Глинглокский лев. (Трилогия), стр. 208

— А что же сестры?

— Ральдина уже готовится к замужеству, а Ксения, напротив, утверждает, что никогда не выйдет замуж. Но все знают, что она лукавит.

— Какие еще новости? Как там поживают твои дядюшки?

— Дядюшка Гарт стал записным ворчуном, ваше величество. Сладить с ним может только матушка, даже отец не рискует ему возражать. А дядюшка Сард с тетушкой Анарой приехали еще весной к родителям в гости и вот уже третий месяц не могут от нас уехать. Ни батюшка, ни матушка не хотят их отпускать. Дядюшка Гарт ругается и говорит, что дядюшка Сард превратился в ничтожного подкаблучника. Но похоже, что самого дядюшку Сарда это не огорчает. Он называет дядюшку Гарта старым холостяком, но только когда тот его не слышит.

— Эх, бросить бы все, — вздохнул король, — и поехать к вам в Гросбери. Чтобы отдохнуть телом и душой.

— Родители будут очень рады, ваше величество.

— Куда уж там, — отмахнулся Георг, — это все лишь мечты. Ну ничего, скоро свадьба принца Эдгара, и твои родители уж должны будут приехать. А то совсем было забросили столицу и нас, грешных. Пора бы их уже и пристыдить.

Через неприметную боковую дверь в зал вошел скрючившийся от времени старший казначей Фабио Иманали. В руках у него были документы. Приблизившись к королю, он поклонился и ненавязчиво напомнил:

— Ваше величество, вы хотели просмотреть смету на предстоящие торжества.

— Ох уж эти торжества, — скривился король, — Женитьба наследника обойдется нам недешево.

— Это должен был сказать я, ваше величество, — улыбнулся гоблин. — Быть жадным — это моя обязанность.

Король улыбнулся, у него было хорошее настроение, немного грустное, но, безусловно, приятное.

— Подожди еще минутку, Фабио. Дайлин, магистр Найтон тобой доволен. А мой сын Эдгар попросил включить тебя в его свадебный эскорт. Но я не хочу, чтобы тебя обуяла гордыня. Бери пример со своего отца, вот уж кого совершенно заслуженно прозвали глинглокским львом. Будь и ты таким, и я буду тобой гордиться. А сейчас иди и не забудь зайти к королеве, ты ведь знаешь свою тетю Ксению, она ждет новостей о своей золовке и не простит нам обоим, если ты задержишься хоть на мгновение.

Молодой найман поклонился и ушел. Король вздохнул:

— Вот они, плоды любви. Как сложно было все тогда, тридцать с лишним лет назад, зато какие прекрасные мы получили результаты. Не правда ли, Фабио?

— У меня этих плодов любви полон дом, ваше величество, — рассмеялся гоблин. — И честное благородное, если бы я хотя бы подозревал, какой требовательной женой станет моя трепетная Венера после рождения этих самых плодов, я бы, наверное, остался служить у своего отца.

Король лишь улыбнулся в ответ. Он знал, что запоздалые причитания Фабио притворны. Их жизнь клонилась к закату, но они ни о чем не жалели.

×