, включённого Ихо, проревел из динамика:

— Внимание, тревога высшей степени! Максимальное ускорение. Всем людям по местам боевой готовности…

На все это понадобилась лишь пара секунд. Никто, кроме Перри Родана, не понял, что произошло. Родан осознал опасность в ту же секунду, что и халютер, но у Ихо Толота была более быстрая реакция.

Бой при Кахало позволил землянам взять трансмиттер в свои руки. Вектор трансмиттера был зафиксирован непосредственно на системе Твин. Тело, оказавшееся между солнцами этой системы в поле действия трансмиттера, могло материализоваться лишь в одном месте.

Над Кахало.

Аллан Д. Меркант устроил свою штаб-квартиру на Кахало. Он был одним из самых талантливых членов руководства Солнечной империи. Но против этой крепости Меркант был бессилен. Даже если бы против этого чудовищного вражеского корабля существовала защита, неожиданность появления крепости в первые секунды настолько ослабит соединения флота Мерканта, что нечего будет думать об успешном сопротивлении.

Существовала только одна возможность. «Крест» должен был как можно быстрее последовать за крепостью. Ихо Толот понял это. Повинуясь его действиям, двигатели корабля заработали на полных оборотах и направили огромный флагман в центр поля трансмиттера. Через несколько секунд «Крест» достигнет точки переноса и одним гигантским прыжком в гиперпространство покроет девятьсот тысяч световых лет, отделяющих его от Кахало. Шок от переноса будет намного сильнее, чем могло бы выдержать незащищённое тело человека.

Перри Родан бросился к ближайшему пульту. По внутренней связи он поднял по тревоге медицинский отдел. Начало разворачиваться то, что должно было развернуться при катастрофических ситуациях. Каждый человек получил указание сделать себе инъекцию из приготовленных на этот случаи медикаментов и лечь на ближайшую койку или в кресло. Через пять минут, повинуясь приказу Перри Родана, более половины экипажа уже лежало в искусственном анабиосне. Другие уже держали инъекторы наготове, ложась и делая последнее движение рукой. Единственным, кто хотел перенести этот страшный прыжок в полном сознании, был халютер Ихо Толот. В результате своей способности изменять молекулярную структуру клеток тела по своему желанию, он почти без труда мог переносить любые неудобства.

Перри Родан коротко переговорил с Юлианом Тиффлором и объяснил значение неожиданного манёвра. Тиффлору было приказано ждать, заняв место командира эскадры флота в системе Твин, пока не поступят дальнейшие указания.

Тем временем «Крест» с постоянно увеличивающейся скоростью мчался в центр между двумя солнцами. Один из пылающих протуберанцев выстрелил далеко в космос, словно хотел слизнуть чужой корабль, который в своём сумасшедшем полёте приближался к центру равновесия двух звёзд.

Перри Родан знал действие медикаментов. Он тянул время до тех пор, пока на экране не осталась лишь одна пылающая газовая масса. Потом он сделал себе инъекцию.

Результат был почти мгновенным. Главный администратор Солнечной империи почти без перехода погрузился в анабиосон, подобный потере сознания.

Он не видел крошечных образований, которые вынырнули из кипящего ядра трансмиттера почти в то мгновение, когда «Крест» совершил свой прыжок. Они были слишком малы и скорость их была слишком высока, чтобы даже исключительное зрение Ихо Толота могло заметить их.

«Крест» исчез в бесструктурной дали гиперпространства за ярко вспыхнувшим световым занавесом трансмиттера.

* * *

Юлиан Тиффлор пару минут отвечал на запросы капитанов кораблей соединения. Каждый из них хотел знать, куда это так внезапно отправился «Крест». Тем временем пылающее поле трансмиттера, находящееся между двух солнц, поглотило гтангский корабль.

Маршалу Тиффлору удалось успокоить своих офицеров. В состоящем примерно из четырех тысяч семисот кораблей соединении флота снова воцарилось спокойствие.

Юлиан Тиффлор на борту своего флагманского корабля «Распутин» собирался передать командование своему первому офицеру. В системе Твин все было спокойно. Противника прогнали, и незапланированная активность могла возникнуть только в том случае, если Перри Родан найдёт время разработать новый план и передаст дальнейшие указания. Юлиан Тиффлор находился на ногах в течение более чем тридцати часов. Ему нужно было отдохнуть хотя бы пару часов.

Но их у него не оказалось. Первый офицер все ещё держал руку поднятой, отдавая честь, когда загудел интерком. Юлиан включил аппарат. На экране появилось лицо офицера, который нёс вахту за кольцевым пультом в централи управления.

— Мы уловили серию странных отражений, сэр, — произнёс спокойный голос. — Больше тысячи очень маленьких объектов, которые движутся от двух солнц сюда по планетарной орбите.

Тиффлор подавил зевок.

— Спасибо, — устало ответил он. — Держите меня в курсе всего происходящего!

Он отключился и со слабой усмешкой повернулся к первому офицеру.

— Займите своё место, — сказал он ему. — Похоже, что с отдыхом мне придётся подождать ещё некоторое время.

С возвышения перед главным пультом централь управления была великолепно видна во всех направлениях. Большинство офицеров у кольцевого пульта уже узнали о том, что неожиданно обнаружил пеленгационный отдел. Юлиан Тиффлор ощутил все возрастающее напряжение людей, находящихся в централи.

Он чувствовал себя слабым и разбитым и был убеждён, что отдых-то он заслужил. Он разозлился на эти маленькие предметы, которые летали там, снаружи. Он не поверит в противника, пока не увидит его собственными глазами. Он чувствовал себя неуверенно, потому что не знал, что присходит.

Только через десять минут он получил от пеленгаторов следующее сообщение:

— Там примерно пять тысяч объектов, сэр. Они движутся с общей скоростью двадцать тысяч метров в секунду. Движение их веерообразное, начинается от центра трансмиттера. Величина объектов точно ещё не определена, однако в среднем размеры каждого из них около десяти метров.

У Юлиана возник вопрос:

— Есть ли какие-нибудь признаки того, что их движение управляемо?

— Нет, сэр. Объекты движутся по инерции. Их скорость уменьшается под воздействием притяжения двух солнц.

Юлиан перевёл переключатель вверх, на пару секунд положил голову на руки, потом снова переключил на интеркоме. Мужчина, появившийся на экране, был вахтенным офицером шлюза ангара. Юлиан приказал ему подготовить один из головастиков. Затем мимоходом приказал первому офицеру «Распутина» взять на себя командование соединением флота.

— Я хочу собственными глазами увидеть, что это там летит, снаружи, — коротко сказал он. Через несколько секунд он покинул централь управления и пустя десять минут уже находился в кабине подготовленного головастика, а пятьдесят человек набранного экипажа стояли по ту сторону люка шлюза «Распутина».

Он никогда не любил вида системы Твин, а теперь, когда он сидел в тесной кабинке головастика, он нравился ему ещё меньше. Он привык к безграничной, усеянной звёздами дали открытого пространства. Два пылающих глаза двойной звезды раздражали его. Он подсчитал, и оказалось, что его корабль находится недалеко от фокуса системы, как если бы, находясь в Солнечной системе, он двигался между орбитами Меркурия и Венеры. Пространства для манёвров у него почти не было.

×