Хомодром: политические бега, стр. 2

- Хм… - лейтенант почесал в затылке, - А где экипаж? Пилот, штурман, все такое?

- Я, - лаконично пояснил Тбера, для ясности ударив себя кулаком в грудь.

- Clusterfuck… - спонтанно отреагировала сержант Уайтби.

…Залив Кигома мягко провалился вниз. Постепенно открывалась величественная панорама окружающих гор, где-то желто-песчаных, безжизненных, а где-то густо покрытых серо-зеленым пыльным кустарником. Прямо по курсу раскинулось самое настоящее море, хотя географически, это было озеро. Великое озеро Танга-Ниика, представляющее собой один участок древнего чудовищного разлома в земной коре, протянувшегося через континент с севера на юг. Только один этот участок, залитый водой, имеет 400 миль в длину и около 40 миль в ширину…

Когда «жук-носорог» набрал высоту полкилометра, и в поле зрения возник западный берег, лейтенант тревожно спросил.

- Тбера, я не понял по поводу курса. По плану мы должны были повернуть на север, с небольшим уклонением на восток. Озеро Альберта там, верно? А мы сейчас летим на запад, к берегу, контролируемому оккупационным корпусом Мпулу.

- Прямо на север не хорошо, - сказал Тбера, - Там Бурумбура, Цеку-Рунди, Буганда, Бусога, Кабароле, The Lord-God Democracy Land, еще зона UN-force, и Энте-Пала.

- На севере, - возразила Венди Уайтби, - расположены Бурунди, Руанда и Уганда.

- Это на твоей карте так, - ответил он, - А на местности не так. Там трайбалисты и конфедераты, ультра-христиане, исламисты и ООН. Очень много дурацких нарков с оружием. Дурацкий нарк стреляет «Стингером», и нам жопа. Нам это не надо, нет!

- А над мпулуанской оккупационной зоной воздушные патрули, - заметил Симпсон.

- Верно! Там патрули. Безопасно…

Ожил динамик бортовой рации, и голос, принадлежащий, по-видимому, какому-то тинэйджеру, без особых эмоций поинтересовался.

- Борт «Little-Beetle», следующий из Кигома на запад, вы пересекли границу Транс-Экваториальной Африканской Лиги. Сообщите…

- Привет, шакал! – перебил Тбера, - Как служится?

- Нормально! Пузо варит, хер стоит, - ответил голос, - А ты куда, гиена?

- Все туда же. До вашего берега, потом на север по фронтиру до экватора, потом на северо-восток до Альберты.

- Ага. А чем ты так загружен?

- Девять туристов с большим багажом. Наши друзья, международные экологи.

Из динамика послышался жизнерадостный смех.

- Ну, привет им. Как от эколога - экологам. Смотри на экран, я даю тебе коридор. Внимание: перед озером Киву сделай крюк к западу. Там в районе Букаву ребята работают по экологически-вредной фауне, могут случайно зацепить.

- Я понял, да! Удачи шакал!

- Мягкого лэндинга, гиена! Отбой.

Сержант Уайтби  наморщила лоб, и стала на мгновение похожа на школьницу, пытающуюся решить задачу повышенной сложности.

- Слушай, Тбера, а ведь мы летим на меганезийском самолете.

- На зулусском, - возразил он, - В армии Мпулу была модернизация авиа-парка. Наш король Тумери ка Амаба, купил эти самолеты. Они second-hand, но хорошие, просто теперь, когда нези продали Мпулу новые самолеты, старые не очень нужны. А нам нужны. Они летают почти как американские, а цена намного, намного меньше, да!

- Вот так меганезийцы и выпихивают нас с развивающегося рынка, - буркнул Карл Маркони, - Наши авиастроители слабеют, и тогда на наш внутренний рынок лезут китайцы. Чувствуете логику?

- Только не выстраивай теорию заговора, ОК? – отозвался Рэй Пруст.

- Все слышали, не я первый сказал про заговор! - обрадовался Карл.

- Китайцы не при чем, - вмешался Саул Данович, - Думать надо мозгом, а не жопой.

- А ты думаешь, если ты еврей, то самый умный? – ехидно спросил Джим Лумис.

Данович вздохнул и покачал головой.

- Знаешь, Джим, если бы я был умный еврей, то я бы сейчас сидел не в этой летучей  фигне, а в уютном кресле, и делил бы те бабки, которые на нас сейчас кто-то делает.

- Ну-ка, ну-ка, - оживился Оуэн Риттер, услышав словосочетание «делить бабки».

- Что «ну-ка»? Мама вышла замуж за этого придурка из Бруклина, а дурная голова - доминантный признак. Они разбежались через год, а я получился вот такой…

- А мне кажется, ты умнее, чем те, которые пилят бабки, - возразил Оуэн, - тебе не подфартило с богатым папочкой, но мозги тут не при чем.

- Однозначно так, - подтвердил Эшли Гиборн, - такого компьютерщика, как Саул еще поискать надо, а пилить бабки – это просто. Я бы тоже смог.

- Кто ж тебе даст их пилить, ты же коммунист, - откликнулся Лумис.

- Чего ты на всех наезжаешь, а, Джим? - спросил Эшли, - И вообще, Саул обещал рассказать про китайцев, про самолеты и про то, как на нас кто-то поднял бабки.

- Так что, рассказывать уже, или как? – спросил Данович.

Все наперебой закричали, что да, рассказывать, а не тянуть кота за яйца.

- По порядку, - сказал он, - Про самолеты. Допустим, тебя, Джим, выбрали в Сенат.

- Почему меня?

- Потому, что ты больше всех выделывался. Скажи: за какие самолеты для армии тебе выгоднее голосовать, за дешевые или за дорогие?

- Конечно, за дорогие! Больше к рукам прилипнет!

- Верно! А тебя, Оуэн, допустим, назначили в координатуру Меганезии. Ты за какие самолеты для их армии будешь выступать?

- Ясно, что за дешевые! Куда я денусь? Если будет дорого, то меня порвут в клочья!

- Опять верно! Видите, парни: все просто. Логика и никакого китайского заговора.

- Нет, подожди, - заспорил Маркони, - Это когда цена на заказ из бюджета. А я тут говорил про акционерные авиастроительные компании. Частный бизнес.

- Частный бизнес? – ехидно переспросил Данович, - Э, нет. Вот если у тебя, Карл, к примеру, автомастерская, то это частный бизнес. И, если ты задрал цены, потерял клиентов и не вернул кредит банку, то твоя мастерская пойдет с молотка. Но если, к примеру, у тебя большая авиастроительная фирма, и ты сделал ту же херню, то тебя поддержит Конгресс и президент, и тебе дадут миллиард баксов из бюджета, за счет налогоплательщиков. А почему? Потому, что с этого бизнеса кормится угадай кто?

Повисла пауза. Бойцы осознавали сказанное. Потом Маркони печально произнес:

- Вот, блядство…

- Угу, - согласился Гиборн, - Оно самое… Саул, а как на нас подняли бабки?

- А вот как, - ответил Данович, - Для начала, вспомните середину апреля, войну в Мадагаскарском проливе и на Африканском роге, а потом венерианский взрыв.

- Что вспомнить? - удивился Бриггс, - Все было просто, как поп-корн. Африканские трансэкваториалы в союзе с французами, китайцами и меганезийцами вздули наших арабов и хапнули Коморы. Потом трансэкваториалы хапнули Мозамбикское Нижнее Замбези. Потом дали Мозамбику хапнутый остров Гран-Комор, и Мозамбик за ними признал этот кусок Замбези. Красиво обстряпали. Не сразу поймешь, что это бартер.

- Ты ничего не забыл, Джон? – поинтересовался Данович.

- Ну… - Бриггс почесал в затылке, - …Еще, как обычно, разбомбили Сомали.

- А еще?

- Ну, хрен знает. Китайцы хапнули порты и нефтяные вышки в бывшей ангольской Кабинде, на Африканской Атлантике. Но это еще перед войной. А так вроде, все.

Лейтенант Симпсон и сержант Уайтби переглянулись и дружно хмыкнули.

- Не подсказывайте, ладно? – попросил Данович.

- Я все равно сдаюсь, - проворчал Бриггс, - Ну? Кто еще что хапнул на той войне?

- Куда мы летим, Джон? – ласково спросила Венди Уайтби.

- О, черт! Северо-Восточное Конго!

- Все восточное и центральное Конго, - уточнил лейтенант, - Парни, я напоминаю вам боевую задачу: развернуть и включить первый модуль радиоэлектронной поддержки комплексной базы озерно-речного флота и тактической авиации в Касенджи, в юго-западном секторе озера Альберта. Сектор под контролем наших союзников - зулу. Вопросы по общей боевой задаче есть?

Бойцы дисциплинированно рявкнули: «нет, сэр!», а Данович выдержал паузу после «официального обмена репликами» и произнес:

×