Очень таинственный остров, стр. 2

А без пяти три в комнату вошла Александра Михайловна. Доктор педагогических наук приветливо поздоровалась с Костей, скользнула взглядом по его туго набитым карманам и посмотрела на Петра.

Петя тяжело вздохнул. Уж кто-кто, а он-то знал, что от бабушки ничто не могло укрыться. И разумеется, она тут же спросила:

— Ну а теперь куда собрались?

— На необитаемый остров, — нехотя отозвался внук.

Александра Михайловна подняла брови.

— Да ты не беспокойся, — пробормотал Петр. — Мы только на две недели. Вернемся в тот же момент, когда исчезнем, — ты даже и не заметишь.

— Мне беспокоиться нечего, — ответила бабушка. — Я вот о чем думаю:, если вы так быстро вернетесь, может, и мне махнуть вместе с вами? Мне тоже встряхнуться надо! Слишком много работы в последнее время. Думаю, Бренк и Златко ничего бы не имели против?

Петр и Костя оторопело уставились на Александру Михайловну. Ответить никто из них не успел. Старинные часы в углу комнаты уронили три гулких протяжных удара. Правда, в Костиной голове молнией пронеслось, что ничего плохого в идее Петиной бабушки нет. Ее находчивость, решительность, энциклопедические познания даже очень придутся кстати...

2. Радио в... семнадцатом веке

Песок под ногами был белым-пребелым — точно таким, какой Костя видел во сне. А океан, лениво наплескивающий на берег пенистые волны, зеленел к горизонту, словно малахит.

Песчаный берег полого поднимался вверх, где густел тропический лес, наполненный оглушительным гомоном птиц.

Небо было прозрачно-голубым, без единого облачка. Солнце застыло в зените и палило вовсю.

Бренк и Златко в оранжевых шортах и голубых майках с непонятными эмблемами стояли на берегу в двух шагах от своих друзей и широко улыбались. Казалось, их вовсе не удивило, что вместе с Костей и Петром на необитаемом острове оказалась и Александра Михайловна. Так и не успев переодеться, она стояла в домашних тапочках и в зеленом халате с цветочками.

Люди воспитанные, Бренк и Златко первым делом поздоровались с Петиной бабушкой. Потом Златко снял с плеча черную сумку — вероятно, блок хронопереноса, — поставил на песок, и четверо друзей обнялись, словно после долгой разлуки, хотя виделись всего несколько дней назад. Правда, при совсем других обстоятельствах, ведь тогда, если помните, войска крымского хана Девлет-Гирея штурмовали Московский Кремль.

— Разрешите всех поздравить с прибытием на необитаемый остров! — шутливо-торжественно объявил Бренк.

Костя спохватился. Надо было все-таки определиться во времени и пространстве.

— А где мы? — спросил он, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как можно небрежнее. Ведь он уже считал себя опытным, ничему не удивляющимся путешественником.

— Ах да, вы же ничего не знаете, — спохватился Бренк. — Мы в Тихом океане, неподалеку от побережья Южной Америки...

Он пристально вглядывался в волны, словно надеясь там что-то увидеть.

— Точно, — подтвердил Златко, — остров действительно необитаемый. Проверено! Здесь недавно отдыхали Иммануил и Филипп, наши друзья. Построили хижину, питались кокосовыми орехами, ловили рыбу, охотились на черепах. Мы выбрали этот же остров, только по времени немного раньше, когда хижины еще не было. Сами построим! Конечно, трудности тоже будут, рассчитывать придется только на себя. Но зато какой отдых!

— А время, время какое? Какой сейчас год? — не успокаивался Костя.

— 1699-й, — ответил Златко.

Петр хлопнул себя по туго набитым карманам.

— Ну вот, — молвил он с досадой. — А у меня случайно в кармане транзистор оказался. Думал, музыку по вечерам слушать будем, последние известия, футбол...

Он извлек на свет маленький, похожий на милицейскую рацию транзистор «Нейва».

Бренк и Златко развеселились.

— Зря у тебя приемник случайно в кармане оказался, — сказал, широко улыбаясь, Златко. — В семнадцатом веке радио, сам понимаешь, не послушаешь. Если только треск от атмосферного электричества...

Петр машинально включил приемник, повертел ручку настройки. Никаких передач, разумеется, не было, динамик лишь слегка шипел. Но вдруг случилось то, от чего и Бренк и Златко разом вздрогнули, да так и застыли с широко раскрытыми глазами. И было от чего: из динамика донесся голос, говоривший на неизвестном языке. Слышно было очень хорошо, но слова казались странными — можно было подумать, что пленку с записью включили на большую скорость, и получилась невнятная скороговорка.

— Мне этот язык совершенно незнаком, — удивилась Александра Михайловна. — А я ведь не без оснований считаю себя...

Бренк облизал пересохшие губы.

— А это действительно приемник? Может, вы магнитофон по ошибке взяли?

— Исключено, — замотал головой Петр и даже обиделся.

Златко пристально смотрел на Бренка.

— Так, может, ты опять ошибся? И вовсе это не 1699 год.

Бренк раскрыл черную сумку, заглянул внутрь.

— Все правильно, — сказал он тихо. — Сегодня 29 августа 1699 года. Значит, в семнадцатом веке действительно работает неизвестная радиостанция.

— Да ты понимаешь, что говоришь?! — воскликнул Златко и даже всплеснул руками. — Ведь этого быть не может!

— Значит, может, — растерянно отозвался Бренк.

Все замолчали, слышен был только голос, бормотавший что-то скороговоркой. Затем в приемнике щелкнуло, затрещало, и «Нейва» смолкла. В молчании прошло несколько долгих минут. Златко взял приемник из рук Петра и сам повертел ручку настройки. На всех диапазонах было только то, что и должно быть: неясный шум и шипение от магнитных явлений в атмосфере.

— Ладно, — решил наконец Златко, — выключай и убирай. — Все равно эту загадку сейчас нам не разгадать. Давайте займемся делом — выберем место для хижины, добудем огонь, пропитание. А когда вернемся, то сообщим о необычном явлении ученым. Пусть сюда направят специальную экспедицию...

Костя, Петр и даже Александра Михайловна молчали. Жизнь на необитаемом острове начиналась с необъяснимой загадки. А что будет дальше? Петра вдруг осенило.

— Послушайте! — воскликнул он. — А я знаю, что это такое! На Земле в 1699 году работала экспедиция инопланетян. Это они переговариваются между собой по радио.

Несколько мгновений Златко и Бренк молча смотрели на Петра, по-видимому, взвешивая каждое слово. Потом Златко пожал плечами.

— Да хоть бы и так, все равно мы без специальных приборов ничего не узнаем. Вот поработает здесь специальная экспедиция...

— А нам потом расскажете? — замирая от любопытства, выдавил Петр.

Златко и Бренк переглянулись, словно бы совещаясь.

— Вам расскажем, — пообещал Бренк. — Но только вам. И никому ни словечка. Ни Лаэрту, ни Вере Владимировне, ни особенно этим... физкультурнице, Марине да и другим...

— Ладно! — Златко сделал энергичное движение рукой, как бы подводя итог размышлениям над необъяснимой загадкой. — Давайте осмотрим остров, выберем место для стоянки.

Бренк опять посмотрел в океан. Песчаная полоска отмели явно стала больше, наступало время отлива. Бренк, судя по всему, о чем-то беспокоился. Быстрым взглядом он окинул прибрежную полосу. И лицо его вдруг оживилось.

— Смотрите! Что-то там лежит на песке! — Похоже, бочонок, — определил зоркий на глаз Петр. — Наверное, это обломки после какого-то кораблекрушения! — крикнул Бренк и понесся к находке.

Вблизи оказалось, что бочонок был не один — четыре деревянных емкости были привязаны канатами к углам объемистого, сколоченного из крепких досок ящика. Бренк постучал по одному бочонку, по другому. Судя по звуку, они были пустыми и служили поплавками, чтобы не дать ящику утонуть.

— Надо же, океан словно для нас выбросил все это на берег! — восхищенно воскликнул Петр. Глаза его сверкали, сердце переполнял восторг. Еще бы! С первых же мгновений на необитаемом острове начались приключения, да какие! Таинственная радиопередача, за гадочное кораблекрушение... Как это все не походило на обыденную жизнь, какую приходится вести в девяностых годах двадцатого столетия.

×