Фабрика дьявола, стр. 3

Позже он сам не понимал, почему так горячо говорил с капитаном. Может быть, из-за жеманства капитана Логана.

Вне себя от гнева, Логан медленно поднялся со стула. Лицо его было неестественно красным, и пот блестящими каплями покрыл лоб. Спик тоже поднялся, как это полагалось младшему офицеру.

— У вас была возможность высказать своё мнение, — прогремел голос Логана так громко, что официанты в баре вздрогнули и стали прислушиваться. — Теперь моя очередь. По моему мнению, вы должны немедленно покинуть бар. Как только время вашего отдыха закончится, немедленно доложите мне. Ясно?

Спик вытянулся в струнку.

— Ясно, сэр, — ожесточённо ответил он.

— Вон! — крикнул ему Логан.

Спик отдал честь и, по уставу щёлкнув каблуками, повернулся. Не оглядываясь, он направился к двери, открыл её и вышел в коридор.

Таким образом, между капитаном Логаном и лейтенантом Спиком Снайдером возникла враждебность, сыгравшая не последнюю роль на протяжении операции «Инкубатор».

Из-за стычки с Логаном Спик вынужден был оставить свою еду, поэтому он пошёл в одно из невзыскательных казино и что-то проглотил. Потом вернулся в свою каюту, которую делил с двумя другими лейтенантами, принял душ и лёг в кровать. Его товарищей по каюте не было.

Такой гигантский корабль, как «Крест», в отсутствие тревоги представлял возможность экипажу в значительной мере самому искать развлечении, поэтому двое других не вернутся, прежде чем в казино и клубах не сыграют отбой для первой смены экипажа. Он увидит их на следующее утро.

Научно-технический штаб был небольшим и состоял не более чем из двухсот человек. Люди здесь находились в более тесном контакте, чем в других секторах корабля. Крад Хоппер и Поэм Ланграж уже слышали о его разногласиях с Эрни Логаном. Когда Спик встал и попытался проскользнуть в душ, они понимающе улыбнулись ему.

Крад Хоппер был среднего роста, но мощного телосложения На первый взгляд казалось, что ему настоятельно необходим курс похудания, но это, как он сам утверждал, только казалось. На самом деле то, что казалось излишним жиром, было мускулами и сухожилиями. Широкое плоское лицо с низким лбом казалось вялым и ничего не выражающим, а длинные волосы, свисающие прядями, только усиливали это впечатление. Каждый разумный человек, увидев его в гражданском, не советовал бы ему вступать в космический флот, потому что там он не продвинется дальше ефрейтора. Но внешнее впечатление было обманчивым После профессоров Крад был самым способным специалистом по роботам из всех, кого когда-либо знал Спик.

Поэм Ланграж, напротив, был совсем иным: изящным и немного ниже Крада, а ум можно было прочитать у него на лице, узком с высоким лбом и голубыми глазами. Его светлые волосы рассыпались, и Крад часто заверял его, что лет через пять Поэм обзаведётся лысиной, если ничею не предпримет против этого.

Впервые Спик встретил Поэма и Крада на космической станции КА-малая, когда составлялся экипаж «Креста», примерно четырнадцать дней назад. С тех пор он жил с ними в общей каюте. Спик, возвышавшийся над Крадом более чем на голову, был худ, мускулист и имел внешность человека, который каждое утро совершает пробежку по краю леса. Но они быстро стали друзьями.

Итак, Спик остановился перед дверью в маленькую душевую, услышав, что Крад и Поэм поднялись, и повернулся к ним.

— Я знаю, что теперь последуют острые замечания, — произнёс он с выражением сожаления. — Так что у вас на уме?

Поэм с упрёком покачал головой.

— Ни в коем случае, друг, — ответил он голосом, странно контрастировавшим с его внешностью. — Мы чувствуем сожаление.

— Да, — прогремел Крад, — именно. Но мы не хотим вмешиваться в твои дела.

Спик скривился.

— Я бы не прочь спихнуть это кому-нибудь, если бы сам не заварил эту кашу.

— Но, в таком случае, мы сочувствуем тебе, — заверил его Поэм.

— Можешь на это положиться, — добавил Крад и снова улёгся в постель.

Спик поспешно закончил туалет и направился к кабинету Логана, так и не позавтракав. Его восьмичасовой отдых закончился. Он чувствовал себя посвежевшим, выспавшимся, но таким же возбуждённым, как и восемь часов назад.

Кабинет Логана находился на перекрёстке двух коридоров. Спик вошёл в прихожую и стал терпеливо смотреть на робота, который выполнял функции ординарца.

— Лейтенант Снайдер, — прокартавил робот, — капитан вас ждёт.

Дверь в задней части маленького помещения открылась, и Спик вошёл в большую комнату, в которой капитан Логан восседал за пластметаллическим столом, и отдал честь. Логан ответил на это с наигранной небрежностью и усмешкой, показывающей, что он наслаждается этой ситуацией.

— Встаньте поудобнее, лейтенант, — предложил он Спику. — Это вам понадобится.

Он подался вперёд и скрестил руки на письменном столе, словно хотел ухватиться за его передний край. В его глазах сверкал триумф и злорадство, он пару раз провёл язьком по губам. У него было красное индюшачье лицо, он почти весело предвкушал то, что должно было произойти и пот выступил у него на лбу. Казалось, его вот-вот хватит удар, и у Спика непроизвольно сжались мускулы.

Неожиданно загудел интерком.

Логан вздрогнул и бросил на аппарат гневный взгляд. Потом он нажал на клавишу и, как только на экране появилось изображение, сел в кресле прямо, как положено. Спик не видел экрана, он также не понял, что сказано Логану, только слышал, как Логан горячо заверил:

— Taк точно, сэр… разумеется… сейчас, сэр.

Отключив ингерком, он одарил Спика взглядом, содержавшим странную смесь ненависти и подавленности. Спик начал постепенно расслабляться.

— Я не знаю, какого черта вам снова так везёт, — хрипло произнёс Логан, — но на этот раз майор Олсон хочет видеть вас как можно быстрее. Доложите мне, как только получите задание от майора Олсона. Понятно?

Спик отдал честь и вышел. Он был доволен, как человек, который во время приёма у зубного врача узнал, что тот уехал.

Кабинет Олсона в административном центре научно-технического сектора находился в главном коридоре палубы. На пути туда Спик ломал голову, что же хочет от нею майор. В прошлый вечер он умолял Логана связаться с ним, чтобы младшие офицеры могли узнать истинное положение вещей, но казалось невероятным, чго после всего происшедшего за это время Логан мог выполнить эту просьбу. Нет, здесь что-то другое. Спик размышлял над этим, но не нашёл никакого решения.

Прихожая Олсона отличалась от прихожей Логана тем, что там сидел настоящий сержант. Он восседал за письменным столом и смотрел на четырех простых солдат, которые сидели по обеим сторонам на неудобных скамейках и ждали, когда он даст им задание. Сержант отметил имя и звание Спика и отправил его в рабочий кабинет Олсона.

Майор Олсон стоял перед экраном, вделанным в стену обширной комнаты, наподобие окна. Его заполняли сверкающие звезды чужой галактики. С потолка лился мягкий жёлтый свет, и пёстрые точки звёзд ярко светились на фоне пустоты космоса.

Услышав шорох открывающейся двери, Олсон не спеша повернулся. Встав по стойке «смирно» и подняв руку, чтобы отдать честь. Спик увидел маленького, немного полноватою мужчину с дружеским, снисходительным выражением глаз, с совсем невоенным жеманством и, вообще, совсем не такого, каким Спик представлял себе непосредственного начальника капитана Логана.

Предложив Спику сесть, он угостил его сигаретой, сам взял другую и только тогда заговорил:

— Из вашего дела я узнал, что вы специалист по технике гипер-полей. У меня для вас есть важное задание, лейтенант. Там, внизу, на Истории недавно произошло что-то, что может иметь значение для планов корабельного руководства. С такого расстояния мы ничего не можем узнать, поэтому необходимо кому-то посмотреть все это на месте. Для этого я вас и вызвал.

2

Спик ничего не знал о событиях, которые разыгрывались в последние два дня на внешнем уровне — вернее, до него доходили лишь кое-какие слухи.

×