Самая холодная девушка в Коулдтауне, стр. 3

— У Лидии появилась навязчивая идея — стать вампиром, — пояснил Данте, нервно отбрасывая назад упавшую на лицо прядь волос.

— Как так?

Он пожал плечами:

— Она с детства очень боялась вампиров. Когда мы были маленькими, она просила маму поселить ее в коридоре, потому что хотела спать там, где нет окон. Думаю, со временем страх превратился в восхищение. Теперь она уверена, что грядет полное уничтожение человечества и каждый должен выбрать, на чьей он стороне. Она свой выбор сделала.

— Я не вампир, — сказала Матильда.

Данте возбужденно чиркнул в воздухе мундштуком, сигарета в котором давно догорела. Он уже не был похож на того самоуверенного малого, каким казался прежде. Сейчас он выглядел растерянным.

— Я знаю. Но я думал, что ты им станешь. Живя на улице, ты наверняка знаешь больше, чем нам втюхивают на видео, о том, куда бы мог пойти человек, желающий быть укушенным.

Матильда вдруг вспомнила, как они с Джулианом лежали на полу в спальне его родителей. Уставшие от танцев, вспотевшие, они неторопливо целовались. На экране телевизора мелькнул список пропавших людей. Она закрыла глаза и в очередной раз чмокнула Джулиана.

Матильда медленно кивнула:

— Я знаю пару таких мест. От нее есть хоть какие-нибудь вести?

Данте покачал головой:

— Она не отвечает ни на один мой звонок, но регулярно обновляет свой блог. Вот, посмотри.

Он вывел блог на экран своего мобильника. Последняя запись гласила: МНЕ НУЖЕН ВАМПИР. Матильда прокрутила ее вниз и прочла целиком. Она содержала просьбу Лидии, чтобы ее кто-нибудь укусил. Она искала любого вампира, ищущего себе жертву. В комментариях кто-то предложил ей Коулдтаун, а в рубрике ВСЕ ЗАГОЛОВКИ другой человек написал, что вампиры в Коулдтауне всегда заботятся о том, чтобы сохранить жизнь своему источнику питания, и это всем известно. Узнать, все ли комментарии Лидия прочла и каким из них поверила, было невозможно.

Беглецы из дома, наряду с извращенцами, идиотами и слезливыми пьяницами, постоянно появлялись в Коулдтауне. Считалось, что там идет непрерывная вечеринка — их вечеринка, оплачиваемая их же кровью. Но, попав внутрь, даже дети и родившиеся там младенцы уже никогда не могли покинуть город. Чтобы исключить такую возможность, стены Коулдтауна обнесли колючей проволокой и покрыли чесноком, их постоянно патрулировали военнослужащие Национальной гвардии.

Правда, люди говорили, что вампиры находят способы проникнуть во внешний мир. Возможно, это были только слухи, но Матильда вспомнила, что однажды прочла в новостях сообщение о документальном фильме, подтверждающем достоверность таких случаев. Однако самого фильма она не видела.

Вместе с тем все знали, что для человека есть один способ покинуть Коулдтаун, — родственники должны быть достаточно богатыми, чтобы позволить себе нанять охотника за вампирами. За каждого вампира, помещенного в Коулдтаун, охотник получал деньги от государства, но вместо денежного вознаграждения он мог взять ваучер — разрешение на освобождение одного человека. Один вампир — туда, один человек — оттуда.

По телевизору показывали популярный сериал в жанре реалити-шоу об одном из таких охотников, по имени Хемлок. Девушки развешивали постеры с его фотографиями в своих шкафчиках, нередко рядом с изображениями пойманных им вампиров.

У большинства людей не было таких денег, чтобы превзойти государство в оплате услуг охотника за вампирами. Матильда не думала, что они есть в семье Данте, и точно знала, что их нет у родных Джулиана. Единственным шансом было перехватить Лидию и Джулиана до того, как они окажутся в Коулдтауне.

— А что с Джулианом? — спросила Матильда.

Она долго не решалась задать этот вопрос, пока они шли по улицам и переулкам, которые становились все более безлюдными по мере приближения к воротам.

— Что ты имеешь в виду?

Данте пригнулся навстречу ветру: его долговязое щуплое тело не защищало организм от холода.

— Почему Джулиан пошел с ней? — Она постаралась, чтобы в голосе не прозвучала обида.

По ее мнению, Данте не смог бы этого понять. Он диджействовал в городском клубе и, по слухам, каждый день недели встречался с новой девушкой или с новым парнем. Похоже, единственным человеком, о котором он заботился, была его сестра.

Данте пожал своими узкими плечами:

— Может, он искал тебя.

Именно такой ответ ей и хотелось услышать. Она улыбнулась и позволила себе представить, как спасает Джулиана в тот момент, когда он собирается войти в Коулдтаун. И он скажет ей, что шел спасать ее, а потом они рассмеются и она не куснет его, несмотря на то что от его кожи веет таким теплом…

Данте щелкнул пальцами перед глазами Матильды, и она споткнулась.

— Эй! Перед тобой пьяная девушка, — сказала она. — Так что без фокусов!

Он усмехнулся.

Матильда и Данте обследовали все известные ей закоулки и места, где она спала на картонных подстилках рядом с другими беглецами, выклянчивала мелочь. В бумажнике у Данте была фотография Лидии, но никто из тех, кому он показывал снимок, ее не вспомнил.

Наконец перед входом в один из баров они встретили девушку, которая видела Лидию и Джулиана. Данте отдал ей все оставшиеся у него сигареты, и она рассказала, как это было.

— Они направлялись в Коулдтаун, — сообщила она, прикуривая. В дрожащем свете пламени зажигалки Матильда заметила мелкие ранки вдоль ее запястий. — Она говорила, что уже устала ждать.

— А что с парнем? — спросила Матильда.

Она вглядывалась в темно-красные корочки на засохших ранках девушки. Они были похожи на ниточки застывшего сахарного сиропа или на полоски морской соли на пляже, остающиеся на песке после отлива. Ей хотелось их полизать.

— Он сказал, что его подруга стала вампиром, — ответила девушка и глубоко затянулась. Выдохнув дым, она закашлялась.

— Когда это было? — спросил Данте.

Девушка пожала плечами:

— Наверное, часа два тому назад.

Данте вытащил свой мобильник и стал нажимать какие-то кнопки.

— Ну же! — бормотал он. — Давай загружайся.

— Что случилось с твоими руками? — спросила Матильда.

Девушка опять пожала плечами:

— Они купили у меня немного крови. Сказали, что она может понадобиться им там, внутри. У них были с собой настоящие профессиональные инструменты: острая бритва и такая специальная посудинка из стекла, с пластмассовой крышкой.

У Матильды от голода опять свело живот. Она отвернулась к стене, сделала медленный и глубокий вдох. Нужно срочно выпить!

— С ней что-то не так? — спросила девушка, обращаясь к Данте.

— Матильда! — позвал Данте.

Она повернулась к нему вполоборота. Он держал в руке мобильник. В блоге Лидии появилась новая запись, озаглавленная: БИЛЕТ ДО КОУЛДТАУНА В ОДИН КОНЕЦ.

— Тебе следовало поместить информацию об этом, — сказал Данте. — Например, в окне сообщений.

Матильда сидела на земле и колупала кирпичную стену, чтобы хоть чем-то занять руки. Данте бережно прижимал к груди вторую бутылку водки, которая была упакована в пакет из гофрированной бумаги и за которую он здорово переплатил.

— Информацию о чем? — спросила она, нахмурив брови.

— Об алкоголе. Про то, как он удерживает тебя от перевоплощения.

— Где, по-твоему, я должна про это сообщить?

Данте свернул крышку с бутылки и сам немного отпил. В этот момент Матильде показалось, что все его тело пышет жаром.

— В Сети есть форумы для людей, которым приходится сдерживать кого-нибудь в течение восьмидесяти восьми дней. Такие люди находят там друг друга, обмениваются советами, как удержать человека на привязи и что делать, если он умоляет дать ему крови. Ты ничего такого не видела?

Матильда покачала головой:

— Я уверена, что методы усмирения уже стали темой самых бурных обсуждений. Вряд ли я смогу сообщить что-нибудь такое, чего они еще не знают.

Данте усмехнулся, но это была горькая усмешка.

×