Кристиан Фэй-2 (СИ), стр. 2

  -- Убитая, Дафна, приходилась моему подопечному подругой детства. Он хранил к ней некие теплые чувства, но когда на бедняжку напали, господин Торндайк просто обезумел. Навещал в больнице каждый день, разговаривал.

  Брауни вытер нос.

  -- Представляете, девушка в коме, а он ведет с ней беседы. Конечно, это вызывало подозрения полиции. Но теперь, когда ее задушили в собственной палате, угадайте, кого арестовали в тот же день? И еще эта записка... Торндайк невиновен, но кого это волнует?

  Брауни горестно покачал головой и вновь уткнул коричневое лицо в ладони. И без того крохотный, он съежился от горя, превратившись в комок нервов, того и гляди готовый взорваться. Нахмурившись, Лис откинулся в кресле и потер щетинистый подбородок.

  -- Вы думаете, кто-то убил бедную девушку намеренно?

  -- Мы знаем,-- отрезал директор. Он открыл папку, лежавшую перед ним на столе, и двумя пальцами выудил смятый клочок розовой бумаги.

  -- "Ты научился любить",-- прочитал Кристиан, и сидевший рядом карлик зарыдал, словно голос юноши спустил неведомую кнопку.

  -- Я не виноват, поверьте! -- запричитал Брауни. Кристиан потрепал его по плечу, желая успокоить. Директор откашлялся, изо всех сил пытаясь скрыть смущение.

  -- Ты свободен. Отдохни пару недель, проведай родственников в Золотой Долине.

  Брауни кивнул и благодарно и шумно высморкался в предложенный ему платок. Когда его всхлипывания стихли в коридоре, директор обвел взглядом оставшихся крестных фей. И ни та, ни другая не внушала доверия.

  То были далеко не лучшие экземпляры, когда-либо нанятые им на работу. Один, Кристиан Фэй, высокомерный юноша в дорогом, но давно вышедшем из моды сюртуке и начищенных туфлях, очень старался делать свою работу. Так старался, что после его усердий клиенты оставались без дома и ясного рассудка. Некоторые даже меняли пол, о чем директор до сих пор вспоминал с содроганием.

  По правую руку от господина Фэя сидел его напарник, господин Лис из Листена, барон, коллекционер и профессиональный охотник. А так же кутила, бабник и проныра, мысли и действия которого не мог предсказать даже сам директор Общества.

   В общем, компания подобралась незавидная. Но выбора у директора не было.

  Он отпил остывшего чаю. Чашка мелодично звякнула, опустившись на блюдце из прозрачного фарфора.

  -- Такая же записка была обнаружена на трупе подопечной господина Волчикуса с месяц тому назад.

  -- Волчка? -- удивленно переспросил Кристиан, выпустив прядь темных волос, которую он до этого старательно накручивал на палец.-- И что в ней было? То же самое?

  Директор покачал головой.

  -- "Ты научилась осторожности". Господин Волчикус сразу узнал бумагу записки.-- Он поднял один из желтых листов со стола.-- Убийца использовал наши бланки и немного краски.

  -- Хочет показать нашу уязвимость? Настолько верит в свои силы?-- пробормотал Лис.

  Директор молча пожал плечами.

  Сразу после того трагического случая Волчикус покинул ряды фей по собственному желанию. Сказал, что не хочет работать бок о бок с убийцей. И в этом директор был вынужден с ним согласиться.

  -- Эти преступления -- дело рук одного из работников Общества,-- сказал он после глотка чая.- У него есть доступ к личной информации о клиентах, по крайней мере, к сведениям господ Волчикуса и Брауни.

  -- То есть, он может быть кем угодно,-- мрачно подытожил Лис.

  -- Кем угодно из нашего Общества. И,-- директор перевел дух. Еще пару дней тому назад то, что он собирался сказать, показалось бы ему бредом сумасшедшего.-- И я поручаю вам отыскать этого негодяя. Пока он не переубивал всех наших подопечных.

  Он с величайшим неудовольствием отметил радость, бурно вспыхнувшую на смуглом лице Кристиана. Юноша даже подался вперед, словно ему только что повысили зарплату вдвое. Или вручили премию за заслуги перед обществом.

  -- Почему мы? -- скривился Лис. В отличие от напарника, он не рвался на передовую труда.

  -- Я лично могу подтвердить ваше алиби,-- угрюмо буркнул директор. Выбор кандидатур не радовал его самого.

  Когда случилось несчастье, Кристиан и Лис чистили коллекцию фарфоровых пастушков и пастушек в наказание за беспорядок, учиненный днем ранее. Все время, пока лица и дудки натирались до блеска, директор громко и с выражением зачитывал Устав Общества, попивая чай и заедая его зефиром.

  -- Никто не должен знать, чем вы сейчас занимаетесь. Вы должны вычислить эту "розовую фею" до того, как она пронюхает, что ее ищут, и смоется восвояси. Должны действовать осторожно и деликатно. Вам понятно?

  -- О, конечно!-- мгновенно отозвался Кристиан.

  -- Непременно!-- подтвердил Лис.

  При виде их полных готовности лиц директору стало еще немного хуже. У сидевших перед ним горе-работников ничто и никогда не выходило осторожно и деликатно. Иногда ему казалось, что они попросту не знали значений этих слов.

  -- Осторожно и деликатно,-- на всякий случай повторил директор, сделал глубокий вдох и отвернулся к окну.

  За стеклом как всегда светило солнце,- в измерении, где находилось здание Общества, всегда царила весна,- пели птицы и пахло свежестью, той, от которой в молодости захватывает дух и кровь в венах принимается бурлить.

  Он еще раз вздохнул. Какая жалость, что его тело давно забыло ощущения тех далеких дней.

  В их рядах завелась злая фея. Отвратительная новость. Высшее руководство будет в ярости.

  Сперва им предстояло сузить круг подозреваемых. Число работников Общества Крестных Фей было, конечно, не безграничным, но достаточно большим, чтобы провозиться с проверкой на сотню лет дольше положенного. Поэтому Кристиан и Лис единогласно решили составить список наиболее вероятных подозреваемых.

  -- Итак,-- охотник послюнявил карандаш и разгладил клочок бумаги на колене. - Кандидат номер один: помощник директора, господин Буччо.

  Фэй полил стоявшую на окне фиалку. Затем задумчиво вылил весь кувшин до конца, отчего цветок совсем согнулся, а по стене побежал ручеек грязной воды.

  -- Вряд ли он на такое способен,-- ответил он.-- Не с его комплекцией. Только если задушит своим пузом.

  Мистер Буччо, заместитель директора Общества Крестных Фей, заверял все дела, следил за распределением волшебства, которые крестные феи использовали на заданиях. Он знал,-- был просто обязан знать, -- всех подопечных и их фей в лицо, вдоль и поперек.

  -- Хорошо. Тогда как насчет Аати, курьера? Он разносит папки с делами и письма с заданиями по комнатам и кабинетам.-- Лис хмыкнул и почесал ухо концом карандаша.-- Хотя зачем ему убивать, ума не приложу.

  Долговязую фигуру курьера в широких штанах с пестрым рисунком, как у аборигенов на далеком юге, все узнавали издалека. Его танцующая походка подчеркивала: парень был легок и не отягощен мирскими проблемами, и этими самыми проблемами его даже не стоило пытаться грузить. То же подчеркивали свитые в короткие дреды волосы и мутный блуждающий взгляд, всегда смотрящий сквозь собеседника. Убийство было последним, в чем Лис мог его заподозрить.

  -- Странный парень, конечно.

  На этот раз голос Кристиана донесся из-за дверцы распахнутого шкафа.

  -- У меня в белье завелись какие-то жучки. Сейчас мы это исправим...

  На мгновение шкаф вспыхнул изнутри неоново-желтым светом, и по комнате разнесся резкий запах гари.

  -- Теперь придется все перестирать,-- мрачно констатировал Кристиан, продемонстрировав Лису всклокоченную магией шевелюру.

  Фэй страдал маниакальной чистоплотностью. Все его вещи перестирывались и отглаживались по нескольку раз, словно каждый день использовались в операционной. Честно говоря, если бы Кристиан не находился в кабинете директора во время совершения преступления, Лис определенно занес бы его в список подозрительных лиц под номером один.

  На всякий случай он вписал имя курьера и зашипел, когда карандаш проткнул тонкую бумагу и впился в ногу.

×