Арфист на ветру, стр. 2

– Я люблю тебя, Моргон Хедский. Куда мы подадимся первым делом, когда наконец покинем этот дом? На Хед?

– Да, на Хед…

Знакомое название внезапно так тронуло его сердце, словно являлось магическим заклинанием.

– У меня дома нет особенных дел. Я просто хочу туда. На несколько часов, ночью... Может, и обойдется. – Он подумал о том, что между ним и его домом – море, и в сердце вкрался холод. – Я не могу взять тебя с собой за море.

– Отчего? – не поняла она.

– Это слишком опасно.

– Что за ерунда! В Лунголде тоже опасно, а я ведь собираюсь туда с тобой.

– Это другое дело. Во-первых, никто из тех, кого я любил, не расстался с жизнью в Лунголде. Пока. А во-вторых...

– Моргон, я не собираюсь расставаться с жизнью в море. Наверное, вода не менее подвластна мне, чем огонь.

– Ты этого не знаешь. Ведь не знаешь? – Мысль о том, как ее понесет поднявшаяся над палубой вода, обретающая множество лиц и влажных блестящих тел, сделала его голос грубым. – У тебя даже не будет времени научиться.

– Моргон...

– Рэдерле, я был на корабле, который море разнесло в щепки. Я не хочу подвергать твою жизнь такой же опасности.

– Ее подверг бы опасности не ты, а я сама. Кроме того, я плавала на кораблях от Кэйтнарда до Кирта и обратно, когда искала тебя, – и ничего со мной не случилось.

– Ты могла бы остаться в Кэйтнарде. Лишь на несколько...

– Я не собираюсь оставаться в Кэйтнарде, – перебила его Рэдерле. – Я поплыву с тобой на Хед. Я хочу увидеть землю, которую ты любишь. Когда ты все сделаешь по-своему, мне придется сидеть в твоем доме на Хеде, лущить бобы и ждать тебя, как я уже делала почти два года.

– Ты не будешь лущить бобы.

– Нет. Если только ты не сядешь рядом и не станешь мне помогать.

Он увидел себя – худого, лохматого, с суровым, изнуренным лицом, с чудесным мечом на поясе и звездной арфой за спиной, сидящего на крылечке в Акрене с миской бобов на коленях – и внезапно рассмеялся. Она опять улыбнулась, поглядывая на него и забыв о споре.

– Ты не смеялся семь дней.

– Да, ты права.

Он притих, обвив ее рукой, и улыбка его медленно погасла. Он думал о Хеде, таком беззащитном посреди моря, о Хеде, где не могло возникнуть даже обманчивой надежды на помощь Высшего, и прошептал:

– Как бы я хотел окружить Хед такой силой, чтобы никто и ничто с материка даже не могло коснуться его и он мог бы не ведать страха.

– Попроси Дуака. Он даст тебе войско.

– Я не посмею привести войско на Хед. Это могло бы навлечь беду.

– Возьми туда несколько призраков, – предложила она. – Дуак рад будет от них избавиться.

– Призраки? – Он оторвал взгляд от дальних лесов и посмотрел на Рэдерле. – Призраки на Хеде?..

– Они невидимы, и их никто не заметит и не станет на них нападать.

Она тут же покачала головой, дивясь своим же словам:

– Да что я говорю? Конечно, они переполошат всех хедских земледельцев.

– Если земледельцы не будут знать, что они на Хеде, то нет. – Внезапно Моргон ахнул, похолодев: – Да что я себе думаю?

Она отстранилась, желая увидеть его глаза:

– Ты решил, что я серьезно?

– Я решил... Решил, что... – Теперь он видел не ее лицо, но лица несчастных неприкаянных мертвецов. – Я мог бы обуздать их. Я понимаю их... Их гнев, их жажду мести, их любовь к своей земле. Они могли бы принести на Хед и свою любовь, и свою воинственность... Но твой отец... Могу ли я вырвать нечто из истории Ана и доставить на Хед, хоть это и грозит для него опасностью? Я не могу играть с землезаконом Ана подобным образом.

– Дуак дал тебе разрешение. И, как бы ни заботил моего отца землезакон, он сейчас и сам вполне может быть призраком. Но, Моргон, как насчет Элиарда?

– В каком смысле?

– Я не знаю его, но он бы... но его не обеспокоило бы немного, если бы ты привел на Хед воинство мертвых?

Он подумал о хедском землеправителе, своем брате, лицо которого теперь уже едва помнил.

– Немного, – тихо сказал Моргон. – Он уже небось привык тревожиться из-за меня. Даже во сне. Я бы похоронил свое сердце под его стопами, если бы это обеспечило безопасность ему и Хеду. Я даже готов выдержать с ним спор по поводу этих призраков...

– Что же он скажет?

– Не знаю. Я вообще его больше не знаю.

Эта мысль, сама по себе горестная, коснулась его незаживших ран, но он постарался не показывать этого, лишь неохотно тронулся с места, намереваясь покинуть их высокое убежище.

– Пошли, я хочу поговорить с Дуаком.

Они нашли Дуака в большом зале, где он выслушивал жалобы земледельцев и посланцев анских владетелей на вконец распоясавшихся живых мертвецов. Когда зал наконец опустел и Моргон смог заговорить о своем деле, Дуак выслушал его с недоверием.

– Забирай, – сказал он. – Хоть всех. Только ты хорошо подумал? Моргон, смотри, они лишат Хед мира.

– Да нет же. Я объясню им, для чего везу их на Хед...

– Как? Как можно хоть что-то объяснить мертвецам, которые тешатся своими древними распрями на коровьих пастбищах и сельских рынках?

– Я просто предложу то, что им нужно. Противника для войны. Но, Дуак, как я объясню это твоему отцу?

– Моему отцу? – Дуак оглядел зал, затем поднял глаза к стропилам и заглянул в каждый из четырех темных углов. – Я его не вижу. Нигде. А когда увижу, он будет так занят, давая объяснения живым, что у него не останется времени пересчитывать своих мертвых. Сколько тебе нужно?

– Столько, сколько я смогу набрать из королей и воинов, которые не лишены хоть какой-то отзывчивости. Ведь им нужно будет понять Хед. Руд мог бы мне помочь... – Внезапно он осекся, а лицо Дуака вспыхнуло. – А где Руд? Я не видел его несколько дней.

– Его не было здесь как раз эти несколько дней. – Дуак прочистил горло. – Ты просто не замечал. А я, напротив, ждал, когда ты спросишь о нем. Я послал его искать Дета.

Моргон молчал. Имя Дета мысленно вернуло его на семь дней назад, и он будто опять стоял среди озера солнечного света, а тень его простерлась перед ним в бесконечность на потрескавшемся каменном полу.

– Дет, – прошептал он, снедаемый пронзительным двойственным чувством.

– Я повелел Руду доставить арфиста обратно в Ануйн. Я послал с ним четырнадцать вооруженных воинов. Ты дал арфисту уйти, но он по-прежнему должен держать ответ перед землеправителями Обитаемого Мира. Я решил заточить его здесь, пока Мастера из Кэйтнарда не смогут его допросить. Это не то, с чем я справился бы сам. – Он не без колебаний прикоснулся к Моргону. – Ты бы и не узнал, что он был здесь. Меня только удивляет, что Руд до сих пор не вернулся.

– А меня не удивляет, – заметил Моргон. – Не хотел бы я быть на месте Руда и пытаться доставить арфиста обратно в Ануйн. Дет всегда поступает так, как ему угодно.

– Судя по всему, так оно и есть.

– Руд никогда не сможет доставить его в Ануйн. Напрасно ты послал его в хаос трех уделов.

– Что же, – смиренно произнес Дуак, – ты знаешь арфиста лучше, чем я. А Руд погнался бы за ним и без моего приказа. Ему тоже нужны ответы.

– Этого Мастера Загадок не допрашивают с мечом в руке. Руду следовало бы быть умнее.

Моргон услышал в своем голосе грозные нотки. Несколько излишне резко отвернулся он от яркого света и сел возле одного из столов.

– Прости, – сокрушенно проговорил Дуак. – Прости. Тебе не нужно было этого знать.

– Нет, нужно. Я просто не хотел подумать. Не сейчас... – Он провел руками по роскошному золотому волокну дубовой доски и опять вспомнил Акрен с залитыми солнцем дубовыми стенами. – Я еду домой. – Слова отворили его сердце и наполнили сладкими воспоминаниями о Хеде. – Домой, Дуак. Мне нужны корабли. Торговые.

– Ты собираешься доставить туда мертвых по воде? – с изумлением спросила Рэдерле. – А они согласятся на это?

– А как еще они могут попасть на Хед? – спокойно заметил он. Затем, поразмыслив немного, разглядывая свое отражение на блестящей доске, продолжил: – Я не решусь взять тебя на тот же корабль, что и их. Поэтому мы... вместе поскачем сушей в Кэйтнард и встретим их там. Согласна?

×