Флибустьер времени. «Сарынь на кичку!», стр. 14

Попытка приспособить к созданию ракет всплывшие в памяти знания по физике и химии толку не дала. Что не означало их ненужности здесь вообще.

«Ладно, теорию можно будет отложить на потом, всё равно без натурных экспериментов ничего толком не узнать. Будем делать для опытов небольшие шашки, грамм по пятьдесят-сто, и ракеты под них потребуются маленькие, вот и времени на изготовление уйдёт меньше».

Картинка будущей работы в ГИДРА (не путать с ГИРД, здесь – Группа Изобретателей Диковинных Ракет Азовских) вырисовывалась всё отчётливей. Несколько смущало только одно – ну не дадут ведь лепшие кореша казачьи атаманы заниматься чем-то одним, без отвлечения на другие, не менее важные новшества.

«Тут уж ничего не поделаешь, в одно, пардон, рыло поднимать такую страну (ну ладно, частичку малую, но это ведь только пока, не так ли?), как Россия, в лице Азовского казачества – это вам не у Плюшкиных за столом, созерцанием со стороны и подачей мудрых советов не отделаешься. Что там у нас с порохом? Измельчили, добавили ингибитор (точно? Не катализатор, случаем? Да и фиг с ним, лишь бы работало как надо), теперь надо увлажнить, добавить что-то связующего (опять голову ломать, что именно), и аккуратно формуем шашки. Надо только сделать нужную оправку, винтовой пресс (интересно, из чего и как?), сушилку, а там уже и первые испытания можно проводить. Да, чуть не забыл, ведь придётся две оправки делать, одну – для стартовой ступени, с каналом в шашке, чтобы площадь горения увеличить и тягу на начальном участке, а дальше гореть будет только с торца, поддерживая маршевый режим».

Привычно почесав в затылке (там, интересно, плешь от постоянного чесания не образуется?), попытался прикинуть: что ещё можно измыслить для зарождающегося ракетостроения?

«Стабилизация вращением – оно нам сейчас надо или можно пока забить, так сойдёт? Вроде бы у немецких шестистволок точность была больше, чем у «Катюш»? Но как тогда сам снаряд и делать, там же с соплами… обойдёмся.

Изоляция дистанционной трубки от камеры сгорания, тут особых проблем не будет, боеголовку и движок чуть разносим друг от друга, корпус позволяет. Потом можно и шрапнельные варианты изделий сделать, по плотным порядкам войск самое то будет. Для гарантии воздушного подрыва и поражения живой силы шрапнелью опытным путём определяем максимальную дальность стрельбы, время полёта после отработки двигателя, это можно и без ЭВМ посчитать, элементарной арифметики хватит. Начнём с малого, что уже сегодня можно сделать и увидеть готовый результат – измельчаем порох, добавляем уголь, трамбуем, хоть руками, без всяких приспособлений, и замеряем время горения заряда. Остальное тщательно прописываем, по пунктам, и движемся стройными рядами в светлое будущее отечественного ракетостроения, так и решим».

С этими мыслями Аркадий и направился искать Васюринского и Срачкороба.

Офигеть!!!
Азов, 17 кресника 7146 года от с.м. (27 июня 1637 года от Р. Х.)

«…или охренеть… эээ… что ещё можно было бы сказать? Слов нет, одни междометия. Штирлиц нервно курит в сторонке. Да что там выдуманный Штирлиц! Реальные агенты спецслужб СССР, среди которых бывали и весьма высокопоставленные персоны, и то… мало кто соответствовал. По крайней мере в серьёзных державах. Капуджибаши [9]. Это с кем бы его в Третьем рейхе по должности можно было сравнить? Уж точно – не с паршивым штандартенфюрером. Пожалуй… что-то вроде группенфюрера, на крайняк… бригаденфюрера. Причём не зелёного СС, а именно СД. Вроде Шелленберга. С шикарнейшими полномочиями. Не-е, куда там тому Шелленбергу… у Мюллера, пожалуй, полномочия в чём-то поменьше были. Ха, Штирлиц!»

Меньше всего Аркадий в этот момент походил на значительного чиновника, причастного к важным делам, хотя по сути, по меркам зарождавшегося казацкого государства, он им был. Именно по его настоянию запорожские характерники проводили закрытое совещание по делам разведки. И, среди прочего, ему рассказали о самом знаменитом перебежчике из Турции – Рыдване, на привезённые с собой деньги основавшем городок Рыдванец. А до этого он несколько лет поставлял запорожцам важнейшие сведения об османской армии и флоте. Действительно, таким агентом можно было гордиться. Ну а с кем нормальный советский человек может сравнивать разведчика? Да и вполне людоедская Османская империя тех лет без напряга выдерживала сравнение с Третьим рейхом.

Выяснилось, что казаки, как запорожцы, так и донцы, имели во вражеских странах, прежде всего в Османском султанате, множество агентов. С ними охотно сотрудничали некоторые православные священники, болгары и греки, торговцы-христиане, греческие рыбаки-контрабандисты… Даже русские, заарканенные татарами и вынужденно принявшие ислам, иногда охотно снабжали казаков важной информацией. Не у всех хватало мужества на борьбу с силой, казавшейся им необоримой, но ненавидеть своих мучителей от вынужденного обращения в ислам они не переставали. Однако сбор информации и особенно её анализ оставляли желать много лучшего.

В организуемой постоянной разведслужбе собирались сведения о казацких добровольных помощниках и агентах в сопредельных странах. До этого каждый уважающий себя атаман имел свою агентуру и редко мог проверить поступающие ему из стана врага сведения. Теперь, именно по многочисленным просьбам попаданца, и запорожцы, и донцы свои разведки превращали в централизованные структуры. Сразу, с момента создания – очень сложно организованные, во избежание слишком большого вреда от предательства или утечки информации. Уж чего-чего, а книг о разведке и разведчиках Аркадий прочитал много, так что ведомства создавались на уровне, ещё неведомом этому веку.

Естественно, попаданца заинтересовало, нет ли у казаков агента с положением Рыдвана и сейчас. Ему честно ответили, что нет. Вроде удалось недавно подобрать ключики к сердцу одного янычарского аги (офицера), как раз из числа ближних помощников нынешнего капуджибаши. Родом из Сербии, он имел сомнительное удовольствие видеть, как обращаются с его бывшими соплеменниками османы и его товарищи-янычары. По уровню зверствования османы мало кому уступали, так что увиденное вдруг разбудило воспоминания детства, вспомнились и мамина колыбельная, и сильные папины руки… Вбитый воспитанием исламский фанатизм треснул, и он вдруг ощутил себя не грозным воином ислама Селимом, а сербом Василием… У него хватило ума не показать случившегося окружающим, а по возвращении в Стамбул он принялся заливать пожар в душе спиртным. Благо сам султан числился (совершенно незаслуженно) пьяницей. Вот в греческой забегаловке и завербовал его казацкий агент – армянский торговец. Селиму-Василию обещали приём в казацкое братство и попросили помочь сведениями о намерениях осман.

Узнав о таком перспективном агенте, Аркадий загорелся идеей подтянуть его на должность капуджибаши.

– Как это, продвинуть Селима в капуджибаши? – сильно удивился Свитка. – На такое высокое место может назначить только сам султан. Мы что, его просить будем?

– Нет, конечно, просить султана о смене капуджибаши мы не будем. Боюсь, он неправильно поймёт смысл такой просьбы и вместо назначения на желанный пост посадит Селима на кол. Но сколько там человек стоит между ним и чином капуджибаши?

– Да один Господь это знает!

– Давай Бога в эти скользкие дела вмешивать не будем, опасаюсь, некоторые из них серой попахивать могут. Сам знаешь, во вражьем тылу с соблюдением заповедей Христа… не всегда складывается. Ты лучше прикинь, сколько человек среди бостанджи стоят выше Селима.

– Ааа… понял. Ну… пожалуй… двое точно выше его стоят, а ещё двое-трое вроде него будут. Только капуджибаши султан и со стороны назначить может, очень уж важный чин.

– Значит, нам надо потом помочь Селиму выслужиться перед Муратом, чтоб тот его заметил и оценил. Но помощников, наверное, себе капуджибаши сам подбирает?

×