Жаба расправила крылья, стр. 2

 - Хэх, - буркнул Эланг, - Вот, в Европе есть даже бонусы за антивоенное кино. И что на выходе? Посмотрели кино, и пошли бомбить Сомали и Магриб изонуклидом брома.

 - Я не знаю, - тихо сказала Лианелла, - Я думаю, это свинство. И люди, которые отдали такой приказ, знают, что это свинство. Свинство с точки зрения любого нормального человека. Потому, они не признаются, и кивают на выдуманных ниндзя-террористов.

 - Да, - согласился Дземе Гэнки, - Кортес бы наоборот, гордился этими бомбежками.

 Кияма Хотару налила всем еще чая, и покачала головой.

 - Так или иначе, история повторяется. Колесо сансары.

 - История повторяется лишь иногда, - возразил Поэтеоуа, - И то, не очень точно, иначе аналитики, которые копаются в аналогиях из прошлого, никогда не ошибались бы.

 - Но прошлое не проходит, - заметил Окедо, - так говорит наш тичер по экоистории в колледже. Типа: новая история на три четверти состоит из хвостов древней истории.

 - Прикольнее, - заметила Тиви, - когда история наоборот. Типа как в этом кино.

 - Кино красивое, - сказала Штос, - но я не понимаю, зачем они там все это делают?

 - Этого никто не понимает, - ответил Эланг, - но юро так делают уже тысячи лет.

 - Как бы ритуал? – спросила девушка-буньип, - Кто-то древний научил людей юро, а зачем - не сказал. Или, древний сказал, а люди юро забыли, и делают просто так?

 - Странно, - откликнулась Хотару, - но это очень похоже… Может, действительно?

 - Послушайте, - вмешалась Лианелла, - я не виновата, что я тут единственная юро.

 - Ты юро? – искренне удивилась Штос, - нет, ты шутишь, ты креолка с Туамоту. Ты прилетела с Туамоту вместе с arikitama Тотакиа на зеленой флайке для мобиатлона.

 Лианелла положила руку на плечо Штос.

 - Я не шучу. Я юро, европейка, француженка. Просто, я сейчас живу на Туамоту.

 - Так, - согласилась буньип, - много креолов получилось из французов. Ты тоже.

 - Мм… - растерялась Лианелла, - …но я гражданка Французской республики.

 - У тебя есть карточка – паспорт, и там так написано?

 - У меня есть документ о гражданстве, но это не главное.

 - Так, - опять согласилась Штос, - надо, чтобы это было в компе у полиции. Вот тогда карточка хорошо работает. А если в компе у полиции этого нет, то плохо работает.

 - Нет, это тоже не главное, - сказала француженка.

 - А что главное?

 - Мм… - Лианелла напряженно задумалась, подперев ладошкой подбородок и глядя на маленькие редкие кучевые облачка, медленно ползущие по лазурному небу.

 Штос внимательно посмотрела на нее, потом на облачка, а потом тихо отодвинулась в сторону, поближе к людям утафоа-упаики.

 - Что она делает? – шепнула Тиви.

 - Спрашивает духов дневного неба, - так же шепотом ответила девушка-буньип и, для ясности, быстро показала ладонью на несколько облачков.

 - О чем? – снова шепотом спросил юная утафоа.

 - Вопрос такой: что главное? Сложный вопрос. Может, духи скажут, если знают.

 - Да… - Тиви покивала головой, - может, они скажут, хотя, может, они тоже не знают.

 - Да, - Штос кивнула, - может, этого вообще никто не знает, вот.

 - Да, может и никто... А зачем Лианелла хочет это узнать?

 - Так, - девушка-буньип, чуть качнула плечами, - вдруг, стало интересно, и хочет.

 Окедо слегка толкнул Тиви плечом.

 - Хэй-хэй, вы секретничаете, а?

 - Тсс! – прошептала она, и быстро показала пальцем на Лианеллу, потом на облачка.

 - Хэх… - пробурчал Окедо и толкнул плечом Эланга. Еще через несколько секунд, обменявшись короткими сериями жестов, четверо юниоров переместились так, что образовали маленькую ширму между Лианеллой и троими взрослыми, которые уже сменили тему разговора, перескочив с киноискусства на технику.  

 Дземе Гэнки уже вооружился старомодным бумажным блокнотом и авторучкой, поскольку разговор мгновенно перерос во что-то вроде любительской дискуссии.

 - Поэте, - предложил он, – давай, мы  разберем эти разные виды водорода по порядку, потому, что когда ты скачешь мыслями туда-сюда, все путаются, и ты тоже.

 - Давай, - согласился принц, нехотя признавая обоснованность этого предложения.

 - Про обычный водород, - добавила Хотару, - Гэнки, ты просто пометь это в таблице.

 - Готово, - ответил экс - младший лейтенант, - При обычных условиях водород это газ с плотностью одна десятитысячная. При минус 253 Цельсия он становится жидкостью, и плотность семь сотых. При минус 260 Цельсия это лед, и плотность восемь сотых.  

 - Классно! - объявил Поэтеоуа, - Теперь мы делаем давление три миллиона атмосфер, и получается металлический водород. Плотность немного больше единицы. Дальше мы Увеличив давление до пяти миллионов, и получим более плотный сверхпроводящий металлический водород. Следующий шаг еще интереснее.

 - Я записал, - откликнулся Гэнки, - и какой шаг следующий?

 - Мы сбрасываем давление, а температуру поднимаем до минус 40 Цельсия.

 - …И все испаряется, - предположила Хотару.

 - А вот нет, - ответил принц, - Водород остается куском сверхпроводящего металла, который в сильном магнитном поле становится жидким сверхтекучим металлом. Это заумная физика. Про детали спросите дока Обо Ван Хорна, если интересно. Короче: существует металлический водород при не очень сильном холоде и самом обычном давлении. Метастабильное состояние, как говорят физики. Если это состояние вдруг разрушится, то выделится вся энергия, затраченная, чтобы это заморозить и сжать.

 - Взрывчатка? – спросил Гэнки.

 - Да. Как вариант. Взрывчатка почти в тысячу раз мощнее тротила. В мирной версии: ракетный фюэл. За счет сверхпроводимости можно накопить в кольце из М-водорода циркулирующий ток, и получится еще больший запас энергии. Кстати, физики все это предсказали в эпоху 1-й Холодной войны. В США этим занимался Эдвард Теллер, а в СССР Виталий Гинзбург. Потом, в конце прошлого века, они кое-что публиковали.

 - Но, они ведь занимались водородной бомбой, - заметил экс- младший лейтенант.

 - Ага. Я к этому и веду. В те времена физика потому и развивалась, что бомба…

 Кияма Хотару клопнула ладошкой по циновке.

 - Ну, почему, все всегда приходит к бомбе!?

 - Это политэкономия, - заметил  принц Тотакиа, - а мы сейчас про физику. Короче: если перевести в М-состояние не простой водород, а тяжелый, в смысле, дейтерий, то будет замечательная заготовка для… Ну, пусть, для термоядерного реактора. И последнее из области применений. Док Обо недавно ляпнул, что в М-водороде, как бы, теоретически могут возникать эффекты с пространством-временем. Типа, микро черных дыр.

 - Это уже слишком похоже на фантастику, - заметила японка.

 - Ну, я не знаю, - он пожал плечами, - просто док Обо ляпнул… Но это все было чисто умозрительно, потому что М-водород получался только в супердорогих установках и в количестве микрограммов, если не меньше. Но потом появился док Тсветан Желев. 

 - Мы добрались до того, - заметил Дземе Гэнки, - про что ты начал рассказывать.

 - Ага, - Поэтеоуа кивнул, - до этого было, типа, длинное предисловие. И вот, сейчас я объясняю, что придумал док Тсветан. Он придумал фокус, как при температуре около абсолютного нуля, сделать, такие, как бы, молекулярные тиски, которые работают от лазерных квантов и сжимают порции из нескольких атомов водорода до М-состояния. Оказывается, в атомарном масштабе, давление в миллионы атмосфер получить не так сложно. Потом, пылинки М-водорода слипаются, типа как шарики ртути... Упс.

 - И не нужны машины с запредельным давлением? – уточнила Хотару.

 Поэтеоуа снова кивнул и выразительно стукнул кулаком об кулак.

 - Вообще никакой экзотики… Точнее почти никакой. Док Обо говорит, что эти тиски работают в переохлажденном жидком водороде, намного ниже точки замерзания, но в лабораториях этот фокус давно освоили. И теперь можно делать М-водород тоннами.

 - Хэх, - вмешался Окедо (ему первому из юниоров надоело слушать молча), - Мне вот подозрительно это мета- как его -состояние. Вдруг водороду надоест в нем быть, и он бабахнет, как килотонна тротила? Ну, ты сам говорил про взрывчатку.     

×