Собака и Волк, стр. 2

Обращение произошло в горах, возле Нимфеума. Его обслуживали весталки и младшие жрицы. Дахилис, отправившаяся туда вместе с Грациллонием для получения благословения их будущему ребенку, видела ритуал и пришла в ужас, но не разлюбила мужа. Остальные жены также простили его. Одна из них, Форсквилис, все еще обладала некоторой магической силой, которой могли похвастаться немногие королевы. Она делала иногда предсказания, и в случае необходимости душа ее, в виде филина, могла пускаться на поиски. Согласно ее предсказаниям, боги готовы были примириться с нераскаявшимся Грациллонием, если в середине зимы беременная королева примет участие в религиозном ритуале на Сене. Произойти это должно было незадолго до родов.

Грациллоний непременно хотел проводить любимую. Мужчине было заказано ступать на остров, и он решил переждать на берегу. Не успела Дахилис отплыть для исполнения религиозного долга, как разразился шторм. Наступила темнота, жена не вернулась, и тогда Грациллоний пренебрег запретом и отправился на поиски. Он нашел ее умирающей, но роды уже начались. В момент наступления смерти он разрезал чрево и вынул ребенка.

Утром рыбачья лодка забрала их домой. Это была лодка Маэлоха. Он жил в деревушке Пристань Скоттов по соседству с мысом Рах.

Онемевший от горя Грациллоний опять нарушил обычай и нарек дочь Дахут, в память о матери. Затем, с полным безразличием, женился на молодой женщине, у которой появился красный значок. Поздней ночью в окна рыбаков деревушки Пристань Скоттов постучала невидимая рука. Стук означал, что рыбакам надлежит перевезти на Сен души новопреставленных, где тем предстоял Суд. Отцы, деды и прадеды рыбаков многие столетия исполняли эту обязанность. Существовало поверье, что некоторые души возвращаются домой в виде тюленей с тем, чтобы опекать тех, кого любят.

Последующие два года в Исе все было спокойно. Грациллоний обожал Дахут. Среди королев он особо выделял ученую Бодилис и страстную колдунью Форсквилис, но и у других жен имелись свои достоинства, а Ланарвилис к тому же давала ему весьма ценные политические советы.

Максиму удалось заключить договор, согласно которому он стал управлять Галлией, Испанией и Британией. Резиденция его находилась в Августе Треверорум. Туда он и призвал своего префекта для отчета. По дороге в Августу Грациллоний с легионерами, взятыми им в качестве охраны, освободил нескольких путешественников, захваченных отрядом багаудов. Люди эти бежали от притеснения римлян и, объединившись, организовали вооруженную группу. На переговорах вожак отряда, Руфиний, и Грациллоний прониклись взаимной симпатией.

Затем Грациллонию довелось встретиться с Мартином, епископом из Тура и основателем монастыря в окрестностях этого города. (Епископ просил Максима о милосердии к нескольким осужденным еретикам.) И в этом случае оба, исполнившись взаимного уважения, быстро подружились. Затем Грациллоний приехал в Августу Треверорум, где стал жертвой всеобщей истерии: ведь он был главой языческого государства и мужем колдуний. Ему устроили допрос под пытками. И все же Максим решил не отстранять его от власти и освободил, заставив поклясться, что тот будет внедрять у себя христианство. Вместо этого Грациллоний разыскал уцелевшее религиозное братство, исповедовавшее митраизм. Братство присвоило ему ранг Отца, и он основал в королевстве митраистский храм.

Шло время. У Грациллония рождались и подрастали дочери. Девять по очереди ухаживали за Дахут. Внешне она была похожа на мать, однако замкнута и подвержена депрессиям. Тем не менее, когда хотела, могла очаровать кого угодно. Грубые легионеры и шкипер Маэлох стали ее рабами. В ней всегда было что-то странное. Форсквилис предсказывала ей особую судьбу. Рядом с Дахут часто видели одну и ту же самку тюленя.

В целом правление Грациллония было чрезвычайно успешным. Государственная политика, разумное руководство армией и флотом обеспечили королевству безопасность от набегов варваров, а это в свою очередь вызвало оживление ремесел и торговли. К богатым, бедным он был одинаково справедлив. Даже случавшееся время от времени неповиновение богам не снижало его популярности. Например, дарование жизни Руфинию. Доведенный до отчаяния, не знавший, кто такой король Иса, Руфиний вызвал его на единоборство. Грациллоний обезоружил его в бою, но убивать беспомощного человека отказался. Руфиний сделался преданным вассалом короля, ездил по его поручениям, призывая своих людей бросить преступное ремесло и поселиться на пустынных землях Арморики, чтобы служить государству в качестве разведчиков и воинов нерегулярной армии. Все это являлось нарушением римских законов, но альтернативы Грациллоний не видел.

В Исе умер христианский священник, и Грациллоний, воспользовавшись советом Мартина, избрал на его место Корентина, с которым познакомился в Озисмии, территории, примыкавшей к Ису. Он жил там в качестве отшельника. Принадлежность к разным религиям не помешала их дружбе и плодотворной совместной работе.

У Грациллония появился и еще один друг-христианин — Апулей Верон, сенатор и трибун из галльско-римского городка Аквилон. И к семье его, жене Ровинде и детям Верании и Саломону он почувствовал искреннее расположение.

Максим захватил было Италию, но вскоре потерпел поражение и был убит. С помощью влиятельных римлян — Апулея и Мартина — Грациллонию удалось устроить ветеранов Максима в Арморике. Он надеялся, что они смогут повысить боеспособность резервистов и плохо обученных местных военных, ведь старые отряды легионеров были почти уничтожены, а современная тяжелая кавалерия на западе казалась пока в диковинку.

Похоже, боги задумали наказать Грациллония, и знак появился у дочери Бодилис, рожденной от прежнего короля. Теперь Бодилис и ее царствующий муж могли быть друг другу лишь братом и сестрой, хотя это их сильно огорчало. Со временем все же Грациллоний и новая королева Тамбилис стали любящей парой.

Руфиний тайком практиковал иной вид любви. Могущественная королева Виндилис прослышала о его гомосексуальности. В Исе такое отклонение преследовалось законом, так что Руфиний был у нее на крючке.

Надеясь вернуть расположение богов, королевы воспитали Дахут их страстной веропоклонницей. Девушка с ранних лет проявила необычайные способности к колдовству. Она была абсолютно уверена, что судьбой ей предназначено открыть новую эпоху, тем более что время Бреннилис уже заканчивалось.

В Эриу время тоже не стояло на месте. Родственник Ниалла, Конуалл Коркк, стал могущественным королем в Муму. Он не испытывал, подобно Ниаллу, непримиримой вражды к королевству Ис, и Грациллоний (или Граллон, как звали его в королевстве) время от времени засылал в Муму послов. Руфиний несколько раз ездил туда с такой же миссией и подружился со знатным молодым скоттом, Томмалтах.

Ниалл тем временем сражался в Эриу. Он победил своих врагов в Койкет Лагини и потребовал от них огромной дани. На переговорах Эохайд, сын короля Койкет Лагини, вспылил и оскорбил лучшего поэта Ниалла — Лэйдхенна. Сын Лэйдхенна Тигернах немедленно сотворил против него сатиру, отчего на лице Эохайда выступили страшные волдыри, оставившие неизгладимые шрамы. Это уродство навсегда отрезало ему путь к трону.

Ниалл продолжил захват территорий, прилегавших к Койкет-н-Уладу. Это была его главная цель. Он не забыл о своей угрозе королевству Ис, но сначала хотел завершить начатое в северном Эриу.

Пока шли приготовления, он походя совершил массированное нападение на Британию. В отсутствие Ниалла злопамятный Эохайд во главе армии вошел в Миду и нанес королевству значительный ущерб. На следующий год Ниалл с большим войском вторгся в Койкет Лагини, опустошил земли и собрал гибельную для государства дань. Он взял в заложники Эохайда и других знатных молодых людей и, заточив в плену, содержал их в чрезвычайно суровых условиях. Это, правда, совершенно было на него не похоже. Обычно он очень хорошо обращался с заложниками. Его прозвали — Ниалл Девяти Заложников.

Грациллоний с трудом удерживал политическое равновесие в Исе, не желая вызвать недовольство подданных, и, невзирая на религиозные и социальные конфликты, старался не ослабить силу Арморики. При этом он не обращал внимания на запретительные римские законы и бюрократию, осуждавшую его действия, рассматриваемые им как необходимые. В то же время не допускал провокаций, чтобы не произошло нападения на город. Внутри государства у него появилось множество врагов, особенно выделялся Нагон Демари, советник по трудовым отношениям.

×