Фабрика дьявола, стр. 2

У Спика было живое воображение, и ему нетрудно было связать странное мерцание на рефлексном экране энергодатчика с таинственным защитным полем. Теперь же, когда это мерцание внезапно исчезло, он спросил себя, чем же оно могло быть в действительности? Потом он спросил себя кое о чем ещё. Спик спросил себя, как он, будучи уже офицером в течение года, оказался на расстоянии полутора миллионов световых лет сидящим в маленькой кабинке огромного корабля, окружённого врагами, и имеющим шансы вернуться когда-либо домой 1 к 10. Но так и не смог ответить, почему пошёл на это.

Конечно он знал, что Солнечная империя по соображениям безопасности должна была проникнуть в туманность Андромеды и основать там базу. Каждый знал это, даже школьники на Земле. Но какую особую цель преследовачо настоящее задание, где находился «Крест», как далеко отсюда был противник и что будет сделано дальше — об этом лейтенант не имел никакого представления.

Он удивлялся самому себе, как легко это возбуждает его. До сих пор он был терпеливым и послушным офицером. Его отец был полковником и руководил маленьким флотом охраны на границе восточного сектора родной Галактики. Дядя служил в генеральном штабе, занимая в Террании влиятельный пост. Даже его брат, на три года старше Спика, уже был адъютантом одного из маршалов Солнечной империи.

Спик пошёл следом за ними. По духу он был отнюдь не солдат, поэтому до сих пор его мало заботило, что ему позволено знать, а что нет. Теперь же, после того, как он сделал первое важное наблюдение, Спик изменил своё мнение. Ему захотелось узнать, в чем тут дело, и он сердился на то, что ему никто этого не сказал. Ведь он же был офицером, черт подери! Как он может справляться со своей работой, не зная, что делает?

Спик решил спросить об этом у капитана Логана, как только сменится с вахты. Он был уверен, что Логан знает ненамного больше его, но, может быть, знает кого-то, кто может ему это рассказать. Он должен попытаться выяснить. С каждой секундой он все больше убеждался, что нет ничего хуже, чем блуждать в темноте и трудиться во имя неизвестной цели.

Позже, вспоминая об этих минутах, проведённых в кабинке пеленгатора, Спик не был уверен, не лучше ли ему было остаться незначительным, ничего не знающим лейтенантом, одним из многих. Во всяком случае, волосы у него не так поседели бы.

* * *

Спик сменился в восемнадцать часов по бортовому времени. Человек, заступивший на его пост, был младшим офицером. Началась вторая смена. Спик передал сменщику приборы и стал наблюдать, как он нажимал на клавишу, нанося на главные ленты маркировку, из которой следовало, что во время смены все приборы были в порядке.

После этого Спик отправился на поиски Логана, который заканчивал свою вахту в то же время, что и он. Спик не знал его привычек, но предполагал, что сможет найти капитана за ужином. Он прошёл по узенькому ходу, ведущему из пеленгационной кабинки к коридору главной палубы. Ему встретились два человека, тоже сменившиеся, с усталыми и недовольными лицами.

Главный коридор, широкий, как загородное шоссе первого класса, был оснащён двумя лентами эскалатора. Люминесцентные лампы распространяли с потолка, находящегося на двенадцатиметровой высоте, пёстрый свет такого же вида и яркости, как и на ночных улицах больших городов Земли. Движение здесь было оживлённым. Главный коридор отделял это место научно-технического сектора от сектора логистики. Логистики с ярко-жёлтыми нашивками на рукавах здесь были повсюду. Их служба была легче, чем служба механического персонала, поэтому, сменившись, им было нечего делать, кроме как слоняться повсюду и шуметь. Спик убедился, что кроваво-красная повязка на рукаве, которую он носил как член научно-технического штаба, была хорошо видна, когда он встал на самую быструю ленту скользящего перед ним эскалатора

Проехав восемьсот метров по палубе, он покинул главный коридор и снова вернулся в тишину технического отдела. Шум движения в главном коридоре смолк позади него. Ход, которым он воспользовался, был всего лишь трехметровой ширины, а потолок находился на высоте четырех метров. Освещение было обычным. По обеим сторонам на равномерном расстоянии друг от друга находились двери, за которыми скрывались общественные помещения, предоставленные в распоряжение сменившихся с вахты членов научно-технического сектора, — кинотеатр, плавательные бассейны, спортивные залы, библиотеки, казино. В некоторые часы здесь бывало оживлённое движение, но в настоящее время освободившиеся от вахты освежались, стряхивая с себя усталость шестичасового монотонного дежурства.

Спик миновал перекрёсток коридоров и нашёл на противоположной стороне дверь с вывеской «Офицерский клуб». Сюда заходили после дежурства те, кому это разрешалось по рангу и по должности. До сих пор Спик избегал посещать его, потому что в клубе за еду и напитки нужно было платить, а жалованье молодого лейтенанта было не настолько велико, и Спик предпочитал посещать общественное казино, где предлагался ограниченный выбор напитков за счёт государства.

Войдя в помещение, он с первого взгляда понял, что инстинкт не подвёл его. Огромный зал клуба, пересечённый ровными рядами столиков, был почти пуст. Возле бара в глубине зала находились пять официантов, которым почти нечего было делать, а шестой официант стоял за стойкой бара. Там было два посетителя, один из которых — Эрни Логан. Он в одиночестве сидел за столиком и с удовольствием посвятил себя неестественно огромному бифштексу из натурального мяса.

Спик подошёл к его столику и остановился. Через некоторое время Логан заметил его. Когда он наконец поднял глаза, Спик отдал честь.

— Разрешите мне подсесть к вам? — вежливо спросил он. На полном лице Логана появилась недовольная гримаса. Он не любил, когда ему мешали. Проглотив кусок бифштекса, он неохотно кивнул.

— Садитесь, — пробурчал он. — Места хватит.

На этом беседа временно прервалась. Логан снова углубился в ужин, а Спик заказал блюдо из нижнего конца меню и кружку пива. Когда заказ принесли, Логан уже покончил с бифштексом.

Спику теперь хотелось говорить с Логаном меньше, чем когда-либо прежде, но он сидел и смотрел на него. Возраст Логана было трудно определить. Ему было где-то между тридцатью и сорока. Он был огромным человеком, но большую часть его объёма, казалось, занимал жир. Его водянистые глаза смотрели на мир с выражением постоянного недоверия.

— Ну, что ещё? — грубо осведомился он.

— Что — что? — спросил Спик в ответ, неожиданно засомневавшись в разумности прихода сюда.

— Иначе вы бы не сидели за моим столом, — объяснил Логан. — Что вам угодно?

Спик взял кружку с пивом и сделал огромный глоток.

— У меня есть к вам просьба, — серьёзно сказал он.

— О, нет! — усмехнулся Логан, глядя на Спика с опаской.

— Мне кое-что непонятно, — продолжил Спик, — поэтому хотелось бы знать, что это за предприятие.

— Зачем?

Спик рассчитывал на любой вопрос, только не на этот, поэтому секунду недоверчиво смотрел на Логана.

— Зачем? — повторил он. — Я офицер и выполняю свой долг. Как же я могу всем сердцем быть преданным делу, если не знаю, что оно из себя представляет?

На лице Логана появилось надменное выражение.

— Вам известен Устав безопасности. Мы находимся в зоне влияния противника, которому вынуждены доверять. Если каждый пленный, которого врагу удастся взять из наших рядов, сможет в деталях объяснить ему все наши планы и намерения, мы долго не проживём.

— Я это знаю, — поспешно ответил Спик. — Я не желаю знать весь боевой план, мне нужны лишь общие сведения, а именно: что мы здесь делаем.

Логан улыбнулся улыбкой, в которой заключалось все его самомнение.

— Вы молодой лейтенант, Снайдер. Почему бы вам не подождать четыре-пять лет, пока не станете капитаном? Тогда вам обязательно скажут, в чем тут дело.

Спик откинулся на спинку стула.

— Вы меня неправильно поняли, сэр, — резко сказал он. — Я не собираюсь выкачивать из вас информацию, ибо убеждён, что вы знаете так же мало, как и я, и что вы, в сущности, тоже копаетесь в дерьме, потому что всегда делаете только то что вам говорят, безразлично, знаете ли вы, какой план кроется за этим, или нет. Все, что я хочу от вас, сэр, это чтобы вы поговорили с майором Олсоном о предоставлении младшим офицерам некоторой основополагающей информации. Если мы будем знать, что происходит на самом деле, нам будет легче выполнять свой долг. Устав Безопасности необходим, но без известного минимума доверия к членам младшего офицерского состава, находящегося в непосредственном контакте с экипажем, по моему мнению, ничего сделать не удастся. Мне очень жаль, сэр, если я чего-то недопонимаю.

×