Персона нон грата, стр. 2

Но есть еще одна сила, которая делает все возможное, чтобы и «А», то есть «Джильямс», и «Б», будто «ЮКОС» или «ЛУКОЙЛ», свалились со скользкой прибалтийской «трубы». А именно, Тюменский нефтегазовый концерн: эта известная компания, неожиданно для многих, не так давно озвучила свое желание приобрести крупный пакет акций концерна «Мажейкю Ойл»…

Звук полицейской сирены вырвал Сергачева из состояния глубокой задумчивости.

Водитель Пошкуса, хотя и негромко, чертыхнулся – до нужного поворота осталась каких-то пара километров, – все же дисциплинированно приткнулся у обочины шоссе, в нескольких метрах от автомобиля с мигалкой, который только что нагнал их джип.

– Альгирдас, что-нибудь не так? – поинтересовался Сергачев.

– Не стоит беспокоиться, Вадим, – полуобернувшись, быстро произнес Пошкус. – Это какое-то мелкое недоразумение.

Только сейчас Сергачев смог хорошенько разглядеть нагнавший их транспорт: это был «Фольксваген Вента», автомобиль белого цвета, оснащенный полицейской атрибутикой – зеленой полосой, эмблемой сбоку и синим проблесковым маячком.

Из «Фольксвагена» выбрались трое сотрудников, экипированных в темно-зеленую форму. Один подошел к джипу со стороны водителя, который лениво приспустил боковое стекло, другие двое пока были в роли статистов.

Сотрудник полиции и водитель джипа принялись о чем-то оживленно беседовать. Пошкус тоже подал со своего места пару недовольных реплик… Поскольку разговор велся на литовском, Сергачев не понял, о чем они спорили.

Наконец полицейский жестом попросил водителя выйти из машины. Пошкус извлек из кармана сотовый – скорее всего, собирался потревожить какое-то местное начальство, – но затем, хмуро покачав головой, вернул трубку на место.

– Почему они нас остановили, Альгис? – негромко спросил Сергачев.

– Говорят, мой водитель превысил скорость, – пояснил Пошкус. – У нас за это полагается крупный штраф… Врут, конечно, ничего мы не нарушали! Черт… Как-то даже неловко перед вами, Вадим…

– Ничего страшного, – сказал Сергачев. – У нас такое тоже далеко не редкость.

События вдруг стали принимать неожиданный для них оборот.

– Что?! – резко произнес Пошкус. – Обыскивать? Моего водителя?! Да они с ума сошли!!

Выбравшись из машины, он решительно направился к «Фольксвагену», подле которого, поставив водителя джипа в классическую позу, сотрудники полиции уже вовсю шмонали его.

Откуда-то, словно из-под земли, появились еще трое мужчин, но уже не в форме, а в штатском (Сергачев даже не заметил, как возле них притормозила темно-синяя иномарка.) Один из них присоединился к компании возле полицейского «Фольксвагена», другие двое направились к джипу, в котором оставался лишь Сергачев. Причем у одного из этой парочки через плечо свисал короткоствольный «калаш».

Мужчина в штатском, распахнув заднюю дверцу джипа, сказал что-то по-литовски, затем, убедившись, что его команду не поняли, повторил по-русски:

– Выйдите, пожалуйста, из машины!

Сергачев нехотя подчинился. Несмотря на заявленный протест, его не только обыскали, но и изъяли все, что у него при себе имелось: загранпаспорт, портмоне и сотовый телефон.

Эта неприятная для Сергачева процедура отняла у двух мужчин в штатском немного времени. Их коллеги тоже действовали быстро и сноровисто: водителя, с вывернутыми за спину руками, скованными наручниками, сунули в «Фольксваген», Пошкуса же, которого также скрутили двое, поместили в темно-синюю иномарку…

Сергачева, на чьих запястьях теперь тоже красовались «браслеты», водворили обратно на заднее сиденье джипа, где компанию ему составил один из «штатских» (второй уселся за руль, заняв место задержанного водилы).

Черный «мерс», пристроившись к полицейскому «Фольксвагену», покатил в неизвестном Сергачеву направлении.

– Куда вы меня везете? – угрюмо спросил Сергачев.

Он хотел добавить, что кое-кто ответит за допущенный произвол, но в следующее мгновение ему пришлепнули на губы полоску клейкого лейкопластыря.

– Скоро узнаешь, – процедили над ухом.

Водитель что-то добавил, но уже на литовском, после чего в салоне джипа прозвучал недобрый смех…

Сергачев предположил, что его, а заодно и Пошкуса с водителем, эти люди везут в местный полицейский участок. Или в какую-нибудь контору, аналогичную российской ФСБ. Вполне возможно, что изыскательская деятельность Пошкуса привлекла к его персоне внимание местных спецслужб (хотя у Альгирдаса среди своих соотечественников, что называется, «все схвачено»). Но почему они тогда решили действовать столь поспешно? Неужели прибалты так топорно работают?..

Но ему, Сергачеву, по-любому ничего в этой ситуации не грозит. Его-то эти местные пинкертоны не взяли с поличным?! Но даже если бы прихватили его с какой-то «информацией, представляющей коммерческую тайну»? При том, что он и не собирался прятать добытые Пошкусом документы в своем дорожном чемодане? Что дальше? А ни-че-го…

Попросили бы вежливо покинуть их маленькую, но гордую республику, аннулировав многократную визу. Это максимум, на что они могли бы в данной ситуации решиться…

Ехали они не долго, минут десять, причем почти сразу свернули с Укмяргского шоссе на какой-то проселок.

Остановились в какой-то глухомани, где, кажется, нет никаких признаков человеческого жилья. Странно, однако… Сергачев предполагал, что эти люди доставят их с Пошкусом если не в Вильнюс, то в Паневежис, другой крупный литовский город. Он допускал, что их там могут допросить – вот только на какой предмет? – а затем отпустят. Его-то уж точно обязаны освободить (да еще с извинениями!). Но похоже на то, что все его предположения оказались ошибочными…

Все те же двое мужчин, одетых в штатское, не особо церемонясь, извлекли Сергачева из джипа. Его ноздрей сразу коснулся неприятный запашок гнили и разложения. Насколько он мог разобраться, они находились сейчас на берегу какого-то заболоченного водоема, использовавшегося некогда для сброса сточных вод. Здесь стояли только две машины; темно-синяя иномарка, в которую упаковали Пошкуса, подевалась неизвестно куда…

В голубоватом свете фар на берегу водоема возникли еще три фигуры: двух мужчин, одетых в полицейскую форму, тащивших за собой водителя Пошкуса, у которого по-прежнему были сзади скованы руки.

У Сергачева в этот момент подогнулись ноги, но двое крепышей, державших его за локти, не позволили ему потерять равновесия…

Самым странным – и даже страшным – было то, что эти люди, что привезли его сюда, не задавали ему никаких вопросов.

Двое полицейских, или кто там они были на самом деле, кое-как втащили обезоруженного ими еще ранее водителя на бетонированный выступ, смахивающий на огрызок причала. Один из них… да, ударил рукоятью пистолета свою жертву по затылку. Другой споро навинтил на дуло пистолета глушитель… Выждав несколько секунд, дважды выстрелил жертве в голову.

Вдвоем с напарником они перевернули на бок убитого только что водилу, освободили его руки от наручников, затем, продолжая действовать все в том же темпе, прикрутили проволокой к свежеиспеченному покойнику какую-то увесистую металлическую штуковину (очевидно, чтобы труп не всплыл).

Взявшись с двух сторон, осторожно, стараясь не перепачкаться, опустили труп в черную зловонную жижу…

Кажется, это было последнее, что видел Вадим Алексеевич Сергачев, сотрудник крупной российской нефтяной компании, приехавший в Вильнюс для выполнения некоей секретной миссии. «Ну что же ты, папа?.. – прозвучал напоследок в его мозгу укоризненный голос сынишки. – Я ведь тебя спрашивал про «трубу», а ты эту загадку так и не разгадал…»

Глава 1

КАК ОТВРАТИТЕЛЬНО БЫВАЕТ ПО УТРАМ

Процесс опохмела не терпит суеты… Тут все должно быть выверено, как в аптеке. Особенно важно правильно подобрать лекарство, ювелирно отмерить, своевременно принять живительную дозу внутрь, задавить желание «повторить», а потом найти в себе силы для того, чтобы включиться в хлопотную повседневную жизнь.

×