Академия Колдовства, стр. 57

Арчи хотел еще что-то сказать, но в его сторону направилось сразу несколько арбалетов. Аферист понял, что все болты за это короткое время он спереть не успеет. Ключ легко вошел в замок, но крышка не открывалась. Мешало тело гиганта, который был по-прежнему прикован к Ларцу. Из сгустка тьмы, внутри которого скрывался пришелец, вырвался магический луч и растворил оковы.

– Вот спасибо, хорошо… – Дифинбахий с хрустом разогнулся и замер. В спину его уперлось копье одного из пришельцев.

Крышка Ларца откинулась. Оттуда хлынул мощный поток молочно-белого света и начал разливаться по всей пещере, заполняя собой каждую выемку и просачиваясь дальше.

– Да, это он, – вожделенно вздохнул сгусток тьмы. – Скоро все произойдет…

– Слышь, магистр, – повернулся Арчи к Кеферу, – у тебя из-под носа Ларец уводят, а ты молчишь. Нехорошо.

– Чего ты хочешь от моего гомункула? – рассмеялся сгусток. – Это одна из моих ипостасей. Или ты думаешь, что такая жалкая личность, как Кефер, способна подчинить себе правую руку Дьяго?

– Это я-то жалкий? – взвизгнул Кефер и в ярости бросился на своего создателя.

Чего-чего, а этого сгусток тьмы явно не ожидал. Сфера упала и покатилась по полу. Затряслись стены. Откуда-то снизу послышался жуткий рев.

– Безумный Бог почуял Ларец! – взревел вышедший из оцепенения дракон. – Закройте его!

Арчи кинулся к крышке, но она не поддавалась. Более того, Ларец начал расти на глазах.

– Чей-то не закрывается, – обрадовал юноша дракона.

– Тогда вытащи ключ и ныряй в него!

– Ага, – согласился Арчи, выдергивая ключ, и схватил Дуняшку. – Нашел дурака. Дифи, хватай Банни и делаем ноги.

Дифинбахий не успел.

– Остановите их!!! – взвыл сгусток тьмы, отрывая от себя Кефера. – Не дайте закрыть Ларец.

– Насчет остановить – пожалуйста, – пропыхтел дракон, сметая всех троих хвостом в разросшийся Ларец. – А закроется он теперь и сам.

– Попрыгу-у-унчи-и-ик, – донесся из схлопывающегося в точку Ларца отчаянный удаляющийся вопль Дифинбахия, – спаси Банни-и-и… мне без нее не жи-и-ить…

Как только Ларец исчез, из глубины, с тринадцатого уровня, раздался вопль боли и разочарования, переходящий в ультразвук, от которого начали рушиться стены. Безумный Бог понял, что и на этот раз ему не удастся вырваться на свободу.

ЭПИЛОГ

На центральной площади Альдерона, около храма Трисветлого собралась огромная толпа народа. Все провожали в последний путь трех учеников Академии КВН, которые спасли этот мир от гибели. На трибуну, выстроенную специально для этой цели, поднялись три скорбные фигуры. Первому доверили сказать слово побратиму Арчибальда господину де Галлону де Мрасье де Фьерфону. Речь получилась очень емкой и содержательной.

– Арчи-и-и… братишка… Дуняшка… Дифи…

Альбуцин с Даромиром вытирали Одувану сопли и слезы одним здоровенным платком. После того как гиганта под белы рученьки спустили вниз, где он разразился неудержимыми рыданиями, слово взял Даромир.

– Настали трудные времена. Мы только что потеряли трех лучших учеников Академии. Я думаю, все преподаватели с этим согласятся.

Преподаватели радостно закивали головами.

– Но беда никогда не приходит одна, – продолжил архимаг. – Не успели мы оплакать потерю, как Альдерон обложили войска Светлых и Темных эльфов, недавно вышедших из недр, где они находились шесть тысяч лет, после великой битвы с Ледяным Драконом. Видно, от горя разум их помутился. Они требуют выдать им их братьев, в чью смерть они не верят, иначе грозятся пойти на штурм. Вы не поверите, когда узнаете, кто эти братья.

Толпа замерла в ожидании.

– Один из них барон Арчибальд де Заболотный, граф Арлийский.

– Не может быть, – ахнула площадь.

– Может. Он был принят в оба дома, а в Доме Темных эльфов даже стал Хранителем Ордена Черной Орхидеи. Это высший военный сан.

– Ё-моё! – ахнул Дубьен. – А я его пытался учить боевым искусствам. То-то он со мной драться не стал. Пожалел. Только ремешок спер, паршивец… ой, о мертвых либо хорошо, либо никак. А то еще ночью являться будет…

– Второй брат из Дома Светлых эльфов; Это Дифинбахий. Он был, вы не поверите, лучшим ликвидатором нечисти Дома Вечерней Зари, а в Академию был направлен в качестве помощника и телохранителя Арчибальда.

Толпа еще больше заволновалась.

Три фигуры с колокольни храма Трисветлого внимательно следили за траурными речами.

– Кто-то меня здорово напарил, – сказала одна фигура.

– Да я просто не успел признаться, – начала оправдываться другая фигура, поводя мощными плечами.

– А ты что скажешь в свое оправдание, Дуняшка?

– Что ты – дурак!

– Распустилась, выпорю!

– Сначала женись, а потом хоть до утра…

– Тихо вы! Они продолжают!

Над площадью вновь разнесся голос Даромира.

– Как мы сможем оправдаться перед эльфами, если их тела сгинули в Ларце Хаоса? Положение усугубляется тем, что магия эльфов отрезала нас от всего мира. Помощи ждать неоткуда. Надо готовиться к последней битве.

– Может, покажем свои тела? – прогудел Дифинбахий. – Жалко все-таки…

– Да ты что, офигел? И еще семь лет потом в Академии париться? Дудки, пусть громят.

– Да ты что, Арчи? – испугалась Дуняшка. – Совсем после Ларца с головой дружить перестал? Мы ж тут целых три недели отучились.

Арчи, разумеется, шутил. Он не собирался отдавать Академию на растерзание эльфам.

– Уговорили, черти языкастые. Покажем им наши тела, но с одним условием, чтоб отпустили на поиски Банни и той сволочи, что наплодила кучу Кеферов.

Все согласно закивали головами.

– Ну что? Прыгнули?

– Еще чего! – испугался Дифинбахий, открывая портал. – Запаса высоты не хватит. Лично я по старинке, как ты учил. Не доверяю я твоим новомодным технологиям. Грохнешься.

– Не грохнусь.

– А я говорю: грохнешься.

– Спорим?

– На что?

– Если выиграю, темная личность моя. Ты даже к нему не подходишь.

– Ага, как же, я этого момента год ждал.

– Испугался?

– Черт с тобой, согласен, все равно грохнешься.

– Ретроград! – Арчи подхватил Дуняшку и ринулся вместе с ней вниз.

Над их головами хлопнул шелковым полотнищем парашют-крыло, поддерживаемый снизу магическим потоком ветра. Хитрец, как всегда, подстраховался.

– Тьфу! – плюнул с досады Дифинбахий и вошел в портал.

Зазвонили колокола, величаво отбивая неизвестную пока еще этому миру мелодию «Подмосковные вечера».

×