Морские приключения Лисенка, стр. 3

— Вы правы. Извините.

— Что привело тебя ко мне?

— Мне нужна одна буква…

— На какое время?

— Мне нужна буква «З». На неопределенное время.

— Хм! Буква тебе нужна… Хм!.. А почему именно буква «З»?

— Нужна и все.

— Что ты собираешься с ней делать?

— Играть. Сами знаете, мы, дети…

— Какая буква тебе нужна — заглавная или обыкновенная?

— А это имеет значение?

— Имеет?

— А нельзя ли что-нибудь среднее…

— Нет… Ты заказываешь мне букву, и я должен знать, какая буква тебе нужна. Это буква, не что-нибудь… Одно дело — буква заглавная, другое — обыкновенная.

— Ох, — вздохнул Лисенок — и буквы бывают главными и неглавными?

— А ты как думаешь?.. Постой, а зачем тебе так понадобилась буква, да еще буква «З»?.. Уж не надумал ли ты чего недоброго?

— Да что может ничтожная буква?

— Все! Когда буквами злоупотребляют, чего только не случается… Посоветуюсь-ка я лучше с женой… Слышишь, Филиниха, у меня тут просят букву!

Из дупла вылезла супруга Филина.

— Кто просит? — сонно поинтересовалась она.

— Лисенок… Ему очень нужна буква «З».

— То есть как это? — удивилась Филиниха. — Что получится, если каждый станет просить буквы? Так чего доброго все буквы заберут и нам ничего не останется.

— Вот и я ему то же говорю.

— Так дело не пойдет! — возмущалась Филиниха. — Ишь ты, готов все наши буквы раздать, бросаешься ими направо и налево!

На крик прилетела любопытная сорока Нешка.

— Что случилось, соседка? — спросила сорока.

— Мой умник раздает наши буквы!.. Взгляните на него только — готов все буквы раздать, нас без ничего оставить!

— Так нельзя, — вмешалась сорока Нешка. — Такие вещи надо хранить — на черный день, а не разбазаривать!..

— И я ему это говорю! — Филиниха совсем разошлась. — Полюбуйтесь на него только!.. Раздает, разбазаривает!..

На крики прилетели и другие птицы. Лисенок схватился за голову. Он уже проклинал себя за то, что обратился к Филину с этой просьбой. Наверху разразился настоящий скандал. Сорванец шмыгнул в заросли папоротника. Когда скандал поутих, он побежал на другой конец леса, к стройной и красивой серне Грациозе.

Грациоза стояла на полянке рядом со своим серненком Эди и говорила ему что-то непонятное, а Эди громко отвечал ей — коротко и четко, но тоже непонятно.

— Из Лийверпул э порт ин Ингленд? — спрашивала мама Грациоза.

— Иес, сэр!.. Лийверпул из э порт ин Ингленд, — отвечал серненок Эди.

— Говори не сэр, а леди! — поправила его мать. Лисенок воспользовался паузой и поздоровался:

— Доброе утро!

Мама Грациоза обернулась и улыбнулась. Потом посмотрела на своего сына и спросила:

— Эди, что надо ответить?

— Гуд морнинг! — ответил Эди и согнул в поклоне передние ноги.

Лисенок тоже согнул передние лапки в коленях, но потерял равновесие и упал в траву. Эди бросился ему на помощь, помог ему встать и шепнул на ухо:

— Замучали меня этим английским!

— Что привело тебя к нам, Лисенок? — поинтересовалась мама Грациоза.

— Пришел, чтобы вы написали мне букву «З». Вчера, когда мы играли, я вдруг забыл ее, а теперь она мне понадобилась, вот я и решил…

— Конечно! — улыбнулась мама Грациоза. — Сейчас же напишу ее… Где ее написать?

— Вот на этом листке.

Серна взяла карандаш и задумалась, потом снова улыбнулась, но на этот раз смущенно, и сказала:

— Как тебе объяснить?… У нас в доме изучают только международные языки, я немного подзабыла нашу азбуку. Я могу написать букву «З», но по-английски.

— А что это за язык?

— Да ты что? Это язык Шекспира!.. Эди изучает его, чтобы, когда вырастет, читать «Гамлета» в оригинале.

— Ладно, — согласился Лисенок, — напишите букву на этом языке.

— Только возьму авторучку. Не могу писать карандашом.

Мама Грациоза стала рыться в своей сумочке, а Лисенок тихо спросил у Эди:

— А что такое этот «Гамлет»?

— Ловкий убийца, действующий холодным оружием. Мне не терпится прочесть поскорее этот детектив.

Мама Грациоза изящным движением вывела Лисенку красивую английскую букву, тот поблагодарил ее и весело побежал дальше. Эди с завистью смотрел ему вслед до тех пор, пока его не привел в себя голос матери:

— Из Лийверпул э порт ин Ингленд?

— Мама, сколько раз тебе отвечать, что Ливерпуль — это порт в Англии?

Мама Грациоза вытаращила глаза, топнула ногой и крикнула:

— Эди, что это за тон?.. В наказание ты съешь сегодня два десерта!

Эди заплакал и тотчас дал правильный ответ по-английски, как того требовали его мать и всемирно известный учебник Экерсли.

А Лисенок продолжал охотиться за буквами.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ЗАПИСКА

На следующий день солнца не было. Небо закрывали тучи. Тихий лес погрузился в сумрак, его зелень и цветы потемнели. В сумраке лабиринты между деревьями казались таинственными подземельями. Лисенок выглянул из норы и удивился, что так глубоко спал перед столь важным днем. Его сестры Хитруша и Рыжуха уже играли на полянке, скакали и кричали, но не так весело, как обычно, так как без солнца чувствовали себя несколько странно. «Идеальная погода для побега, — подумал Лисенок. — Солнце словно нарочно не показывается. В таком сумраке можно осуществить тысячи планов».

Он нашел бумажку, разгладил ее лапами, в сотый раз придирчиво осмотрел.

Я на заседании. Не беспокойтесь. Вернусь через два месяца.

Лисенок.

Маленький непоседа на цыпочках выбрался из норы и приколол записку. Листок затрепетал на ветру.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. МИР — ЭТО НЕЧТО ПРЕКРАСНОЕ

Лисенок двигался медленно, так как избегал дорог, но все же успел до того, как выглянуло солнце, выбраться из Тихого леса. Он оказался возле дома Великого сыщика. Каменный дом Панцыря безмолвствовал. Из раскрытого окошка тянулась тонкая струйка дыма. Озорник подкрался к окну и стал рассматривать дым.

Принюхавшись, он уловил неприятный запах табака и понял, что это дымится знаменитая трубка сыщика. Здесь все напоминало ему об опасности, грозившей осуществлению его грандиозного плана. Встреча с Панцырем в самом начале нового увлекательного приключения была крайне нежелательна. Сыщик с первого взгляда мог раскрыть его замыслы и выдать его. И все же беглеца охватило любопытство — качество, присущее всему живым существам. Что сейчас делает Великий сыщик?

Лисенок обошел тихонько дом, заглянул в замочную скважину. Панцырь сидел в своем каменном кресле, читал газету и курил. Рядом с ним дымилось его утренняя чашечка кофе. Десятки журналов валялись на полу и на письменном столе легендарного сыщика.

— Ты, который подсматриваешь в замочную скважину, открой дверьми войди! — резко приказал хозяин.

Лисенок вздрогнул, от страха у него встали торчком уши. Проклиная свое любопытство, он робко раскрыл дверь и вошел в прокуренный кабинет.

Хозяин обернулся, посмотрел на непрошенного гостя, произнес:

— Здравствуй, Лисенок!.. Что привело тебя сюда?

— Меня?.. Я…

— Может, ты пришел на чашечку кофе?

— Возможно, — согласился озорник.

— Или хочешь поговорить о тех славных днях, когда я вызволил тебя из орлиного гнезда?

— Возможно…

— Это один из самых великих моих подвигов, — мечтательно произнес сыщик. — Дорого бы я дал за то, чтобы кто-нибудь снова бесследно исчез…

У Лисенка бешено колотилось сердечко. Он весь дрожал, но понимал, что нельзя все время молчать.

— Да, — выдавил он из себя. — Но… Вы… Как вы догадались, что я гляжу в замочную скважину?

Великий сыщик выпустил кольцо дыма и отложил в сторону газету. На его лице появилась его знаменитая загадочная улыбка.

— Пусть это останется моей тайной.

— О, прошу прощенья, я не хочу выпытывать чужие тайны, как не хочу, чтобы кто-то выпытывал мои.

— Ты прав, — согласился Панцырь. — У каждого свои маленькие и большие тайны.

×