Пойманные сном (СИ), стр. 85

- Ой да выгляну я из окошка да взгляну я, бедная, на дорожку. Не идёт ли сударь мой, мой сударик дорогой!.. - Пауза. - Не-ет, слово "бедная" здеся не подходит. Надо бы поменять. Да и слово "сударь" повторяется. А вот если так?.. Выгляну я из окошка да взгляну, краса, на дорожку… Нет, что-то не то…

Далее монолог перешёл в совершенно неразборчивое бормотание. Лёхин на цыпочках попятился от двери в ванную и так же, на цыпочках, вошёл на кухню.

- Доброго утра всем! - сказал шёпотом.

- Доброго… - прошептали в ответ.

Он сначала не обратил внимания, что в маленьком помещении, кроме возмущённых домовых, собрались в кои-то веки почти все привидения, из которых двое укоризненно смотрели на смущённого Дормидонта Силыча, который всё ещё пытался хорохориться и выглядеть правым.

- Елисей, а что с Касьянушкой? Слышал его в ванной. Что-то не похоже, чтобы он колыбельную песенку сочинял.

- Дык он недавно своей колыбельной Вечу усыпил, - объяснил домовой, подавая хозяину чистое полотенце: Лёхин решил не беспокоить творческого поиска привидения и умыться здесь, на кухне. - Вот некоторые домовые и задумались. Девок у нас по дому полно незамужних. А вдруг, мол, у Касьянушки получится такую песню придумать, чтобы они заневестились, - и всех махом замуж повыдать! Вот и мается бедолага, слова для них заветные придумывает…

Лёхин усмехнулся, но, высушив полотенцем лицо, задумался. Вот любопытно, а песенки Касьянушки на него влияют? И ждёт ли сам Елисей новую хозяйку в дом?

- Какие новости? - привычно спросил хозяин, садясь за стол и поглядывая в тёмное окно, на придорожный фонарь, при свете которого всегда отчётливо видно, идёт ли снег, или дождь.

- Сначала поешь, Лексей Григорьич, - сдержанно сказал домовой. - А то от новостей еда комом в глотке встанет. - И вздохнул.

- Так. - Лёхин решительно отложил вилку, окинул цепким взглядом присутствующих, углядел виноватую физиономию Дормидонта Силыча. - Я есть после слов Елисея всё равно не смогу. Дормидонт Силыч, может, объясните, что происходит?

- Охти ж мне… - отчаянно закрыл ладошками рот домовой.

- Давайте-давайте, выкладывайте, что у вас?

- И не буду ничего виноватиться! - разъярённо крикнуло привидение купца. - Сделал, как сделал бы любой коммерсант! И неча на меня смотреть так, будто хозяину не угодил! Всё правильно сделал!

- Отключите эмоции, Дормидонт Силыч, - хладнокровно посоветовал бывший агент КГБ, - и объясните всё Алексею Григорьевичу подробно, опираясь на факты.

- Да чего объяснять!! - ещё пуще взбеленился купец. - Я деловой человек и по-деловому переговорил с одним из потенциальных заказчиков нашего хозяина. Чего меня виноватят?! Презентация будет только через месяц!

Лёхин медленно провёл ладонью по голове (кажется, или на самом деле волос дыбом встал?), постарался успокоиться, вспомнил Павла и устроил купцу настоящий допрос. Из чего выяснил: пока хозяин бегал по всяким неинтересным делам, Дормидонт Силыч занимался активной электронной перепиской (не без помощи домовых, конечно) со знакомым Лёхину владельцем ресторана, Ильёй Михалычем, и договорился с ним провести вечер презентации Лёхиного продукта для других ресторанных деятелей. Илья Михалыч брал на себя всё: организацию вечера, приглашение гостей, составление меню. От Лёхина требовалось к определённому сроку доложить, какие именно консервированные овощи и фрукты он поставит к столу.

- И главное - почти бесплатно! - убеждал Лёхина Дормидонт Силыч. - Илья Михалыч хочет лишь, чтобы вы продали ему демонстрационный продукт не по самым высоким ценам, какие потом сможете назначить. Он же тоже в выигрыше: знакомиться с новой продукцией придут в его ресторан - билеты на презентацию будут платными!

Поёжившись, Лёхин неожиданно подумал, что Дормидонт Силыч провернул и впрямь громадную работу. И потом. Чего бояться презентаций? Это как та же зубная боль. Надо только переждать время - и всё устаканится, войдёт в обычную колею… Он подхватил тарелку с завтраком и пошёл к двери из кухни, бросив через плечо:

- С моей личной почты, небось, переписывались?

- Как же - с личной! С новой - с деловой! - с достоинством ответил Дормидонт Силыч, поспешая за ним.

Лёхин нечаянно обернулся. Толпа домовых степенно шла вместе с ним в зал. Прекрасно. Если чего не поймёт хозяин, всё объяснят те, кто затеял эту самую презентацию… Он перешагнул еле заметный порог в зал. Сморщившись, насмешливо подумал, что вот так, просто, перешагнул в новый этап своей жизни.

… По центральной городской трассе неспешно цокали лошадиные копыта, которых никто из людей не слышал. Осенница и двое её сопровождающих медленно приближались к одному из перекрёстков. Там их уже ждали. Женщина была в белом, и веяло от неё настоящим морозным холодом. Рядом с ней замерли двое богатырей в бело-чёрных одеждах. Все трое - на белых лошадях. Ближе к ним Осенница сильнее стянула у горла своё одеяние из листьев. И проехала мимо, лишь раз встретившись взглядом с женщиной в белом. Вскоре топот лошадей замолк, и тогда женщина в белом тронула поводья.

Видевшие эту странную встречу Палисадничие немедленно задрали головы. С неба, из низких тёмно-серых туч, повалил густой, хлопьями снег.

Октябрь заканчивался. Ноябрь вступал в свои права.

This file was created
with BookDesigner program
[email protected]
6/7/2012
×