Самая холодная девушка в Коулдтауне, стр. 2

— Тогда с какой же стати ты меня разыскивал? — спросила Матильда.

Они много лет жили на одной улице, но никаких общих дел у них не было. Если она, пробегая по лужайке, видела, как Данте укладывает в автофургон свое диджеевское снаряжение, то махала ему рукой.

Матильда посмотрела назад, в витрину магазина. Мардэйв и Бен стояли у прилавка с коробкой пива и предназначенным ей ведерком для охлаждения вина. Они получали у клерка сдачу.

— Я надеялся, что тебя… э-э-э… уже нет в живых, — проговорил Данте. — От мертвой от тебя было бы больше пользы.

Слегка покачнувшись, она встала на ноги:

— Может, и от тебя тоже.

Яд истязал организм зараженного человека на протяжении восьмидесяти восьми дней. Она прожила только тридцать семь. Тридцать семь дней такой степени опьянения, которая позволяла противостоять настойчивым позывам кусать, грызть и проглатывать.

— Все вышло не так, — продолжал Данте, делая шаг по направлению к Матильде.

Он приблизился к ней настолько, что она почувствовала исходящее от него тепло, словно ее тело стали лизать язычки пламени. Она вздрогнула. Ее вены заныли от неудовлетворенной потребности.

— Я не смогу помочь тебе, — сказала Матильда. — Пойми, я не в состоянии помочь даже самой себе. Чего бы ты ни ждал от меня, это невозможно. Извини. Тебе надо уходить отсюда.

— Дело в том, что моя сестра Лидия и твой бой-френд Джулиан исчезли, — сообщил Данте. — Вместе. Она ищет того, кто бы ее укусил. Чего ищет он, не знаю, но ему наверняка угрожает опасность.

В то время как Матильда, открыв рот от изумления, слушала Данте, Мардэйв и Бен вышли из магазина. Бен нес на плече коробку, в руке у него был пакет.

— Этот парень пристает к тебе? — спросил он.

— Нет, — ответила Матильда, а потом, повернувшись к Данте, сказала: — Тебе лучше уйти.

— Подожди, — попросил Данте.

У Матильды скрутило желудок. Она начала трезветь, — казалось, что у нее из-под кожи распространяется запах крови.

Она запустила руку в сумку Бена, выхватила оттуда банку с пивом, с треском сорвала крышку и принялась слизывать выступившую пену. Она знала, что, если снова крепко не захмелеет, непременно попытается на кого-нибудь напасть.

— Боже мой! — произнес Мардэйв. — Остановись. Что, если тебя кто-нибудь увидит?

Матильда жадно пила пиво большими глотками прямо на улице. Бен рассмеялся, но это был недобрый смех. Он высмеивал пьяницу.

— Она инфицирована, — сообщил Данте.

Матильда стремительно повернулась и, не раздумывая, запустила в него уже почти пустой банкой.

— Заткнись, козел!

— Потрогайте ее кожу, — предложил Данте. — Ледяная. Когда это случилось, она убежала из дому, и с тех пор ее никто не видел.

— Я холодная, потому что на улице холодно, — попыталась объяснить Матильда.

Она почувствовала, как меняется отношение к ней Бена: из довольно ущербной особы, не брезгующей тем, чтобы переспать с незнакомцами, она превращалась в достаточно опасную личность, способную напасть.

— Ну-ка, — произнес Мардэйв и осторожно дотронулся ладонью до ее руки.

Она чуть не заурчала от наслаждения, ощутив прикосновение его горячих пальцев. Глядя на него, она улыбалась, надеясь в душе, что ее взгляд не был таким же голодным, как кожа.

— Ты мне и вправду нравишься, — сказала она.

Мардэйв отшатнулся от нее:

— Послушай, уже поздно. Может, встретимся как-нибудь в другой раз.

С этими словами он отошел назад. Ее так это разозлило, что она укусила изнутри свою собственную щеку. Во рту появился привкус меди, а перед глазами поплыл красный туман.

Пятьдесят семь дней тому назад Матильда была трезвой. У нее был бойфренд по имени Джулиан, и они вместе одевались в ее спальне. Он любил ходить в узких полуботинках на шнурках и наносить на веки блестящие тени. Она предпочитала классические футболки и сапоги со шнуровкой до колен, из-за чего Матильда и Джулиан постоянно опаздывали, потому что данная операция отнимала слишком много времени.

Одевшись, Матильда и Джулиан обычно бродили по улицам, заглядывали на вечеринки в клубах, если их двери были открыты (чаще всего их запирали от захода солнца до утренней зари). Матильда не отличалась беспечностью, но ей была свойственна некоторая беззаботность.

Это случилось на вечеринке у ее друга. В комнате было душно и жарко, и она злилась, потому что Джулиан и Лидия исполняли танец из мюзикла, в котором оба участвовали еще в школьном спектакле. Матильде захотелось глотнуть свежего воздуха. Она открыла окно и вылезла через него наружу, на лужайку перед домом, под раскачивающуюся гирлянду из зубчиков чеснока.

Там уже находилась одна девушка. Следовало обратить внимание на то, что выдыхаемый ею воздух не давал на холоде облачков пара. Но она этого не заметила.

— Нет ли у тебя огонька? — спросила девушка.

Огонек у Матильды был. Она сунула руку в карман, чтобы достать зажигалку Джулиана. Девушка вдруг схватила ее руку и заломила за спину. Когда Матильда ощутила на своей шее ледяные губы и холод вцепившихся в руку пальцев, она окончательно потеряла присутствие духа и ее первоначальный возглас удивления сменился воплем отчаяния. А затем Матильда почувствовала, как в ее кожу вонзились два осколка льда.

Попытки найти истоки распространения вампиризма приводят к единственной личности — Каспару Моралесу. Кино, книги и телевидение идеализировали вампиров, и то, что вампиры начали идеализировать самих себя, оказалось лишь вопросом времени.

Безумный романтик, Каспар решил, что не станет убивать своих жертв. Он лишь попьет немножко крови из каждой и уйдет, станет перемещаться из одного города в другой. К тому моменту, когда к нему присоединились другие вампиры — а впоследствии разорвали его на куски, — он успел заразить сотни людей. Новые вампиры, не имевшие понятия, как предотвратить распространение инфекции, заразили тысячи.

Когда первую вспышку болезни зафиксировали в Токио, сведения о ней приняли за журналистскую утку. Но затем пришли аналогичные сообщения из Гонконга и Сан-Франциско. Там вокруг зараженной территории военные построили заграждение.

Так возник первый Город Холодных — Коулдтаун.

По телу Матильды внезапно пробежала дрожь. Она почувствовала, как судороги возникли в мышцах спины и распространились на лицо. Пытаясь их унять, она обхватила себя руками, но они стали сильно дрожать.

— Если ты хочешь, чтобы я тебе помогла, дай мне немного выпить.

— Ты гробишь себя, — сказал Данте, покачав головой.

— Мне правда нужен еще глоток, — настаивала она. — И тогда я буду в порядке.

Данте снова покачал головой:

— Ты должна остановиться. Нельзя напиваться, чтобы уходить от своих проблем. Некоторые так поступают, я знаю. Подобный сюжет — киноклассика, но я не думал, что тебе настолько присуще лелеять собственный злой рок.

Она начала смеяться.

— Ты ничего не понимаешь. Когда я напиваюсь, у меня пропадает жажда крови. Смерть — единственное, что позволит мне оставаться человеком.

— Что-о?! — Он смотрел на Матильду так, словно не мог уловить смысл сказанного.

— Давай я все тебе растолкую: если ты сейчас не дашь мне немного выпить, я начну кусаться.

— Ах вот оно как! — Данте нащупал свой бумажник. — Да, хорошо.

Матильда истратила всю наличность, прихваченную из дому, в первые же несколько недель. Поэтому прошло уже немало времени, с тех пор как она могла дать денег какому-нибудь бомжу, чтобы тот пошел в винный магазин и купил ей водки.

В ближайшем темном переулке она с благодарностью отхлебнула из бутылки, которую ей дал Данте.

Несколько мгновений спустя из ее желудка вверх стало распространяться тепло и во рту появилось ощущение, будто он заполнен наркотиком и новокаином.

— Ты в порядке? — спросил Данте

— Уже лучше, — ответила она слегка заплетающимся языком. — Но я все равно не понимаю. Почему тебе нужна моя помощь, чтобы найти Лидию и Джулиана?

×